Как?!

Хава-Броха Корзакова 1 августа 2017
Поделиться

Свиток Эйха («Плач Иеремии»), который по традиции читают Девятого ава, начинается с горестного восклицания: «Как (эйха) одиноко сидит столица, (некогда) многолюдная, стала подобна вдове. Великая среди народов, владычица областей стала данницей!» (Эйха, 1:1). Весь день Девятого ава, напоминающий о разрушении Первого и Второго храмов, наполнен скорбью, поэтому в этот день не делают ничего, связанного с радостью: не едят, не пьют и даже не учат Тору. Но разве может быть такой день, когда евреи совсем‑совсем не учат Тору?

Разумеется, нет! Законы Девятого ава разрешают и даже требуют продолжения учебы. Просто в этот день изучают только то, что вызывает скорбь, например законы траура из трактата «Моэд катан», отрывки из трактата «Гитин», рассказывающие о разрушении Храма, книгу Иова с комментариями. И, разумеется, комментарии на Свиток Эйха.

Один из древнейших сборников таких комментариев — это мидраш «Эйха раба» Составление мидраша Эйха раба относят к VII веку н. э., поскольку в нем упоминается «царство Ишмаэля», следовательно, он не мог быть составлен раньше арабского завоевания. По другим мнениям, большая часть мидраша сформировалась еще до V века н. э. . Логично, что один из первых вопросов, который задают себе толкователи, — это вопрос «как?». Не только потому, что именно с этого слова начинается свиток. Две величайшие катастрофы в истории еврейского народа, в результате которых случились все последующие бедствия, — как они могли произойти с нами, ведь Всевышний так любит нас?

Естественно, что и в горестном восклицании, открывающем свиток, мудрецам слышится тот же вопрос.

Во вступлении (Птихте) к мидрашу толкователи пытаются найти ответ: «Рабби Аба бар Каана истолковал это при помощи стиха: “Есть ли такой мудрец, который понял бы это и с кем говорил бы Г‑сподь, — пусть объяснит он, за что погибла страна, опустошена, как пустыня, так что никто не проходит [там]. И сказал Г‑сподь: за то, что оставили они Тору Мою, которую Я дал им, и не внимали голосу Моему, и не следовали ему…” (Ирмеяу, 9:11–12)». Толкователь, как всегда, рассчитывает на то, что слушатель (а мидраши, в большинстве своем, первоначально были фрагментами из выступлений, проповедей, которые произносились перед достаточно грамотной аудиторией) знает продолжение стиха: «…А следовали произволу своего сердца, и баалам, как научили их отцы их» (там же, 13). То есть ответ пророка Ирмеяу, который считается автором Эйха, таков: причиной разрушения Храма были «произвол сердца» (см. далее), а также следование «баалам», то есть языческим божествам.

Мудрецы Талмуда отвечают на вопрос «как?» похожим образом: «Первый храм — почему он был разрушен? Потому что в нем были три вещи: идолопоклонство, кровосмешение и пролитие крови» (Йома, 9б).

Однако, если авторам мидраша было бы достаточно этого толкования, они бы не выступали с собственными толкованиями. Мидраш дает одновременно и логичный, и парадоксальный ответ: «Учил рабби Шимон бар Йохай: Если ты видел города, которые срывают с их мест в Стране Израиля, знай, что там не платили переписчикам Торы и учителям, ибо сказано: “За что погибла страна?.. И сказал Г‑сподь: за то, что оставили они Тору Мою…”»

С одной стороны, логично — так говорит сам пророк. С другой стороны, он этим не ограничивается, — по его мнению, именно оставление сынами Израиля Торы и стало причиной того, что они стали следовать «произволу сердца» и «баалам», а наказаны они были именно за это. Однако у мудрецов другое мнение: «Рабби Рабби Йеуда а‑Наси. посылал к рабби Аси и рабби Ами, чтобы они пошли и устроили город в Стране Израиля. Они приходили в город и говорили: Пусть придут к нам стражи города! — И приходили к ним главы стражи и дозора. И говорили им (рабби Аси и рабби Ами): Это стражи города? Это разрушители города! — Сказали им те: А кто такие “стражи города”? — Сказали они им: Это переписчики Торы и учителя, которые обдумывают, и повторяют, и сохраняют Тору днем и ночью, во исполнение сказанного: “[Да не отходит эта книга Торы от уст твоих,] и размышляй о ней днем и ночью…” (Йеошуа, 1:8)».

