Пуримшпиль: из истории жанра

Рита Гензелева 7 марта 2017
Поделиться

События, описанные в Свитке Эстер, или книге Эсфири, оставили неизгладимый след в исторической памяти евреев. Победа Мордехая и Эстер над Аманом, вечным врагом их народа, положила начало веселому празднику Пурим. «Пиршество и веселие», предписанные евреям в этот праздник, вызвали к жизни многие жанры пуримского фольклора: стихи и поэмы, шутки и анекдоты, пословицы и поговорки, песни и пародии.

Самым популярным праздничным жанром стали игровые представления — пуримшпили (purimshpiels).

Это их наименование появилось в еврейских общинах Германии только на рубеже XV–XVI веков по аналогии с названием христианских рождественских представлений — фастнахтшпилей (fastnachtshpiels).

Однако сами пуримские представления были значительно старше своего теперешнего наименования. Их появлению предшествовал многовековой еврейский пуримский фольклор, с которым дает возможность познакомиться уникальная «Пуримская антология», опубликованная в 1949 году в Филадельфии The Purim Anthology by Philip Goodman. Philadelphia, 1949.
.

Чтение Свитка Эстер в синагоге. Ксилография. Франкфурт‑на‑Майне. 1733

Еврейские шутки и анекдоты, при всем их многообразии, объединены особенностями Jewish wit — еврейского остроумия.

Теодор Рейк (1889–1964), автор книги с одноименным названием, был убежден, что Jewish wit — это «смех, направленный на самих себя, отражающий эмоциональную и ментальную жизнь народа» Reik T. Jewish Wit. New York, 1962. P. 21. , тогда как еврейские шутки и анекдоты, рассказываемые неевреями, по словам З. Фрейда, «почти всегда выглядят грубым шутовством, где подлинное остроумие вытеснено тем, что еврей предстает комической фигурой в глазах постороннего».

Иначе обстоит дело с шутками евреев о своих соплеменниках.

Таков, к примеру, анекдот из «Пуримской антологии», озаглавленный «Слабая память»:

 

Богатый человек забыл послать пуримский подарок меламеду, учителю своего сына, хотя тот предварительно вежливо напомнил ему о подарке. Вскоре после праздника меламед велел ученику спросить своего отца, почему Авель убил Каина. Ученик точно передал отцу вопрос учителя. На следующий день отец ученика прибежал к учителю и возмущенно закричал: «Как ты смел задать мальчику такой вопрос? Ведь это Каин убил Авеля!» — «Да? Ты в этом уверен? — спокойно ответил учитель. — Такой древний эпизод ты смог запомнить, а послать на Пурим подарок учителю твоего сына — этого ты вспомнить не смог, а ведь я напомнил о подарке только два дня назад!»

 

Комизм анекдота реализуется в полной мере только в аудитории, хорошо знакомой с историей об Авеле и Каине, приведенной в самом начале Торы. Такая аудитория чувствует комизм и получает от него удовольствие.

Жанровая история пуримшпиля привлекала внимание историков и фольклористов Якова Шацкого, Игнация Шипера, Израиля (Сергея) Лазаревича Цинберга и Моисея Яковлевича Береговского.

Историк, литературовед и фольклорист Яков Шацкий (1893–1958), автор монографий «Архив истории еврейского театра и драмы» и «Судьба еврейской драмы», полагал, что «история пуримских пьес не может быть изучена полностью и даже сколько‑нибудь удовлетворительно. Окутанные молчанием столетий, игнорируемые историками еврейской культуры, эти произведения народного театрального таланта стали более или менее известны только в последние три десятилетия».

Прототипом пуримских актеров, по мнению Я. Шацкого, был еврейский свадебный шут — бадхан. Его выступления состояли из пародийных монологов и скетчей, в которых он комически имитировал местных персонажей и узнаваемые типы еврейской общественной жизни. Кроме того, в репертуар бадхана входили морализаторские сценки в форме диалогов между Добром и Злом, Летом и Зимой, Ученым и Невеждой. Выступления бадхана дополнялись клоунами, акробатами, чревовещателями, которых специально приглашали для увеселения зрителей.

