Неразрезанные страницы

Недельная глава «Трума». Дом, который мы строим вместе

Джонатан Сакс. Перевод с английского Олега Алякринского 27 февраля 2020
Поделиться

В издательстве «Книжники» вышла в свет книга известного религиозного деятеля, философа и писателя, раввина Джонатана Сакса. Предлагаем вниманию читателей фрагменты нового издания.

Следующая группа глав — «Трума», «Тецаве», «Ки тиса», «Ваякгель» и «Пекудей» — во многом загадочна. Во‑первых, здесь рассказано подробнейшим образом, во всех мельчайших деталях, о строительстве Скинии, переносного молельного дома евреев, которую они построили и возили с собой по пустыне. Это описание занимает почти всю последнюю треть книги Шмот. Почему так подробно? Почему с таким множеством деталей? Ведь, в конце концов, Скиния была всего лишь временной обителью Г‑спода, которую впоследствии затмил Иерусалимский храм.

Кроме того, почему вообще строительство Скинии описано в книге Шмот? Было бы естественно, если бы оно было помещено в книгу Ваикра, которая целиком посвящена описанию Скинии и жертвоприношений в ней. Книгу Шмот тогда можно было бы сопроводить подзаголовком «Рождение нации». Она повествует о превращении потомков Яакова из семьи в народ и об их долгом пути от рабства к свободе. Кульминация повествования в этой книге — заключение договора между Г‑сподом и народом на горе Синай. Какое отношение имеет к этому Скиния? Такой финал книги представляется довольно странным.

Скиния. Гравюра из «Иудейских древностей» Иосифа Флавия в переводе Роберта Арно д’Андилли.London: Printed for H. Herrington [etc.], 1683.

Чтобы добраться до ответа на этот вопрос, придется копнуть поглубже. Во‑первых, давайте вспомним историю евреев — с древности и до описываемых событий. Это была череда жалоб. Они жаловались, когда первые активные действия Моше повлекли ухудшение их положения. Затем, на Красном море, народ сказал Моше:

«Разве нет могил в Египте <…>, что ты привел нас погибать в пустыню? Что ты сделал с нами, [зачем] увел нас из Египта? Мы же говорили тебе в Египте: “Оставь нас, мы будем работать на египтян!” Уж лучше бы нам служить египтянам, чем умереть в пустыне» (Шмот, 14:11–12).

Перейдя море, они продолжали жаловаться: сначала из‑за дефицита воды, потом из‑за того, что вода горька, потом из‑за недостатка пищи, потом вновь из‑за дефицита воды. Затем в течение нескольких недель после синайского богоявления — единственного в истории явления Г‑спода целому народу — они изготовили золотого тельца. Если даже беспрецедентная череда чудес не может вразумить народ, то что же тогда может?

И тогда Г‑сподь сказал: пускай они построят что‑нибудь вместе. Это простое решение изменило евреев. За время строительства Скинии не прозвучало ни одной жалобы. Люди жертвовали на строительство — кто‑то золото и серебро или бронзу, кто‑то кожи и ткани, а кто‑то свое время и умения. Они принесли так много даров, что Моше пришлось их остановить. Вот о чем говорит пословица: «Нас изменяет не то, что для нас делает Г‑сподь, а то, что мы делаем для Г‑спода».

Покуда кризисы разрешались с помощью Моше или чудес, евреи оставались зависимыми людьми. И их обыкновенной реакцией на невзгоды были жалобы. Чтобы дорасти до взрослой реакции и до обретения ответственности, им надо было превратиться из пассивных получателей милостей Господа в активных творцов. Евреям пришлось стать «партнерами Б‑га в деле сотворения мира» (Шабат, 10a). Это, я уверен, именно то, что имели в виду мудрецы, говоря: «Назовите их не своими детьми, а своими строителями» (Брахот, 64a). Люди должны стать строителями, если они хотят повзрослеть.

Иудаизм — это призыв Г‑спода к ответственности. Он не желает, чтобы мы надеялись на чудеса. Он не желает, чтобы мы были зависимы от других. Он желает, чтобы мы стали Его партнерами и признали, что хотя то, чем мы обладаем, мы получаем от Него, но то, как мы распорядимся этим, зависит от нас, от нашего выбора и усилий. Этого баланса непросто достичь. Легче жить в зависимости. Столь же легко, впав в противоположную крайность, самонадеянно заявить: «Я сам, своими силами и крепкой рукою, добыл себе это богатство!» (Дварим, 8:17). Еврейский взгляд на человеческий удел — в том, что мы добиваемся всего ценой собственных усилий, но в то же время и в первую очередь это проявление милости Г‑спода.