То есть те, кто охраняет город, — в том числе от кровосмешения и пролития крови! — «стражами» вовсе не являются!

Рабби Аси и рабби Ами также рассчитывают на то, что их собеседники знают продолжение стиха: «…Чтобы в точности исполнять все написанное в ней, тогда удачлив будешь на своем пути и преуспеешь» (там же), и подкрепляют свои слова цитатой из Псалмов: «Если Г‑сподь не созидает дома, напрасно трудятся строящие его; если Г‑сподь не стережет города, напрасно усердствует страж» (Теилим, 127:1).

На первый взгляд ответы Ирмеяу и его толкователей как минимум схожи, если не совпадают: народ Израиля оставил Тору — учение Всевышнего, из‑за этого стал поступать своевольно, в том числе нарушая самые суровые запреты Писания, а из‑за этого Иерусалим и находившийся в нем Храм были разрушены. Однако мидраш уточняет: «Рабби Уна и рабби Ирмия от имени рабби Шмуэля, сына рабби Ицхака, сказали: Мы нашли, что простил Речь, по всей видимости, идет не о настоящем прощении (иначе в тексте был бы употреблен другой глагол — махаль), а о том, что наказание за эти грехи было отложено на неопределенный срок, а наказаны сыны Израиля были за другое, а именно за пренебрежение Торой. О различных видах прощения и отмены наказания за грехи см. сочинение еврейского мыслителя и мистика XVI века рабби Моше Кордоверо Томер Двора (Пальма Дворы). (витер) Святой, благословен Он, идолопоклонство, кровосмешение и пролитие крови, но не простил пренебрежение Торой, как сказано: “За что погибла страна?” Не сказано здесь: “За идолопоклонство, кровосмешение и пролитие крови”, однако сказано: “За то, что оставили они Тору Мою”. [И еще сказано]: “За то, что отцы ваши оставили Меня, — сказал Г‑сподь, — и последовали за другими богами, и стали служить и поклоняться им, а Меня оставили и Тору Мою не соблюдали” (Ирмеяу, 16:11)».

Как мы могли бы подумать, эти слова пророка означают, что главной виной народа Израиля было идолопоклонство, которое, в свою очередь, явилось следствием оставления Торы. Однако мудрецы не это имеют в виду. Поэтому мидраш уточняет еще раз: «Рабби Уна и рабби Ирмия от имени рабби Хии бар Абы сказали: Написано: “А Меня оставили и Тору Мою не соблюдали”, — если бы оставили Меня и соблюдали Мою Тору! Благодаря тому, что занимались бы ею, светильник, который в ней заключается, возвратил бы их к добру. Рабби Уна сказал: Речь идет об изучении Торы, даже не ради нее самой, ибо благодаря ее изучению не ради нее самой приходит ее изучение ради нее самой. Сказал рабби Йеошуа бен Леви: Каждый день Глас с небес (бат коль) выходит с горы Хорев и говорит: “Горе людям из‑за оскорбления Торы!”»

Шмуэль толковал об этом от имени рабби Шмуэля бар Ами: когда [враждебное] царство издает враждебный для народа Израиля указ и этот указ выполняется? Когда народ Израиля отбрасывает слова Торы. Разве не об этом сказано: «И будет преступно (ба‑феша) послано войско (цава) на [отмену] ежедневной жертвы (тамид), [и правда сброшена будет наземь, и преуспеет оно в деяниях своих]» (Даниэль, 8:12)? Войско — это злодейские царства, как сказано: «И будет в тот день: накажет Г‑сподь воинство небесное в вышине и царей земных на земле» (Йешаяу, 24:21). «Ежедневная жертва» — это сыны Израиля, как сказано: «И размышляй о ней днем и ночью…» (Йеошуа, 1:8). «Преступно» — преступно по отношению к Торе.

