Неразрезанные страницы

Недельная глава «Мишпатим». Увидеть целое и различить детали

Джонатан Сакс. Перевод с английского Олега Алякринского 21 февраля 2020
Поделиться

В издательстве «Книжники» вышла в свет книга известного религиозного деятеля, философа и писателя, раввина Джонатана Сакса. Предлагаем вниманию читателей фрагменты нового издания.

В этой главе нас ожидает поразительная перемена. До сих пор в книге Шмот нас увлекали стремительный темп и драматические повороты повествования: рабство евреев, их надежда на обретение свободы, казни египетские, строптивость фараона, побег в пустыню, переход через Красное море, восхождение на гору Синай и заключение великого договора с Г‑сподом.

И вдруг начинается текст совсем иного характера — с изложением законов, охватывающих поразительно разнообразные сферы, от ответственности за ущерб, защиты имущества и законов справедливости до шабата и праздников. Почему именно здесь? Почему не продолжить рассказ, перейдя к очередной драме — греху поклонения золотому тельцу? Зачем понадобилось прерывать повествование? И какое это имеет отношение к лидерству?

Ответ таков: лидеры, будь то генеральные директора предприятий или просто родители, способны совместить широкое видение с вниманием к мельчайшим деталям. Когда неясна общая картина, мелкие детали попросту утомляют. Известна притча о трех людях, которые работали на каменоломне. Когда их спросили, чем они заняты, один ответил: «добываем камень», второй: «зарабатываем на жизнь», а третий сказал: «строим дворец». Тот, кто представляет общую картину, гордится своим трудом и работает с большим тщанием. Великие лидеры предлагают видение целостной картины.

Но они перфекционисты — и щепетильно относятся к деталям. Эдисону принадлежит знаменитый афоризм: «Гений — это один процент вдохновения и 99 процентов изнурительного труда». Именно внимание к деталям отличает великих художников, поэтов, композиторов, кинорежиссеров, политиков и глав корпораций от обычных людей. Всякий, прочитавший биографию покойного Стива Джобса, написанную Уолтером Айзексоном, знает, что его внимание к деталям граничило с одержимостью. Он, к примеру, настаивал, чтобы все магазины компании Apple были оборудованы стеклянными лестницами. Когда ему сказали, что не существует достаточно прочного для этого стекла, он настоял, чтобы его изобрели, — и это было сделано (и он получил патент).

Гениальность Торы состоит в том, что этот же принцип был применен к построению общества. Народ Израиля пережил серию судьбоносных событий. Моше знал, что ничего подобного еще в истории не бывало. Он также знал от Г‑спода, что никакое из этих событий не было ни случайным, ни незначащим. Израильтяне познали рабство, чтобы дорожить свободой. Они страдали, чтобы получить представление о том, каково это — быть под пятой тиранической власти. На горе Синай Г‑сподь посредством Моше сформулировал миссию евреев: стать «царством священников и святым народом» (Шмот, 19:6) под властью Б‑га — и никого больше. Им было велено строить общество на принципах справедливости, человеческого достоинства и уважения к жизни.

Но ни исторических событий, ни абстрактных идеалов, ни всеобъемлющих принципов десяти заповедей не было достаточно для долгосрочной устойчивости общества. Поэтому Тора осмыслила исторический опыт в детально прописанных законах, так чтобы евреи могли ежедневно проживать изученное и вплетать его в ткань общественной жизни. В главе «Мишпатим» широкое видение сменяется вниманием к деталям, а повествование — изложением закона.

Дарование Торы Парохет. XVII век

Вот пример: «Если купишь раба‑еврея, пусть он служит шесть лет, а на седьмой год он должен стать свободным без выкупа» (Шмот, 21:2–3). Этот закон переводит рабство из категории врожденного состояния в категорию временного обстоятельства. Рабство, горькую участь евреев в Египте, невозможно было отменить в одночасье. Сходным образом в Соединенных Штатах оно было отменено только в 1860‑х годах, да и то ценой опустошительной гражданской войны. Но этот закон, первый из изложенных в главе «Мишпатим», стал началом долгого пути к отказу от рабства.

Точно так же данная глава содержит закон, гласящий: «Если человек ударит своего раба или рабыню палкой и тот умрет на месте — [за умершего] следует отомстить» (Шмот, 21:20). Раб — не бездушная собственность. Он имеет право на жизнь. Точно так же закон шабата гласит: «Шесть дней занимайся трудами, а в седьмой день пребывай в покое, чтобы отдохнули твой бык и осел, сын твоей рабыни и переселенец» (там же, 23:12). В один из семи дней рабам было дано право дышать воздухом свободы. Все три закона заложили почву для отмены рабства, хотя для этого потребовалось более трех тысяч лет.

