Суккот во времена Эзры

Марина Карпова 2 октября 2017
Поделиться

С именем книжника Эзры, жившего в начале эпохи Второго храма, связана не только одноименная книга Танаха, но и многочисленные религиозные реформы, определившие дальнейший облик еврейской религии. В частности, именно Эзре традиция приписывает создание «окончательной редакции» текста Торы. Согласно Талмуду, трактату Софрим, в свитках, сохранившихся после разрушения Храма, имелись разночтения, и ни об одной версии нельзя было с уверенностью сказать, что она соответствует тексту, полученному Моше. Поэтому Эзра и его сподвижники выбрали три версии, сохранившиеся лучше других, и на их основе составили текст Торы, известный нам сейчас.

Книжник Эзра. Педро Берругете. Музей в Паредес-де-Нава, Паленсия, Испания. Около 1500 года

Закончив свой труд, Эзра, говоря современным языком, устроил публичную «презентацию». В Рош а-Шана близ Водяных ворот Иеру­салима был воздвигнут деревянный помост, и вокруг него собрались все жители города. Взойдя на помост в окружении левитов, Эзра развернул свиток Торы, «и читал из него от рассвета до полудня, пред мужчинами и женщинами и всеми, которые могли понимать; и уши всего народа были приклонены к книге Закона» (Нехемья, 8:3).

Обсуждение услышанного продолжилось и на следующий день. И тут выяснилось, что в течение многих поколений евреи не исполняли одну из заповедей Торы – жить в «кущах» (специальных шалашах) во время праздника Суккот: «На другой день собрались главы поколений от всего народа, священники и левиты к книжнику Эзре, чтобы он изъяснял им слова закона. И нашли написанное в законе, который Г‑сподь дал чрез Моше, чтобы сыны Израилевы в седьмом месяце, в праздник, жили в кущах. И потому объявили и провозгласили по всем городам своим и в Иерусалиме, говоря: пойдите на гору и несите ветви маслины садовой и ветви маслины дикой, и ветви миртовые и ветви пальмовые, и ветви других широколиственных дерев, чтобы сделать кущи по написанному. И пошел народ, и принесли, и сделали себе кущи, каждый на своей кровле и на дворах своих, и на дворах дома Б‑жия, и на площади у Водяных ворот, и на площади у ворот Эфраима» (Нехемья, 8:13-16).

То, что на первом обсуждении речь зашла о празднике Суккот, вполне понятно: он наступает 15 тишрея, то есть всего через две недели после Новолетия, когда Эзра читал народу Тору. Кроме того, исторически Суккот оказался первым праздником, который отметили вавилонские изгнанники, вернувшись на родину: «Когда наступил седьмой месяц и сыны Израилевы уже были в городах, тогда собрался народ, как один человек, в Иерусалиме. И поднялся Йеошуа бен Йоцадак и братья его, священники, и Зерубавель бен Шалтиэль, и братья его, и построили они жертвенник Б‑гу Израилеву, чтобы возносить на нем жертвы всесожжения, как написано в Торе Моше, человека Б‑жьего. И установили они жертвенник на месте его, ибо были они в страхе перед народами других стран; и возносили они на нем всесожжения Г‑споду, жертвы всесожжения по утрам и вечерам. И устроили они праздник Суккот, как написано, и [возносили] ежедневные жертвы по числу, [указанному] в законе, каждую – в свой день» (Эзра, 3:1-4).

Однако, на наш взгляд, упоминание здесь праздника Суккот имело глубокое символическое значение. Как мы помним, во времена Храма Суккот был одним из трех Праздников паломничества, когда всем евреям надлежало совершать восхождение в святилище: «Три раза в году весь мужеский пол должен являться пред лице Г‑спода, Б‑га твоего, на место, которое изберет Он: в праздник опресноков, в праздник Шавуот и в праздник Суккот; и никто не должен являться пред лице Г‑спода с пустыми руками» (Дварим, 16:16-17). Поэтому рассмотрим Суккот «в контексте» именно этих праздников.

В Песах еврейский народ празднует исход из Египта, ми-авдут ле-херут – из рабства на свободу. Однако, как пел Владимир Высоцкий, «мне дали вчера свободу – что я с ней делать буду?». Свобода, безусловно, величайшая ценность, но, прежде всего, средство для того, чтобы человек самостоятельно намечал цели и выбирал способы их реализации. Иными словами, недостаточно (хотя и очень важно) иметь возможность делать то, что хочется, – нужно еще и чего-то хотеть.

Соответствующий «проект», а также путь его реализации был предложен евреям во время Дарования Торы (то есть в Шавуот): «Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, а вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Шмот, 19:5-6). Как сказано в Торе, еврейский народ единодушно принял это предложение: «И весь народ отвечал единогласно, говоря: все, что сказал Г‑сподь, исполним и будем послушны» (Шмот, 19:5-8).