Все время, пока сыны Израиля бросают слова Торы на землю, [злодейское] царство издает жестокие указы, и они выполняются, как сказано: «И правда сброшена будет наземь…» (Даниэль, 8:12), а ведь нет другой правды, кроме Торы, как сказано: «Правду купи и не продавай мудрости и учения и разума» (Мишлей, 23:23). Если бросишь слова Торы на землю, сразу преуспевает злодейское царство; разве не об этом сказано: «и преуспеет оно в деяниях своих» (Даниэль, там же)?

Сказал рабби Йеуда бен Пази: «Израиль отбросил благое; враг будет преследовать его» (Ошеа, 8:3), а «благое» — это всегда Тора, как сказано: «Потому что я преподал вам благое учение. [Не оставляйте заповеди моей]» (Мишлей, 4:2).

Сказал рабби Аба бар Каана: не было у народов мира философов, подобных Биламу бен Беору и Авнимусу из Гадары Имеется в виду Эномай из Гадары, философ‑киник, живший во II веке н. э., согласно еврейским источникам, друг рабби Меира. . Сказали им (представители злодейского царства): «Можем ли мы напасть на этот народ?» — Сказали они им: «Идите и пройдитесь по их домам собрания. Если там пищат дети, вы не сможете их преодолеть, потому что обещал им Отец их и сказал им: “Голос, голос Яакова; а руки, руки Эсава” (Берешит, 27:22), — все время, пока голос Яакова раздается в домах собрания и домах учения, руки — не Эсава (то есть Эсав не может превозмочь), а все время, когда его голос не слышится в домах собрания и домах учения, руки — Эсава (то есть Эсав владеет ситуацией)».

И еще он говорит: «За то, как солому съедает язык огня @Благодаря и как сено тлеет в пламени, так корень их станет тленом, и цвет их поднимется, как пыль…» (Йешаяу, 5:24). Разве солома съедает огонь? Разве не свойственно огню съедать солому, а ты говоришь: «как съедает солома язык огня?» Однако «солома» — это дом Эсава, как сказано: «И на горе Сион будет спасение, и будет она святыней, и получит дом Яакова во владение наследие свое» (Овадья, 1:17). А «язык огня» — это дом Яакова. «Сено тлеет в пламени» — это дом Йосефа. «Корень их станет тленом» — это праотцы, что являются корнями народа Израиля. «Цвет их поднимется, как пыль» — это [десять] колен, что были цветом народа Израиля.

Сказал рабби Юдан: «За что?» — «Ибо отвергли они Тору Г‑спода Воинств и презрели слово Святого Израилева» (Йешаяу, 5:24, продолжение стиха). «Ибо отвергли они Тору Г‑спода Воинств» — это Письменная Тора. «И презрели слово Святого Израилева» — это Устная Тора. И когда бросили они слова Торы на землю, стал Ирмеяу оплакивать их: «Как?!»

Итак, пророк Ирмеяу, по мнению мудрецов, не просто оплакивает разрушенный Храм. Задавая в самом начале своей траурной песни вопрос, он тем самым косвенно побуждает аудиторию также задавать вопросы, ответы на которые следует искать в Танахе, причем не только в тех текстах, которые говорят непосредственно о разрушении Храма, но и в других, как это обычно и происходит в мидраше.

Девятого ава не принято изучать Тору ради удовольствия. Однако уже в мидраше Эйха раба утверждается, что это не отменяет изучения Торы, ведь именно за пренебрежение ею был разрушен Первый храм! Следовательно, в этот день все‑таки следует учиться. Вероятно, именно эти занятия и отражены в Эйха раба.

Поделиться