День второй

Корах

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы

Глава 16

  1. В землю, которая источает молоко и мед, ты нас не привел, не дал нам ни участка в поле, ни виноградника. Этим людям ты глаза не выколешь, [они все видят]! Нет, мы не придем!”
    אַ֡ף לֹ֣א אֶל־אֶ֩רֶץ֩ זָבַ֨ת חָלָ֤ב וּדְבַשׁ֙ הֲבִ֣יאֹתָ֔נוּ וַתִּ֨תֶּן־לָ֔נוּ נַֽחֲלַ֖ת שָׂדֶ֣ה וָכָ֑רֶם הַֽעֵינֵ֞י הָֽאֲנָשִׁ֥ים הָהֵ֛ם תְּנַקֵּ֖ר לֹ֥א נַֽעֲלֶֽה
    Раши

    ведь ты ни в землю, сочащуюся молоком и медом не привел нас, ни поля и виноградники не дал нам в удел. даже если тем людям глаза выколешь, не взойдем!»

    ותתן לנו «…дал нам…» – сказанное относится к отрицанию в начале

    стиха, то есть «не привел нас» и «не дал нам в удел поля и виноградники». ты сказал нам: «я выведу вас из страданий египетских… [в страну, источающую молоко и мед]»  шмот, 3:17. . оттуда-то ты нас вывел, а в страну, сочащуюся молоком и медом, не привел, но обрек нас на смерть в пустыне, как ты сказал нам: «в этой пустыне падут ваши трупы…»  бемидбар, 14:29.

    фраза построена таким образом, что при переводе на русский язык вопрос, на который отвечает раши, становится непонятным. дело в том, что отрицание стоит в начале стиха, а далее глаголы стоят в утвердительной форме. в иврите это означает отрицание при каждом из глаголов, но буквальный перевод таков: «и не в землю, где течет молоко и мед, ты привел нас, и владения полями и виноградниками дал». раши читает стих так: «и ни в землю, где течет молоко и мед, ты нас не привел, ни владения полями и виноградниками не дал».

    העיני האנשים ההם תנקר «даже если тем людям глаза выколешь…» – даже если прикажешь выколоть нам глаза, мы не поднимемся, [не придем к тебе]!

    естественно было бы истолковать эту фразу, начинающуюся с буквы ה ѓей, обычно придающей вопросительную интонацию, как риторический вопрос: «выколешь ли глаза этим людям, [которые видят, что ты их обманул]?!» однако раши толкует стих иначе, руководствуясь тем, что буква ה ѓей огласована не хатаф-патахом, как в других риторических вопросах, а патахом, как обычный определенный артикль.

    האנשים ההם «…тем людям…» – [говорят], как человек, относящий свое проклятие к другому.

    они говорили о самих себе, но прибегли к иносказанию, чтобы не быть упомянутыми в негативном контексте. на востоке распространена эта форма речи  сота, 11а; раши к шмот, 1:10. .

  2. Моше стало очень обидно. Он сказал Господу: “Не обращай внимания на их приношение! Ни у кого из них я не взял даже осла, никому из них не причинил зла!”
    וַיִּ֤חַר לְמשֶׁה֙ מְאֹ֔ד וַיֹּ֨אמֶר֙ אֶל־ יְהֹוָ֔ה אַל־תֵּ֖פֶן אֶל־מִנְחָתָ֑ם ֠לֹא חֲמ֨וֹר אֶחָ֤ד מֵהֶם֙ נָשָׂ֔אתִי וְלֹ֥א הֲרֵעֹ֖תִי אֶת־אַחַ֥ד מֵהֶֽם
    Раши

    и стало очень обидно моше, и сказал он господу: «не обращайся к их дарам! ни у кого из них я не взял и одного осла, и никому из них я не причинил зла».

    ויחר למשה מאד и стало очень обидно моше… – [моше] очень расстроился  танхума, разд. корах, 7. .

    обычно  напр., берешит, 45: глагол חרה хара означает «гневаться».

    אל תפן אל מנחתם «не обращайся к их дарам!» – простое значение: к воскурениям, которые они принесут завтра, не обращайся.

    а мидраш таков: я знаю, что есть у них часть в ежедневных жертвах народа. пусть эта часть не будет принята тобой с благосклонностью, пусть не коснется и не сожжет ее огонь  танхума, разд. корах, 7; бемидбар раба,10. .

    рамбам категорически возражает против первого толкования, полагая, что моше здесь проводит границу между общей массой бунтовщиков и парой отъявленных злодеев – датаном и авирамом.

    לא חמור אחד מהם נשאתי «ни у кого из них я не взял и одного осла…» – когда я шел из мидьяна в египет, я вез жену и моих сыновей на осле. я имел право взять у них осла [в возмещение моих затрат], но я пользовался лишь [тем, что принадлежало] мне. и онкелос перевел так [на арамейский]: שחרית шхарит – «я [не] отобрал». так [по-арамейски] называется подать в пользу царя – שחוור шахвар.

  3. А Кораху Моше сказал: “Завтра ты и все твои сообщники — ты и они, а также Аѓарон — должны появиться пред Господом.
    וַיֹּ֤אמֶר משֶׁה֙ אֶל־קֹ֔רַח אַתָּה֙ וְכָל־עֲדָ֣תְךָ֔ הֱי֖וּ לִפְנֵ֣י יְהֹוָ֑ה אַתָּ֥ה וָהֵ֛ם וְאַֽהֲרֹ֖ן מָחָֽר
    Раши

    и сказал моше кораху: «ты и вся твоя община будьте пред господом; ты, они и аѓарон – завтра.

