День пятый

Гаазину

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы

Глава 32

  1. Будь они поумнее, то смогли бы постичь, осознать, что их ждет.
    ל֥וּ חָֽכְמ֖וּ יַשְׂכִּ֣ילוּ זֹ֑את יָבִ֖ינוּ לְאַֽחֲרִיתָֽם
    Раши

    будь они умны, поняли бы это, осознали бы, каков будет их конец;

    יבינו לאחריתם «…осознали бы, каков будет их конец…» – постарались бы понять, чем кончатся беды израиля.

    раши поясняет, что «их конец» в данном случае это не конец врагов израиля, а конец бед самого израиля.

  2. Как может один преследовать тысячу, а двое — обратить в бегство тьму? Значит, их выдала их Твердыня, Господь, это Он отдал их [врагу]!
    אֵיכָ֞ה יִרְדֹּ֤ף אֶחָד֙ אֶ֔לֶף וּשְׁנַ֖יִם יָנִ֣יסוּ רְבָבָ֑ה אִם־לֹא֙ כִּֽי־צוּרָ֣ם מְכָרָ֔ם וַֽיהֹוָ֖ה הִסְגִּירָֽם
    Раши

    как бы мог один преследовать тысячу, а двое обратить в бегство десять тысяч, если бы их не продал их защитник, и господь не выдал бы их?

    איכה ירדוף אחד «…как бы мог один преследовать…» – один из них преследовать тысячу сынов израиля.

    раши поясняет, о преследовании кого и кем идет речь.

    אם לא כי צורם מכרם וה’ הסגירם «…если бы их не продал их оплот, и господь не выдал бы их?» – [если бы он] не продал их и не выдал в наши руки. delivrer на французском.

    враги израиля могли бы догадаться, что не одолели бы избранный богом народ, если бы он сам не выдал им его (см. след. комм.).

  3. Но наша Твердыня — не их ‘твердыня’, и не врагам нашим судить!
    כִּ֛י לֹ֥א כְצוּרֵ֖נוּ צוּרָ֑ם וְאֹֽיְבֵ֖ינוּ פְּלִילִֽים
    Раши

    ибо не таков наш оплот, как их оплот, а наши враги – судьи.

    כי לא כצורנו צורם «ибо не таков наш оплот, как их оплот…» – все это стоило бы врагам израиля понять: и то, что всевышний выдал сынов израиля, и то, что победа не принадлежит им и их богам, ибо до сих пор их божества ничего не могли противопоставить нашему оплоту, ибо их скалы не таковы, как наша скала. и везде в писании צור цур что переведено здесь как «оплот». означает «скала».

    ואויבינו פלילים «…а наши враги – судьи». – а ныне наши враги судят нас, ибо наш оплот отдал нас им.

    раши показывает, как связана концовка стиха с его началом. можно было понять и иначе: «ибо не таков наш оплот, как их оплот, [даже] наши враги – судьи в том!» ср. перевод д. йосифона.

  4. Ведь их виноград — от лозы Сдома, из садов Аморы. Их виноградные ягоды — с ядом, а гроздья — горечи полны.
    כִּֽי־מִגֶּ֤פֶן סְדֹם֙ גַּפְנָ֔ם וּמִשַּׁדְמֹ֖ת עֲמֹרָ֑ה עֲנָבֵ֨מוֹ֙ עִנְּבֵי־ר֔וֹשׁ אַשְׁכְּלֹ֥ת מְרֹרֹ֖ת לָֽמוֹ
    Раши

    ведь от виноградной лозы сдома их лоза, и с полей аморы их виноградины – виноградины ядовитые, у них горькие гроздья.

    כי מגפן סדום גפנם «ведь от виноградной лозы сдома их лоза…» – это связанно со сказанным выше: «и сказал я: положу им конец…» – уничтожу память о них потому, что их поступки подобны поступкам жителей сдома и аморы.

    раши поясняет, что теперь речь вновь идет о сынах израиля, а не об их врагах.

    שדמות «…полей…» – это поле, на котором растут злаки. и примеры [употребления этого слова находим в стихах]: «…и нива – שדמות шдемот не дала пищи»; «…на нивах – בשדמות бе-шадмот – кидрона».

    раши поясняет значение редкого слова.

    ענבי רוש «…виноградины ядовитые…» – это горькая трава.

