Некоторые обычаи праздника Ханука

Евгений Левин 24 декабря 2016
Поделиться

Большая часть законов и обычаев так или иначе связана с главной заповедью этого праздника – зажиганием свечей в память о чуде с кувшинчиком масла, которое произошло в Иерусалимском Храме вскоре после изгнания греков и их приспешников. Широко известны и другие ханукальные обычаи: например, в эти дни едят блюда, приготовленные на масле. Мы поговорим о менее известных обычаях, связанных с Праздником огней.

На протяжении столетий любимым ханукальным развлечением была игра в дрейдл, или савивон, – специальный четырехгранный волчок с изображенными на нем буквами еврейского алфавита. Однако в прошлом во многих ашкеназских общинах существовало и другое, не менее популярное ханукальное развлечение – карточные игры. Впервые этот обычай упоминается уже в XV веке, в респонсе рава Якова Вайля (умер до 1456 года).

Отношение раввинов к ханукальным картам было далеко не однозначным. Уже упомянутого рава Вайля это ничуть не смущало. Но в некоторых общинах разрешалось играть в карты только в дни Хануки. Например, такого обычая придерживались евреи Галиции. Как вспоминал известный идишский писатель Герман Ледер, выросший в галицийском местечке Рейша (Reishe/Rzeszow), «всякое баловство и дурачество было нам совершенно чуждо. Мы никогда не занимались подобными вещами и даже не вели никаких пустых разговоров, за исключением дней Хануки. Тогда мы прекращали учебу на несколько часов и садились играть в карты или смотреть, как играют другие».

Нельзя сказать, что все раввины одобряли ханукальное картежничество. Так, уже рав Исраэль Иссерлин (Австрия, 1390–1460) решительно возражал против этого обычая, поскольку игра обычно шла при свете ханукальных свечей, которые, как известно, запрещено использовать в утилитарных целях. Рав Мешулам-Элиэзер Зуссман, возглавлявший во второй половине XVII века еврейскую общину Франкфурта, нещадно штрафовал мужчин и женщин, проводивших ханукальные вечера за картами. В XIX веке рав Йехиэль Эпштейн писал, что «тот, кто играет на Хануку в карты, – наказание его велико, и по множеству наших грехов эта зараза расползлась по всему дому Израиля» (Арух а-Шульхан, Орах Хаим, 670:9). Однако обычай оказался сильнее раввинов. Как с грустью отмечал рав Яир-Хаим Бахрах из Вормса (1638–1702), его отец, рав Шимон-Моше, пытавшийся запретить ханукальные карты, «не преуспел, ибо люди не согласились изменить свой обычай».

Кстати, стоит отметить, что, поскольку карты считались предметом роскоши и стоили довольно дорого, большинство евреев пользовались не покупными, а самодельными колодами, которые обычно изготовляли ученики хедера. В просторечье карты называли «квитлах» («записочки») или же «ламед-алефники» (по числу карт в колоде – тридцать одна). Впрочем, были и другие названия, которые современному читателю могут показаться несколько неожиданными: «кляйн шас» («маленький Талмуд»!) и «теилим» («псалмы»). Что же до самой игры, то, судя по сохранившимся описаниям, она напоминала «Black Jack».

Еще одним популярным развлечением были катовес – словесные головоломки и загадки, которые принято загадывать во время праздничной трапезы; они часто связаны с ханукальными свечами. Впервые этот обычай упоминается в респонсах рава Исраэля Иссерлина. В дальнейшем этот термин нередко встречается в ивритских и идишских источниках вплоть до ХХ века.

Несколько средневековых катовес приведены в книге «Лекет Мишне» рава Йосефа (Йоцла) из Гештата, где он описывает обычаи своего учителя рава Моше Иссерлина:

1. Сними с меня платье (бегед: бет-гимель-далет), и найдешь, сколько меня.

Йоцл (юд-вав-зайн-ламед) в гематрии 53; бет-гимель-далет – 9. Если из 53 вычесть 9, получится 44 – количество свечей, необходимых на 8 дней Хануки.

2. Если слуга упадет, его поднимают, а если хозяин упадет, никому и дела нет.

Эта загадка о законах зажигания ханукальных свечей; если гаснет служебная свечка – шамаш, можно зажечь ее снова, поскольку запрещено извлекать выгоду из самих ханукальных свечей. Однако, если гаснет одна из ханукальных свечей, зажигать ее снова необязательно, поскольку заповедь уже была выполнена, когда свечу зажгли в первый раз.

3. Шмерл, или Шмарья, написал: «Ве-шар Шмарья йехи рам шоршо» – «Шмария поет, да будет вознесен его корень».

Эти слова кажутся не имеющими смысла – если не обратить внимания на то, что перед нами палиндром: ושרוש םר יהי הירמש רשו

Ханукальные катовес сегодня не слишком популярны. Думаю, было бы правильным попытаться возродить этот обычай.

Закончив с развлечениями, поговорим о ханукальном меню. Помимо блюд, приготовленных на масле, во многих общинах было принято есть на Хануку сыр. Как писал рав Нисим Геронди (Ран), этот обычай возник в память о подвиге Йеудит (Юдифи), которая «накормила вражеского полководца сыром и напоила его, а затем отрубила ему голову, после чего враги бежали». (Несколько иную версию этой истории приводит трактат неизвестного раввина из Прованса «Коль Бо» [начало XIV века]: дочь первосвященника Йоханана поднесла греческому царю «блюдо с сыром, чтобы он почувствовал жажду, напился и заснул».) Этот обычай был известен и в ашкеназских общинах.

