Как Симхат Тора достигла такой популярности?

Шломо Броди 11 октября 2017
Поделиться

Материал любезно предоставлен Tablet

Симхат Тора — аномалия в еврейском календаре. Праздник, знаменующий окончание годичного цикла публичного чтения Торы, не упоминается ни в Библии, ни в Талмуде. Праздник же, который фигурирует в библейских текстах под этой датой, — это Шмини ацерет, однодневный праздник, следующий сразу за праздником Суккот и завершающий праздничный сезон. Однако за последнее тысячелетие Симхат Тора стала одним из самых любимых праздников в еврейском календаре и в каком‑то смысле затмила второй праздник, выпадающий на тот же день.

Талмуд не допускает возможности, чтобы евреи в течение какого‑то периода не устраивали публичного чтения Торы. Он утверждает, что Моисей установил публичное чтение Торы в субботу утром и по праздникам, а Эзра со временем добавил к этому чтение по понедельникам, четвергам и в субботу днем. Основываясь на талмудических текстах и свидетельстве Филона Александрийского, профессор Ицхак Гилат предположил, что тогда это чтение не имело никакого установленного порядка: выбирались главы на актуальные темы или отвечающие предпочтениям местных мудрецов.

В эпоху поздней античности был установлен порядок еженедельного чтения Торы, однако два основных центра иудаизма по‑разному делили Пятикнижие на главы и читали его с разной скоростью. Общины в Земле Израиля выделяли в Торе более 150 глав. Таким образом, они завершали цикл чтения Торы за три — три с половиной года, и им не могло прийти в голову устроить ежегодный праздник окончания этого цикла. Вместо этого каждая община, читая со своей скоростью, сама праздновала окончание своего цикла.

Вавилонские же общины, стремясь уложиться в год, поделили Тору на 54 раздела («парашот» на иврите), что соответствовало максимальному числу непраздничных суббот в еврейском високосном году. (В невисокосный год иногда читают сдвоенные парашот — по две главы в неделю.) Завершая цикл чтения после Суккот, эти общины успевали прочесть основные предостережения Второзакония перед осенними праздниками. Кроме того, последнее благословение еврейского народа Моисеем становилось подходящим завершением осеннего праздничного сезона. Если палестинская традиция чтения Торы просуществовала только до раннего Средневековья, то вавилонская пережила ее и утвердилась в качестве общепринятой, как и другие вавилонские обычаи.

 

Однако завершение цикла чтения Торы в Шмини ацерет представляло некоторую проблему, поскольку каждому празднику должен соответствовать его собственный, тематически подходящий библейский фрагмент. Как и другие общины диаспоры, вавилонские общины отмечали каждый праздник в течение двух дней, что давало им удобное решение этой проблемы. В первый день Шмини ацерет читают праздничный фрагмент, а во второй (именуемый Симхат Тора) читают последнюю главу Второзакония, которая называется «Ве‑зот а‑браха».

В Израиле же, где Шмини ацерет отмечается один день, предпочтение, как ни странно, было отдано фрагменту, читаемому на Симхат Тора, а в честь Шмини ацерет — библейского праздника — читают лишь короткий мафтир и молитву амида. Совмещение двух праздничных дней в одном означает также, что за праздничным танцем с Торой следуют две молитвы, которые обычно читают в Шмини ацерет: печальная поминальная молитва изкор и торжественная молитва о дожде.

Еще одна отличительная черта Симхат Тора состоит в том, что в дополнение к чтению недельной главы и ее мафтира мы достаем третий свиток Торы, чтобы начать чтение Бытия. Как показывает история праздника Симхат Тора рава Авраама Яари, в Вавилонии такой практики не было. Скорее всего, уже в XII веке в европейских общинах начали читать первые стихи Бытия (наизусть или со страниц книги, но не по свитку), чтобы продемонстрировать свою любовь к Торе и готовность изучать ее заново. Тогда же в качестве афтары выбрали начало книги Иисуса Навина — чтобы намекнуть на продолжение библейского повествования и подчеркнуть значимость остальных частей Танаха.

На мой взгляд, эти позднейшие добавления стихов из книг Бытия и Иисуса Навина свидетельствуют о том, как чествование Торы стало главным содержанием этого праздника. В последний день праздничного сезона мы показываем, что лучший способ начать новый год — это вернуться к началу цикла и снова отправиться в путь. 

Оригинальная публикация: HOW DID SIMCHAT TORAH GET SO POPULAR?

Поделиться

The Algemeiner: О Симхат Тора в Москве услышали по всему миру

Отвлекай таможенников длинной беседой об обмене валюты, «чтобы у них осталось совсем мало времени на досмотр багажа» и они не обнаружили нелегально ввозимые письма. Выучи наизусть текст ктубы (брачного контракта) на случай, если придется провести свадебную церемонию в необычных условиях. Если нужно использовать микву московской синагоги для проведения гиюра и приходится убеждать напуганных сотрудников, «несколько рублей здорово помогут делу». Если есть два посланца, например раввин и его жена, они могут максимально эффективно взаимодействовать с советскими евреями, отдельно друг от друга заходя в синагогу и выходя из нее и разговаривая с людьми.

Симхат Тора – история праздника Торы как история Торы

Если спросить московского еврея, который помнит советские времена, в чем уникальность праздника Симхат Тора, то, скорее всего, в ответ мы услышим примерно следующее: «Это был единственный день в году, когда власти разрешали нам публично выражать свое еврейство и когда многие из нас не боялись это делать». И действительно, начиная с конца 1950‑х, тысячи людей, весь год почти не вспоминавших о своем еврействе, именно в этот день заполняли немногочисленные оставшиеся синагоги, чтобы увидеть торжественное шествие со свитками Торы и потанцевать вместе с другими евреями.

Рассказ о Симхат Тора в Лондоне в 1663 году

В конце они читают молитву за короля, чье имя они произносят по‑португальски, но молитва, как и все прочие, на еврейском. Но Б‑же мой! Там такой беспорядок, смех, игры и полное отсутствие внимания, неразбериха на протяжении всей службы, они похожи скорее на дикарей, чем на народ, знающий истинного Б‑га. Увидев такое, человек заречется когда‑либо заходить к евреям вновь. И я не видел никогда подобного и не мог представить, что в мире есть такая религия с такими абсурдными ритуалами.