    раши связывает слово רוש рош с ראש рош, встречающимся в стихе 29:17.

    אשכלות מרורות למו «…у них горькие гроздья». – горький напиток они заслужили, по их поступкам – и обрушившиеся на них беды. и так перевел онкелос: «воздаяние их делам соответственно горечи их».

    выше поступки сынов израиля были уподоблены виноградной лозе сдома. поэтому здесь речь должна идти о другом. раши поясняет, что теперь говорится о воздаянии за те поступки, о которых сказано в начале стиха: какова лоза – таковы и плоды.

  5. Их вино — это змеиный яд, коварный яд аспидов!
    חֲמַ֥ת תַּנִּינִ֖ם יֵינָ֑ם וְרֹ֥אשׁ פְּתָנִ֖ים אַכְזָֽר
    Раши

    змеиная ярость – их вино, и жестокий яд аспида.

    חמת תנינם יינם «змеиная ярость – их вино…» – согласно переводу онкелоса: «словно змеиный яд – чаша их бедствий».

    וראש פתנים «…яд аспида». – [таким ядом полна] их чаша, и он смертелен для укушенного [аспидом]. и это указывает на жестокого врага, который покарает их.

  6. Но вот что спрятано у Меня, запечатано в Моих хранилищах:
    הֲלֹא־ה֖וּא כָּמֻ֣ס עִמָּדִ֑י חָת֖וּם בְּאֽוֹצְרֹתָֽי
    Раши

    ведь это скрыто у меня, запечатано в моих хранилищах.

    הלא הוא כמוס עמדי «ведь это скрыто у меня…» – надо понимать согласно переводу онкелоса. они полагают, что я забыл об их проступках, но они все скрыты и хранятся у меня.

    что скрыто у всевышнего? и почему писание сообщает об этом? раши отвечает на эти вопросы.

    הלא הוא «ведь это…» – плоды их виноградной лозы и урожай их полей.

    то есть поступки сынов израиля, о которых речь шла в стихе 32:32.

  7. у Меня — отмщенье и воздаянье, на день, когда они пошатнутся. Ибо близок час их погибели, грядущее торопится к ним.
    לִ֤י נָקָם֙ וְשִׁלֵּ֔ם לְעֵ֖ת תָּמ֣וּט רַגְלָ֑ם כִּ֤י קָרוֹב֙ י֣וֹם אֵידָ֔ם וְחָ֖שׁ עֲתִדֹ֥ת לָֽמוֹ
    Раши

    у меня отмщение и воздаяние, когда найдет преткновение их нога, ибо близок день их несчастья, и скоро наступит их грядущее.

    לי נקם ושלם «у меня отмщение и воздаяние…» – у меня приготовлены беды, являющиеся отмщением, и этим воздастся вам по вашим делам. отмщение воздастся им как возмездие.

    а некоторые говорят, что слово ושלם ве-шилем является именем существительным, означающее то же, что и שלום шилум – «оплата», «воздаяние». и подобную грамматическую форму мы находим в стихе «и речения – והדבר ве-ѓадибер – нет у них», – и הדבר ѓадибер здесь значит то же самое, что и הדבור ѓадибур.

    русский перевод соответствует второму объяснению. согласно первому, перевод должен быть такой: «у меня есть отмщение, [которым] воздастся [им]».

    а когда я отплачу им? «когда найдет преткновение их нога» – то есть когда иссякнет заслуга праотцев, на которую они опираются.

    раши связывает начало стиха с его продолжением.

    כי קרוב יום אידם «…ибо близок день их несчастья…» – когда я захочу навести на них день несчастья, он у меня под рукой, чтобы сделать это через многочисленных посланцев.

    раши поясняет, что «близок» в данном случае указывает не на время (ведь ниже сказано «скоро»), а на простоту и легкость исполнения наказания всевышним.

    וחש עתדות למו «…скоро наступит их грядущее». – скоро наступит то, что уготовано им. а слово חש хаш имеет то же значение, что и в стихе «пусть поспешит, пусть ускорит – יחישה яхиша…» йешаяѓу, 5:19. .