Нетрудно заметить, что история, рассказанная равом Нисимом Геронди и «Коль Бо», напоминает сюжет апокрифической Книги Юдифи. Однако вряд ли обычай есть на Хануку сыр возник благодаря именно этой книге. Во-первых, в этом источнике сыр не упоминается – Юдифь просто спаивает греческого военачальника: «А Иудифь сказала: буду пить, господин, потому что сегодня жизнь моя возвеличилась во мне больше, нежели во все дни от рождения моего. И она брала, ела и пила пред ним, что приготовила служанка ее. А Олоферн любовался на нее и пил вина весьма много, сколько не пил никогда, ни в один день от рождения» (12:18-20). Во-вторых, еврейский оригинал Книги Юдифи не сохранился, и средневековые евреи о ней, вероятно, не знали. Так что первоисточником в данном случае, скорее всего, послужила средневековая еврейская поэма «История Йеудит», которая дошла до нас более чем в 80 версиях. Правда, в большей части их Юдифь просто поит Олоферна вином, однако по крайней мере в двух манускриптах упоминается и сыр, который еврейская девушка специально подала в качестве закуски, чтобы греческий военачальник почувствовал жажду и, дабы утолить ее, выпил побольше вина.

От материального перейдем к духовному. Как известно, в еврейский канон не вошло ни одного текста, повествующего о военных победах Маккавеев над греками. И мало кто знает, что в талмудическую эпоху неизвестным автором был написан так называемый «Свиток Антиоха» («Мегилат Антиох»), повествующий о военных успехах Хашмонеев. Помимо сведений из Маккавейских книг и трактата «Шабат» (21б), свиток содержит множество различных легенд, не упомянутых ни в каких источниках.

Первое упоминание о «Свитке Антиоха» мы находим в книге «Алахот гдалот» вавилонского раввина Шимона Каяры (около 825 н. э.). По его мнению, «Свиток» был написан еще в эпоху Второго храма: «Старейшины школы Гилеля и школы Шамая написали “Мегилат Бейт Хашмонай” (“Свиток дома Хасмонеев”)…» Знаменитый философ Саадья Гаон (882–942) перевел «Свиток» на арабский. Позднее появились переводы на иврит и другие языки.

Юдифь. Иллюстрация из манускрипта Ротшильда. Северная Италия.
1450–1480-е годы

В разное время в некоторых общинах существовал обычай читать «Свиток Антиоха» в синагогах во время Хануки (подобно тому, как в Пурим читают Книгу Эстер). Об этом обычае упоминает, к примеру, рав Йешаяу Трани (около 1200–1260), живший в византийской Италии. По его словам, «в тех местах, где есть обычай читать на Хануку “Свиток Антиоха”, не следует произносить перед чтением никаких благословений, поскольку это не заповедь». «Свиток Антиоха» вошел в переводе на иврит в опубликованный в Крыму в 1735 году «Махзор Кафа», и о нем сказано: «Принято читать “Свиток Антиоха” во время субботней дневной молитвы после кадиша, дабы способствовать публичному прославлению чуда». Несколько иной обычай существовал в Йемене и Сахаре, где свиток читали во время утренней субботней молитвы: в Йемене – сразу после афтары, а в Африке – после чтения Торы. Причем и там и там это чтение, по мнению некоторых раввинов, было важной частью заповеди пирсума де-ниса – прославления чуда.

Сегодня «Свиток Антиоха» не читают уже почти нигде. Причем, поскольку речь идет о явно недостоверном и легендарном источнике, едва ли имеет смысл возрождать этот обычай в его первозданном виде. Однако не стоит забывать, что сегодня в нашем распоряжении есть гораздо более достоверный источник, повествующий о военных победах над греками, – Первая книга Маккавеев. Этот текст написан очевидцем событий на иврите и в Стране Израиля. Возможно, следует подумать о том, чтобы ввести обычай читать эту книгу во время Хануки – если не публично в синагогах, то, по крайней мере, дома. Это не только возродило бы древний обычай, чтение, но также способствовало бы популяризации самого древнего свидетельства о восстании Хасмонеев. А кроме того, возможно, исполнило бы одну из главных заповедей праздника Хануки – прославление чуда, которое Всевышний совершил «в дни Матитьяу, сына Йоханана Хасмонея, первосвященника, и его сыновей».

Поделиться

О празднике Ханука

Ханука – время, когда вся семья собирается вместе. Может, наше отношение к Хануке обусловлено не столько самой силой этого праздника, сколько взаимоотношениями членов семьи? Способен ли свет Меноры своим животворным сиянием разогнать тьму в неблагополучной, недружной семье? А для детей, выросших в семьях с более здоровым климатом, представляет ли Ханука нечто большее, нежели просто получение подарков и тепло семейных уз?

Тайна ханукального волчка

Наверное, многим известно об обычае играть в волчок на Хануку. На иврите ханукальный волчок называется «свивон». В волчок играют и дети, и взрослые, а иногда все вместе, целой семьей. Волчок имеет четыре грани. На гранях вырезаны четыре буквы: «нун», «гимель», «эй», «шин» – по одной букве на каждой грани.