А что же праздник Суккот? Согласно Торе, в течение семи дней праздника все евреи должны находиться в специальных шалашах (кущах, на иврите «суккот»): «Празднуйте этот праздник Г‑сподень семь дней в году: это постановление вечное в роды ваши; в седьмой месяц празднуйте его; в кущах живите семь дней» (Ваикра, 23:42-43). Согласно Мишне, заповедь пребывания в сукке не связана с какими-либо специальными «ритуальными» действиями. Для выполнения этой заповеди нужно только есть, пить и по возможности спать в сукке – то есть вести там обычную повседневную жизнь.

Исполнение заповеди, предписывающей есть и спать в сукке, возложено только на свободных людей – рабы освобождены от нее (Мишна, Сукка, 2:8). Пребывание в сукке – одна из заповедей Торы. Суммируя, можно сказать, что эта заповедь символизирует свободную жизнь по закону Торы – то есть олицетворяет реализацию идей предшествующих праздников паломничества. Иными словами, Суккот – своего рода «естественное продолжение» Песаха и Шавуот.

Последнее, кстати, справедливо и для праздников месяца тишрей. В Рош а-Шана еврей обдумывает свою жизнь и раскаивается в совершенных ошибках. В Йом Кипур, как мы надеемся, – получает возможность начать с чистого листа. А дальше ему, в прямом и переносном смысле, предстоит «сидеть в сукке», то есть жить по законам Торы, в том числе и в праздник Суккот, который наступает меньше чем через неделю после Судного дня.

Скиния, окруженная шатрами двенадцати колен; вокруг святилища идут приготовления к жертвоприношениям.
Гравюра из книги «Образец, сиречь книга о святом делании».
Бенито Ариас Монтано. 1572 год

 

А теперь вновь вернемся к событиям эпохи Второго храма. В какой-то мере в те времена произошло повторение «в миниатюре» событий, описанных в книге Шмот. Сначала был «исход»: евреи вернулись в Эрец-Исраэль из Вавилонии, восстановили Храм и получили если не независимость, то, по крайней мере, широкую автономию во внутренних делах. Затем последовало «Дарование Торы»: весь народ, собравшись на площади у Водяных ворот, слушал, как Эзра и его коллеги читали и толковали слова Книги книг: «И читали из книги, из закона Б‑жия, внятно, и присоединяли толкование, и народ понимал прочитанное» (Нехемья, 8:8). При этом Эзра, сознательно или неосознанно, провел эту церемонию так, чтобы у собравшихся возникло как можно больше ассоциаций с Синайским откровением. Теперь оставалось сделать следующий шаг – начать жить по законам Торы. Или, говоря метафорически, научиться «пребывать в сукке».

В поколении Исхода евреи, сказав «исполним и будем послушны», оступились почти сразу, соорудив золотого тельца всего через сорок дней после Дарования Торы. Поколение Эзры осуществляло решение жить по Торе более последовательно. Поэтому неудивительно, что сразу после этого евреи, впервые за много десятилетий, «оказались в сукке» не только в переносном, но и в прямом смысле: «И вся община возвратившихся из изгнания сделала кущи, и поселились они в кущах, как не делали сыны Израиля со времен Йеошуа бин Нуна до того дня. И веселье было очень большое. И читал он (Эзра) книгу Торы Б‑жьей каждый день, с первого до последнего дня, и праздновали они семь дней; а на восьмой день было праздничное собрание в соответствии с законом» (Нехемья, 8:17-18).

(Опубликовано в №221, сентябрь 2010)

Поделиться

«Объятия» в шалаше

Что делает еврей в сукке – праздничном шалаше? Только ли ест, пьет, отдыхает, а также учит Тору, молится?.. Нет, все его действия – даже самые обыкновенные – в сукке получают новое, необычное значение: исполнение заповеди «жить в шалаше». А самое главное, что во всем этом выражается безграничная любовь Всевышнего к Своему народу.

Заповедь о пребывании в сукке

Нам заповедано исполнять заповедь о сукке, то есть в течение семи дней [праздника Суккот] жить в шалаше, как сказано: В шалашах живите семь дней, всякий житель страны в Израиле должен жить в шалаше (Ваикра, 23:42). Первый из этих [семи] дней приходится на пятнадцатое тишрея.

Заповедь о вознесении лулава

Если ты помнишь, сын мой, выше я уже неоднократно писал о том, что действия, совершаемые человеком регулярно, влияют на его личность. То, что он делает на практике, определяет его взгляды, направляет, к добру или к злу, все его помыслы. И потому Бог, желая удостоить Свой избранный народ благ в изобилии, даровал сынам Израиля множество заповедей, чтобы они служили неисчерпаемым источником положительного влияния на наши души в течение всего дня.