    в оригинале выражение достаточно туманно, и раши его объясняет. русский перевод близок к комментарию раши, поэтому эффект пояснения во многом теряется. до сих пор моше предостерегал их обличительными речами, чтобы эта песнь была свидетельством: когда на них обрушатся беды, пусть знают, что я с самого начала предупреждал их. далее моше переходит к утешительным речам, говоря о том, что будет с ними после того, как закончатся наказания, о которых сказано выше: «и будет так: когда… исполнятся для тебя… благословение и проклятие… и возвратит господь, твой бог, твое изгнание…» дварим, 30:1, 3.

  8. Господь заступится за Свой народ, пожалеет Своих рабов — когда Он увидит, что силы ушли, что ни слабого, ни сильного не осталось.
    כִּֽי־יָדִ֤ין יְהֹוָה֙ עַמּ֔וֹ וְעַל־עֲבָדָ֖יו יִתְנֶחָ֑ם כִּ֤י יִרְאֶה֙ כִּי־ אָ֣זְלַת יָ֔ד וְאֶ֖פֶס עָצ֥וּר וְעָזֽוּב
    Раши

    когда господь рассудит свой народ и передумает о своих рабах, когда он увидит, как простирается рука, и нет ни спасенного, ни защищенного,

    כי ידין ה’ עמו «когда господь рассудит свой народ…» – когда он произведет над ними суд посредством тех страданий, которые должны были постигнуть их, подобно сказанному: «ибо ими судит народы...» иов, 36:31. , – наказывает народы. частица כי ки не используется здесь в значении «ибо», чтобы объяснить предшествующие слова, но является началом нового высказывания, например: «…когда вы придете в страну…», то есть когда постигнут вас все эти наказания, святой, благословен он, изменит решение о своих рабах, чтобы вновь смилостивиться над ними.

    раши поясняет, что «судить» в данном случае означает «наказывать». то есть речь идет о том времени, когда все перечисленные наказания будут исчерпаны. кроме того, раши проясняет роль многозначной частицы כי ки, исключая прочтение, связывающее комментируемый стих с предыдущим ср. перевод д. йосифона. .

    יתנחם «…передумает…» – это означает изменение замысла к добру или к злу.

    в данном случае, естественно, речь идет о перемене к добру.

    כי יראה כי אזלת יד «…когда он увидит, как простирается рука…» – когда увидит, что простирается рука врагов и крепнет над ними «и нет ни спасенного, ни защищенного».

    выражение אזלת יד азлат яд можно было бы понять как «слабость руки», «бессилие» и отнести его к изнемогшему от бедствий народу израиля ср. перевод д. йосифона. . раши понимает иначе, возводя слово אזלת азлат к глаголу «идти», «проходить». с этой точки зрения комментируемое выражение отражает ситуацию, которая описывается следующей фразой: «и нет ни спасенного, ни защищенного».

    עצור «…спасенного…» – он назван עצור ацур потому, что спасен тем, кто עוצר оцер – букв. «останавливающим», то есть властителем, который мог бы остановить их.

    עזוב «…защищенного…» – [он назван עזוב азув потому, что защищен] тем, кто עוזב озев.

    עוצר оцер [букв. «останавливающий»] – это властитель, останавливающий свой народ, чтобы те не рассеивались, идя войной на врага. maintenue на французском. а עצור ацур что переведено как «спасенный». – это тот, кто спасен за счет того, что правитель остановил свой народ.

    а עזוב азув что переведено как «защищенный». – это тот, кого поддержали, [ибо корень עזב айн зайн бет имеет, кроме прочих, значение «помогать», поддерживать», «укреплять»], например: «…и укрепили – ויעזבו ва-яазву – иерусалим до широкой стены» нехемья, 3:8. , «потому что не укреплен – לא עזבה ло узва – был славный город…» ирмеяѓу, 49:25. , anforcede на французском.

    раши объясняет сложные для понимания и нестандартно употребляемые прилагательные.

  9. Тогда Он скажет: Где же их ‘боги’, где ‘твердыня’, что спасала их?
    וְאָמַ֖ר אֵ֣י אֱלֹהֵ֑ימוֹ צ֖וּר חָסָ֥יוּ בֽוֹ
    Раши

    и скажет: ‘где их боги, оплот, у которого они искали защиты,

    ואמר «…и скажет…» – святой, благословен он, о них [о народе израиля]: «“где их боги”, которым они служили?»

