Месяц тамуз и падение Иерусалима

Евгений Левин 10 июля 2017
Поделиться

Говоря о трагических событиях месяца тамуз, в первую очередь мы вспоминаем вавилонскую осаду Иерусалима в конце эпохи Первого храма. Согласно традиции, именно в этом месяце осаждавшие пробили брешь в городских стенах. Иерусалимский Талмуд (Таанит, 84) сообщает: городские стены были пробиты 17 тамуза. Однако библейский рассказ об этой трагедии позволяет предположить, что к этой дате было завершено взятие города, начавшееся раньше, 9 тамуза: «В девятый день месяца усилился голод в городе, и не было хлеба у народа земли. И взят был город, и побежали все военные ночью по дороге к воротам, между двумя стенами, что подле царского сада» (Млахим II, 25:3-4).

Прибытие крестоносцев в Иерусалим. «Себастьян Мамеро: Хроника крестовых походов». 1474 год. Национальная библиотека. Париж

Хотя в статье речь пойдет и об иерусалимских стенах, проломленных в месяце тамуз, событие, о котором мы будем говорить, произошло на полтора тысячелетия позже.

По единодушному свидетельству еврейских и христианских источников, начавшийся в 1096 году Первый крестовый поход сопровождался массовыми насилиями против евреев Германии, Чехии и других стран, оказавшихся на пути крес­тоносцев.

«И было, что, проходя мимо городов, где жили евреи, сказали эти люди друг другу: “Вот мы отправились в долгий путь на поиски нашего языческого святилища и для мести исмаильтянам, в то время как тут, прямо среди нас, живут евреи — те, чьи отцы умертвили и распяли его ни за что. Давайте же сначала отомстим им и уничтожим их из числа народов, так чтобы имя Израиля никто бы не помнил, или пусть примут нашу веру и признают сына греха и распутства”» (Soloman bar Samson. The Crusaders in Mainz. May 27, 1096.”) (перевод мой. – Е. Л.).

«В том же году в народе началось такое возбуждение, такое религиозное рвение по причине похода в Иерусалим, что в немецких областях, и особенно в Восточной Франции, в городах и деревнях осталось лишь очень немного жителей… Некоторые из них стали проходить через нашу страну; проходившие нападали на евреев и с Божьего соизволения крестили помимо их воли, тех же, которые противились, убивали. Епископ Козьма, считавший насильственное крещение противореча­щим предписаниям церковных законов и движимый справедливостью, попытался воспротивиться крещению евреев помимо их воли, но тщетно» Козьма Пражский. Чешская хроника, книга 3. .

«Они либо совершенно уничтожали безбожнейшие остатки иудеев как истинно внутренних врагов церкви по городам, через которые проходили, либо вынуждали их искать спасения в крещении; однако очень многие из тех впоследствии вновь вернулись к иудаизму» Эккехард из Ауры. Всеобщая хроника Эккехарда. Часть 13. .

Трудно сказать, насколько подробно знали евреи Иеру­салима о том, что происходит с их братьями в Европе. Однако они не могли не помнить указ о насильственном крещении, изданный императором Ираклием — последним христианским правителем Святой земли. Поэтому в войне между крестом и полумесяцем их симпатии были на стороне мусульман. И когда, пройдя через Малую Азию и овладев Антиохией, армия крестоносцев пересекла границы Святой земли, местное еврейство встретило их с оружием в руках.

7 июня 1099 года крестоносцы подошли к стенам Иерусалима. Воины плакали, увидев стены священного города, ради завоевания которого вы­шли в поход три года назад. Началась осада. Иерусалим был хорошо укреплен, его гарнизон насчитывал до сорока тысяч бойцов, плюс за оружие взялись многие горожане и беженцы, в том числе и местные евреи. Однако воины креста были полны решимости взять город, невзирая ни на что.

Решающий штурм Иерусалима начался 14 июля (23 тамуза). Первый день боев не принес решительного успеха ни той ни другой стороне. Назавтра сражение возобновилось. Крестоносцам удалось засыпать ров, окружающий укрепления, придвинуть осадные башни прямо к городским стенам и поджечь защищавшие их мешки. Как пишет христианский хронист, «дуновение северного ветра раздуло <огонь> в яркое пламя и погнало в город такой густой дым, надвигавшийся все беспощаднее, что защитники стен не были в состоянии открыть ни рот, ни глаза… » Гильом Тирский. История деяний в заморских землях, книга VIII. . Это позволило крестоносцам перебросить на стену деревянные мостки и прорваться в город. Первым был некий рыцарь Летольд, за ним последовали вожди крестоносцев Готфрид Бульонский и Танкред Тарентский. Увидев, что город пал, эмир гарнизона башни Давида, где находился основной мусульманский гарнизон, сдался и открыл перед врагом Яффские ворота.