Сохранившаяся копия самого старого пуримшпиля датирована 1697 годом, но оригинал, вероятнее всего, был создан гораздо раньше. Из Германии вместе с эмигрантами пуримшпили попали в Польшу и там были приспособлены к местным интересам и конкретной обстановке. На протяжении столетий тексты пуримских пьес не подвергались существенным изменениям. Польский историк и юрист Игнаций (Ицхак) Шипер (1884–1943) был видным общественным деятелем польского еврейства в период между двумя мировыми войнами. Он готовился стать юристом, изучал юриспруденцию в Кракове и Вене, но увлекся политикой и с 1919‑го по 1927 год был депутатом польского сейма. Вместе с тем он участвовал в создании Института еврейской истории, был директором Еврейского академического дома в Варшаве. Во время фашистской оккупации Польши Шипер был в числе узников Варшавского гетто, оттуда был отправлен в концлагерь Освенцим, где умер от голода.

Творческим итогом его жизни была двухтомная история еврейского театра, завершенная в 1925 году. По мнению автора, жанр пуримшпиля появился у евреев только в XVII веке по образцу произведений средневековых немецких поэтов‑певцов — мейстерзингеров, исполнявших песни на религиозно‑поучительные и светские темы. Образцом для первых пуримшпилеров была немецкая обработка английской драмы об Эсфири, исполнявшаяся английскими комедиантами, кочевавшими по Германии и западнославянским странам. Оригинальный еврейский текст мог возникнуть не раньше 1620 года, после публикации в Германии английской пьесы в немецкой обработке. Из этого текста сохранились только три фрагмента, в которых видна его близость к пьесе английских комедиантов. Труд Шипера включал обширный фактический материал, но его идея о подражании пуримшпилеров инонациональным образцам была глубоко ошибочной.

Музыканты Фрагмент Свитка Эстер. Эльзас. XVIII век

Значительный вклад в исследование еврейской культуры, журналистики, литературы и еврейского театра внес Израиль (Сергей) Лазаревич Цинберг (1873–1939). Он был доктором философии, крупным ученым‑химиком, журналистом и преподавателем истории еврейской литературы и языка идиш. С 1915 года Цинберг работал над многотомной «Историей еврейской литературы европейского периода», призванной описать и осмыслить огромный пласт еврейской культуры и литературы.

Пуримские представления, по свидетельству Цинберга, давались уже в гаонический период, то есть в раннее Средневековье.

В день праздника «сжигали изображения Амана, изготовленные из дерева и тряпок. Особенно привились подобные представления в Италии, где устраивались настоящие маскарады. Средневековым еврейством была создана целая литература разных шуточных стихотворений и пародий, распевавшихся в этот день молодежью. Эти пародии и сатиры были написаны как на иврите, так и на разговорных языках евреев Европы — на идише и ладино. Особого расцвета драматические представления достигли в среде немецкого еврейства. Этому способствовало то, что в XVI веке появилось много библейских комедий, большинство из которых были связаны с жизнеописаниями Мордехая и Эстер. Исполнителями пуримшпилей чаще всего были учащиеся ешив — ешиботники, ремесленники, молодежь из беднейших слоев населения.

Особую роль в собирании и изучении пуримшпилей принадлежала музыковеду и фольклористу Моисею Яковлевичу Береговскому (1892–1961), автору пятитомника «Пуримшпиль. Еврейские народные музыкально‑театральные представления».

М. Я. Береговский был убежден, что все пуримшпили были пьесами светскими, несмотря на то что были построены на библейских сюжетах. С одной стороны, основной идеей всех пуримшпилей было восхваление Б‑га, не оставляющего евреев во время самых тяжелых бедствий, а с другой стороны — во многих пуримшпилях содержался пародийный элемент и высмеивались религиозные обряды и обычаи. В каждой пьесе непременно присутствовал элемент развлекательности. Анонимные авторы расширяли круг персонажей, включая в их число шута и забавника.