    в стихе не говорится, кто скажет и о ком. раши восполняет этот пробел. кроме того, он поясняет, что всевышний иронически спрашивает об идолах, которым поклонялись сыны израиля.

    צור חסיו בו «…оплот, у которого они искали защиты…» – [где] та скала, у которой они искали укрытия от зноя и стужи, – то есть относительно которой были уверены, что она защитит их от беды?

    здесь в оригинале используется слово צור цур, которое раши всегда понимает как «скала» в качестве опоры и защиты. см. выше, раши к 32:31.

  10. [Где те,] что съедали жир их жертв и пили вино возлияний? Пусть они встанут и помогут вам, пусть дадут вам защиту!
    אֲשֶׁ֨ר חֵ֤לֶב זְבָחֵ֨ימוֹ֙ יֹאכֵ֔לוּ יִשְׁתּ֖וּ יֵ֣ין נְסִיכָ֑ם יָק֨וּמוּ֙ וְיַעְזְרֻכֶ֔ם יְהִ֥י עֲלֵיכֶ֖ם סִתְרָֽה
    Раши

    которые ели жир их жертв, пили вино их возлияний? пусть они встанут и помогут вам, дадут вам убежище!’

    אשר חלב זבחימו «…которые ели жир их жертв…» – это ели те божества, которым они [сыны израиля] приносили свои жертвы. и они же пили вино их возлияний.

    раши подчеркивает, что подлежащим этого подчиненного предложения являются божества, которым поклонялись сыны израиля.

    יהי עליכם סתרה «…дадут вам убежище!» – пусть та скала, [у которой вы искали защиты], будет вам укрытием и убежищем.

  11. Поймите же сегодня, что Я — это Я, нет богов, помимо Меня! Я умерщвляю — и Я оживляю, Я поразил — и Я исцелю! От Меня не спасет никто!
    רְא֣וּ| עַתָּ֗ה כִּ֣י אֲנִ֤י אֲנִי֙ ה֔וּא וְאֵ֥ין אֱלֹהִ֖ים עִמָּדִ֑י אֲנִ֧י אָמִ֣ית וַֽאֲחַיֶּ֗ה מָחַ֨צְתִּי֙ וַֽאֲנִ֣י אֶרְפָּ֔א וְאֵ֥ין מִיָּדִ֖י מַצִּֽיל
    Раши

    смотрите же ныне, что я – это я, и нет бога, кроме меня! я умерщвляю, и я оживляю! я поражаю, и я исцеляю! и нет того, кто бы спас от моей руки,

    ראו עתה כי אני גו’ «смотрите же ныне…» – поймите же, глядя на беды, которые я на вас навел и от которых никто не мог спасти вас, а также на спасение, которое придет по моей воле и которому никто не воспрепятствует, [«что я – это я…»].

    раши поясняет, что выражение «смотрите же» указывает в данном случае на понимание того, что нет другого бога, кроме творца всего сущего, а не на возможность лицезреть его. неотвратимость бед, служивших наказанием, и чудо избавления должны научить этому сынов израиля.

    אני אני הוא «…я – это я…» – я – тот, кто повергает, и я – тот, кто поднимает.

    раши поясняет, что комментируемая фраза не является тавтологией.

    ואין אלהים עמדי «…и нет бога, кроме меня!» – нет никого, кто мог бы мне воспрепятствовать в чем-либо.

    עמדי «…кроме меня!» – [букв. «со мной». то есть, нет никого], подобного мне, сравнимого со мной.

    ואין מידי מציל «…и нет того, кто бы спас от моей руки…» – [кто бы спас] тех, кто совершает преступления против меня.

    раши приводит недостающее дополнение.

Поделиться
Отправить

Голос в тишине. Т. V. Шойхет и черти

Ближе к вечеру над Любавичами прошла гроза. Вначале, тяжело дыша, пронесся ветер, поднимая пыль, завивая в маленькие смерчи разную труху, валявшуюся на земле. За ветром невидимой полосой потянулись густая прохлада и горький воздух надвигающейся бури.

Уроки Торы I. Аазину

Глава «Аазину» начинается большой речью Моше: «Внимайте, Небеса, я говорить буду, и услышит земля речи уст моих...» В одном из мидрашей, всегда столь чутких к языковым нюансам, подчеркивается, что Моше говорит это так, словно он близок к Небесам и далек от земли.