Все авторы, сообщавшие о взятии Иерусалима, единодушно свидетельствуют о чудовищной резне, которую воины креста устроили в святом городе. Яковитский патриарх Михаил Сириец писал, что «многие из арабов погибли в городе, и он был переполнен трупами, [павшие были даже] в Храме Купола, который именуют мечетью Скалы». Еще красноречивее был очевидец штурма Раймунд Ажильский: по его словам, «в храме Соломоновом и в его портике передвигались на конях в крови, доходившей до колен всадника и до уздечки коней» Раймунд Ажильский. История франков, которые взяли Иерусалим. . Убийства сопровождались массовым грабежом: крестоносцы «рассеялись по всему городу, хватая золото и серебро, коней и мулов, забирая [себе] дома, полные всякого добра <…> наши пилигримы гнали и убивали сарацин до [самого] храма Соломонова, скопившись в котором они дали нам самое жестокое сражение за весь день, так что их кровь текла по всему храму. Наконец, одолев язычников, наши похватали в храме множество мужчин и женщин и убивали сколько хотели <…> и никто еще не слышал и не видел такого истребления язычников».

Большинство авторов, писавших о взятии Иерусалима, говорят о массовом избиении мусульман (которых некоторые из них называют также «язычниками»). Однако, по словам византийской принцессы Анны Комнин, среди жертв рыцарей креста были и иерусалимские евреи: «Окружив его стены и приступив к осаде, они <крестоносцы> после месяца непрерывных штурмов взяли город и убили много жителей — сарацин и евреев» Анна Комнин. Алексиада. . Подробности о судьбе иерусалимской общины сообщает арабский хронист Ибн аль-Каланиси, живший в Дамаске в XII веке: «На следующий день франки снова подступили к городу, поднялись на осадную башню и оттуда хлынули на стены, и горожане обратились в бегство. А франки вошли в город и овладели им. Некоторые жители города бежали в мечеть, и было убито великое множество. Иудеи собрались в своем храме, но франки сожгли их там» Ибн аль-Каланиси. История Дамаска. .

В литературе можно встретить утверждения, что крестоносцы уничтожили всех евреев Иерусалима. Письма, найденные в каирской генизе историком Ш. Гойтеном, свидетельствуют, что это преувеличение: пока в городе шли бои, у крестоносцев, слава Б-гу, не было ни сил, ни времени на организацию подобных акций. Поэтому многие иерусалимские евреи попали в плен и были впоследствии выкуплены своими соплеменниками S. Goitein. Contemporary Letters on the Capture of Jerusalem by the Crusaders. P. 264–267. . Другие попали в плен к Танкреду Тарентскому и были отправлены им в Апулию. Уцелевшие евреи были изгнаны из Иерусалима вместе с другими нехристианами. Как бы то ни было, еврейская община города перестала существовать.

Впоследствии жизнь евреев основанного крестоносцами Иерусалимского королевства вошла в спокойную колею. Как показал иерусалимский историк Йеошуа Правер, они испытывали даже меньше ограничений, чем их европейские единоверцы. Еврейские путешественники, побывавшие в то время в Земле Израиля, сообщают о еврейских общинах, достаточно мирно живущих в разных городах, контролируемых крестоносцами. И лишь в Иерусалиме евреев не осталось: законом королевства иудеям и мусульманам было запрещено проживать в Святом городе. Исключение было сделано лишь для одного дома, который ежегодно сдавался королем группе евреев-красильщиков, сумевших получить монопольное право на окраску тканей Вениамин Тудельский. Книга странствий. .

Пока Иерусалим находился под властью мусульман, он по-прежнему оставался пусть не самым главным, но все-таки достаточно значительным духовным центром еврейского народа. В частности, там действовала знаменитая Иерусалимская ешива, переведенная в город из Тверии. При крестоносцах все это было уничтожено.

Таким образом, в 1099 году история как бы повторилась. Как и в библейские времена, месяц тамуз вновь принес горе, смерть и разрушение евреям Иерусалима.

(Опубликовано в №231, июль 2011)

Поделиться

Мистика Тамуза

Само название «тамуз» несет в себе негативный оттенок, ибо звучит так же, как имя шумерского и вавилонского идола. Несмотря на то что Закон не ограничивает радость, веселье и развлечения в месяц тамуз до 17-го его дня, с которого начинается трехнедельный траур по разрушению первого и второго Храмов, каббала все же указывает: влияние различных негативных духовных сил сказывается в мире в этот месяц в целом.

Плач по тамузу

Из пяти несчастий, которые случились в самый значимый день тамуза — семнадцатый, два связаны с идолопоклонством (а еще одно — с огнем: сожжение свитка Торы). 17 тамуза был поставлен идол в Храме. Другое несчастье — то, с которого и начались все бедствия этого дня, это, конечно же, изготовление евреями золотого тельца.

День всеобщего кадиша

По плану Главного раввината родственники жертв Холокоста должны были записать имена погибших в особые книги памяти. Идея таких книг основывается на обычае, существовавшем в еврейском народе еще в Средние века, особенно среди ашкеназских евреев. В этих книгах сохранялись имена умерших или погибших евреев, а также описывалось разрушение еврейских общин.