Есть еще два закона, отразившие опыт евреев как угнетаемого меньшинства: «Но переселенца не обижай и не притесняй, ведь и вы были переселенцами в земле Египетской» (Шмот, 22:21). И «Не притесняй переселенца. Вы знаете, каково приходится переселенцу, ведь вы сами были переселенцами в земле Египетской» (там же, 23:9). Есть законы, которые заставляют помнить и об иных аспектах жизни народа в Египте, например: «Не притесняйте ни вдову, ни сироту. Если же ты будешь кого‑то из них притеснять, а он воззовет ко Мне, то Я услышу его жалобу» (там же, 22:21–22). Эти строки отсылают к эпизоду в начале книги Шмот: «Сыны же Израиля стенали от работы, взывали к Б‑гу, и вопль [измученных тяжким] трудом дошел до Него. Б‑г услышал их стон, и вспомнил Б‑г Свой союз с Авраамом, Ицхаком и Яаковом. Увидел Б‑г [страдания] сынов Израиля, признал [их] Б‑г» (там же, 2:23–25).

В знаменитой статье, написанной в 1980‑х годах, профессор права Йельского университета Роберт Кавер рассуждает о «номосе и нарративе» Cover R. Nomos and Narrative // Foreword to the Supreme Court 1982 Term / Yale Faculty Scholarship Series. 1983. Paper 2705. С этой статьей можно ознакомиться на сайте: http://digitalcommons.law.yale.edu/fss_papers/2705.
. В основе законов любого общества лежит номос, утверждает он, то есть видение идеального социального порядка, ради создания которого был написан закон. А в основе любого номоса Древнегреческое слово «номос» означает «обычай, закон». — Примеч. ред. лежит нарратив, то есть повествование о том, почему основатели и пророки данного общества пришли к тому особому видению идеального порядка, который они стремились создать. Примеры Кавера в основном взяты из Торы, и правда в том, что его анализ менее всего похож на описание закона как такового, а скорее — на описание такого уникального феномена, как Тора. Слово «Тора» непереводимо, потому что оно означает несколько различных вещей, которые появляются рядом лишь в книге, носящей это имя. Слово «Тора» имеет значение «закон», но это еще и «учение», «указание», «руководство» и, в более общем смысле, «направление». И это также общее название пяти книг, от Берешит до Дварим, которые содержат как повествование, так и закон.

Вообще, номос и нарратив — это совершенно разные жанры, у которых очень мало общего. Большинство сводов законов не содержит повествовательных частей, а большинство повествовательных книг не содержит изложения законов. Кроме того, как замечает сам Кавер, даже если народы Великобритании и Америки сегодня знают историю, лежащую в основе того или иного закона, не существует канонического текста, объединяющего сам закон и историю его появления. В любом случае в большинстве обществ есть масса разных способов повествования. Более того, большинство законов принимается без упоминания о том, что было тому причиной, чего с их помощью люди стремились достичь и какой исторический опыт привел к их появлению.

Так что Тора — уникальная комбинация номоса и нарратива, истории и закона, опыта нации и форм ее коллективной жизни. Тора не позволяет народу забывать усвоенные исторические уроки. Она непревзойденным до сих пор образом соединяет общий план и мельчайшие детали картины.

Вот чему должен научиться лидер, если он хочет, чтобы люди пошли за ним, проявляя свои лучшие качества. У лидера должно быть видение, чтобы вдохновить нас, чтобы убедить нас, почему мы должны сделать то, к чему он нас призывает. У него должен быть свой нарратив: произошло то‑то и то‑то, вот кто мы такие и вот почему видение нашего лидера так важно для всех нас. И должен быть номос, свод правил, тщательное внимание к деталям, которое позволяет нам претворять видение лидера в реальность. Это поразительная комбинация, которую невозможно найти практически ни в одном другом своде законов, — и это то, что дает Торе ее непреходящую силу. Это модель для всех, кто стремится вести людей к великим свершениям.

Книгу Джонатана Сакса «Уроки лидерства» можно приобрести на сайте издательства «Книжники»

Поделиться

Двар Тора. Мишпатим: Нескорый суд

Почему евреям лучше решать вопросы в суде Торы — в раввинском суде? Какую роль для общества играет праведный суд и чем опасен суд коррумпированный? Почему тысячелетнее изгнание еврейского народа из Земли Израиля началось с суда? Об этом главный редактор «Лехаима» Борух Горин читает в талмудической недельной главе Мишпатим.

Уроки лидерства

Иудаизм был и остается великой мировой религией протеста. Герои веры не приемлют сущего. Они протестуют. Они бросают вызов самому Г‑споду. Авраам сказал: «Разве Судья всей земли не поступит по справедливости?!» (Берешит, 18:25). Моше сказал: «Зачем Ты навел беду на этот народ?» (Шмот, 5:22). Вот как Г‑сподь желает, чтобы мы отвечали. Иудаизм—это призыв Г‑спода к человеческой ответственности. Высшая награда—стать партнером Б‑га в деле сотворения мира.