    והם «…они…» – твоя община.

  4. Пусть каждый из вас возьмет свой совок и положит в него благовония. И пусть каждый принесет свой совок к Господу — двести пятьдесят совков. Ты и Аѓарон [тоже должны будете принести] свои совки”.
    וּקְח֣וּ| אִ֣ישׁ מַחְתָּת֗וֹ וּנְתַתֶּ֤ם עֲלֵיהֶם֙ קְטֹ֔רֶת וְהִקְרַבְתֶּ֞ם לִפְנֵ֤י יְהֹוָה֙ אִ֣ישׁ מַחְתָּת֔וֹ חֲמִשִּׁ֥ים וּמָאתַ֖יִם מַחְתֹּ֑ת וְאַתָּ֥ה וְאַֽהֲרֹ֖ן אִ֥ישׁ מַחְתָּתֽוֹ
    Раши

    и возьмите каждый свой совок, и возложите на него курения, и поднесите каждый свой совок пред господом – двести пятьдесят совков; и ты, и аѓарон – каждый свой совок».

    והקרבתם… איש מחתתו «…и поднесите каждый свой совок…» – [это относится к] двумстам пятидесяти людям, которые среди вас, [кроме аѓарона и кораха].

    в стихе трижды сказано: «каждый свой совок». в первый раз это относится к аѓарону, кораху и двумстам пятидесяти бунтовщикам, во второй – к двумстам пятидесяти, в третий – к аѓарону и кораху  гур арье. .

  5. [И вот,] все они взяли свои совки, положили на них горящие [угли] и благовония — и стали у входа в Шатер Встречи, вместе с Моше и Аѓароном.
    וַיִּקְח֞וּ אִ֣ישׁ מַחְתָּת֗וֹ וַיִּתְּנ֤וּ עֲלֵיהֶם֙ אֵ֔שׁ וַיָּשִׂ֥ימוּ עֲלֵיהֶ֖ם קְטֹ֑רֶת וַיַּֽעַמְד֗וּ פֶּ֛תַח אֹ֥הֶל מוֹעֵ֖ד וּמשֶׁ֥ה וְאַֽהֲרֹֽן
  6. И когда Корах собрал напротив них, у входа в Шатер Встречи, всю общину, то всей общине явилась Слава Господа.
    וַיַּקְהֵ֨ל עֲלֵיהֶ֥ם קֹ֨רַח֙ אֶת־כָּל־הָ֣עֵדָ֔ה אֶל־פֶּ֖תַח אֹ֣הֶל מוֹעֵ֑ד וַיֵּרָ֥א כְבֽוֹד־יְהֹוָ֖ה אֶל־כָּל־הָֽעֵדָֽה
    Раши

    и корах собрал вокруг них всю общину у входа в шатер собрания, и всей общине явилась слава господа.

    ויקהל עליהם קרח и корах собрал вокруг них… – [и собрал корах всю общину] глумливыми словами. всю ту ночь он ходил от колена к колену и уговаривал их: «думаете, только за себя мне обидно?! мне за всех вас обидно! пришли эти, забрали себе все величие, ему [моше] – царство, брату его – священство!» [так он говорил им], пока не соблазнились все  танхума, разд. корах, 7; бемидбар раба, 10. .

    казалось бы, мы читаем о противостоянии моше и аѓарона, с одной стороны, и кораха с его людьми – с другой. но, как можно понять из текста, народ израиля также занял в этом споре позицию, и отнюдь не позитивную. всевышний говорит моше и аѓарону: «отделитесь от этой общины (народа израиля)…»  бемидбар, 16:21. да и гнев всевышнего обращен не на кораха с сотнями сторонников, а на «всю общину»  см. там же, 16:22. . здесь раши показывает, когда и при каких обстоятельствах народ склонился в пользу кораха. именно в силу сложившейся ситуации было недостаточно завершить бунт простым наказанием. следовало сделать это таким ошеломляющим, демонстративным образом, чтобы не осталось в народе ни одного человека, который бы не узнал о поражении кораха.

    וירא כבוד ה’ …явилась слава господа. – [всевышний] пришел в облачном столбе.

    раши подчеркивает недопустимость буквального понимания этих слов, в смысле физического видения бога.

Поделиться
Отправить

Уроки Торы I. Корах

В этой главе говорится о восстании Кораха и его сторонников против священнического статуса Аарона и его сыновей. Какова же была в действительности цель Кораха, если, с одной стороны, он выражал протест против всего института коенов (священников) или, по крайней мере, против того, чтобы такие люди обладали каким‑либо особым статусом, а с другой — из повествования ясно, что он сам стремился занять должность Первосвященника? Какой смысл в этих двух, на первый взгляд взаимоисключающих целях?

Голос в тишине. Т. V. Сколько стоит будущий мир

Еврей лет пятидесяти, в дорогой, но изрядно поношенной одежде, прятал лицо, не показывая тоскующих глаз. Нестриженая, с проседью борода торчала во все стороны, красные, чуть вывернутые губы едва заметно шевелились, беспрестанно произнося слова псалмов. Он протянул ребе квитл и склонил голову, словно принимая любой приговор.