М. Я. Береговский. Киев. 1948

Труппы пуримшпилеров состояли исключительно из мужчин, исполнявших также и женские роли. Однако автор приводит сведения о давнем пуримшпиле в городе Шмихов в Богемии, где роль Вашти исполняла женщина, торговавшая на базаре вареными грушами. Она обладала прекрасным голосом, и при исполнении ею прощальной песни Вашти все слушатели были растроганы до слез. Исполнители пуримшпилей получали за свою игру вознаграждение деньгами или угощением. При исполнении пьесы на дому это вознаграждение давал хозяин дома, а при публичных выступлениях оно поступало от продажи билетов, которые заранее разносили по домам. Часть вырученной суммы предназначалась на благотворительные нужды.

Публичные постановки обычно происходили либо в синагоге, либо в просторной комнате состоятельного хозяина, а иногда — в большом сарае. Исполнители устраивали подиум из столов, дощатый настил, самые примитивные декорации и занавес. Исполнение пьесы нередко занимало весь вечер.

Иначе происходили домашние постановки. В течение всего дня и праздничного вечера пуримшпилеры ходили по дворам и там разыгрывали свою пьесу при «устных декорациях», но в театральных костюмах и в гриме. Целиком пуримшпиль исполнялся только в домах зажиточных хозяев, где можно было рассчитывать на лучшее вознаграждение или более обильное угощение. В остальных домах представлялись две‑три короткие сцены.

Домашние и публичные спектакли отличались не только по оформлению, но и по составу исполнителей, а отчасти и по репертуару. В публичных постановках участвовали преимущественно ешиботники, учителя и их помощники, синагогальные служки и т. п.

Исполнителями пуримшпилей, записанных М. Я. Береговским, были портные, сапожники, жестянщики, пекари, извозчики.

Автор книги особо подчеркивает, что труппы ремесленников и подмастерьев были постоянным и повсеместным явлением.

Не было местечка, даже самого маленького, где бы регулярно ни действовала по крайней мере одна такая группа, из года в год дававшая свои представления.

Пуримшпили стали также объектом исследования израильского литературоведа, пишущего на языке иврит, профессора Аувы Белкин.

По ее наблюдению, «в пуримшпилях воплощены два уровня праздника Пурим: священная книга Свиток Эстер и популярная культура, обычаи которой Пурим взял взаймы у карнавала. <…> Примшпиль содержит символы с общим интеллектуальным и эмоциональным значением для всего общества. Эти символы отражают историю общества и его современный коллективный опыт. Здесь ярко выражены солидарность еврейского общества перед лицом несчастий и его триумф над внешним врагом. Этот жанр предлагает определенное облегчение от общественного напряжения» Белкин А. А‑Пуримшпиль.
Июним театрон а‑йеуди а‑амами.
Иерусалим: Мосад
Бялик, 2002. С. 82.
.

Свидетельством продуктивности этого жанра служит его реанимация в 1970–1980‑х годах активистами еврейского движения за право на свободу репатриации из бывшего СССР, веселые детские пуримшпили на русском и английском языках в Бостоне, где проживают многочисленные выходцы из России, Украины и других регионов бывшего СССР, а также молодежные пуримшпили в Израиле. 

Пуримские музыканты. Гравюра. Прага. 1741

 

Поделиться

Идеи Пурима

События Пурима произошли, когда евреи были в изгнании, и после того, как свершилось чудо, евреи все еще оставались в порабощении. В Мегилат Эстер рассказывается – и мудрецы объясняют это более подробно, – что с материальной точки зрения персидское владычество не было тяжелым. Евреев пригласили на царскую трапезу, Мордехай был одним из высокопоставленных людей при царском дворе, да и еврейка Эстер стала царицей. И именно в это время злодей Аман решил истребить евреев. Откуда у него взялась смелость для этого?