Строительство Скинии было первым великим проектом, в котором евреи приняли участие. Для его реализации потребовались их щедрость и умения. Участие в этом проекте дало им шанс вернуть Б‑гу немного из того, что Он дал им. У них появилось представление о достоинстве труда и творчестве. Строительство Скинии завершило рождение нации и стало символом перемен. Общество, которое они были призваны создать на Земле Израиля, должно было стать таким объединением людей, в котором каждый играл свою важную роль. И оно должно было стать — говоря словами, которые я использовал в названии одной из моих книг, — «домом, который мы строим вместе» Sacks J. The Home We Build Together: Recreating Society. London: Bloomsbury Academic, 2009.
. Из этого следует, что одна из ключевых задач лидерства — дать людям шанс вносить свой вклад в общее дело, то есть участвовать. А это требует от лидера самоограничения, создания пространства для других лидеров. Как гласит древнее изречение, «Если император хорош, люди говорят: “Это заслуга императора”. Если император велик, они говорят: “Это наша заслуга”» Приписывается Лао‑цзы. .

Тут мы подходим к фундаментальному различию между государством и обществом. Государство представляет то, что делается для нас машиной управления посредством законов, судов, налогообложения и социальных расходов и т. п. Общество же — это то, что мы делаем друг для друга с помощью волонтерских и благотворительных организаций, различных объединений и т. п. Иудаизм, я уверен, отличается тем, что отдает предпочтение обществу, а не государству именно потому, что он признает — и это центральная тема книги Шмот, — что изменяет нас то, что мы делаем для других, а не то, что для нас делает Б‑г или другие. Еврейская формула, я уверен, такова: маленькое государство — большое общество.

Человеком, глубоко постигшим природу демократии, был Алексис де Токвиль. Посетив Америку в 1830‑х годах, он увидел, что ее сила заключается, как он выразился, в «искусстве объединений», склонности американцев объединяться в сообщества и волонтерские группы для взаимопомощи, вместо того чтобы делегировать эти задачи центральным органам власти. Если бы дело обстояло иначе, если бы граждане целиком зависели от государства, тогда демократические свободы были бы под угрозой.

В одном из наиболее проникновенных пассажей своего капитального труда «Демократия в Америке» он говорит, что демократии могут подвергнуться совершенно новой форме угнетения, у которой нет прецедента в прошлом. Это случится, пишет он, когда люди будут существовать сами ради себя, передавая заботу об общественном благе правительству. Вот во что тогда превратится жизнь:

 

Над всеми этими людьми возвышается гигантская власть‑опекун, обеспечивающая всех удовольствиями и следящая за судьбой каждого. Власть эта абсолютна, дотошна, справедлива, предусмотрительна и ласкова. Это можно было бы сравнить с родительским попечением, если бы задачей такой власти, подобно родительской, была подготовка человека к взрослой жизни. Между тем власть эта, напротив, стремится к тому, чтобы сохранить людей в их младенческом состоянии; она желала бы, чтобы граждане получали удовольствия и чтобы не думали ни о чем другом. Она охотно работает для общего счастья, но при этом желает быть единственной, кому дозволено действовать, и единственным арбитром; она заботится о безопасности граждан, обеспечивает их потребности, облегчает им получение удовольствий, берет на себя руководство их основными делами, управляет их работой, регулирует права наследования и занимается вопросами их собственности. Отчего бы ей совсем не избавить их от необходимости мыслить и прочих трудностей жизни? Алексис де Токвиль. Демократия в Америке. Кн. 2. М., 2018.

 

Токвиль написал эти слова в 1830‑х годах, и есть определенный риск, что некоторые европейские страны сегодня именно такими и могут стать: роль государства там растет, роль общества снижается, в них почти нет гражданских объединений Это не значит, что государство не должно играть никакой роли, что все должно быть отдано на откуп волонтерам. Вовсе нет. Правосудие, оборона страны, поддержание морально‑этических норм и система справедливого распределения благ, необходимых для достойного существования, — это функции правительства. Проблема в том, как найти нужный баланс между обществом и государством.
. Токвиль не был религиозным писателем. Он не ссылается на Еврейскую Библию. Но его опасения сродни тому, о чем говорится в книге Шмот. Когда власть — даже когда это сам Г‑сподь — делает все вместо людей, они перестают развиваться. Они жалуются, вместо того чтобы действовать. Они с легкостью дают волю своему отчаянию. В отсутствие лидера — в нашем случае Моше — они совершают глупости вроде изготовления золотого тельца.

И тут есть лишь одно решение: надо увлечь людей идеей стать архитекторами собственной судьбы, вдохновить их на совместное созидание чего‑либо, сплотить их в команду и показать, что они не беспомощны, что они несут ответственность и способны действовать сообща. Книга Берешит начинается с сотворения Г‑сподом мира — дома для людей. Книга Шмот завершается строительством людьми Скинии — «дома» для Г‑спода.

Отсюда важнейший принцип иудаизма: мы призваны стать соавторами мира вместе с Б‑гом. И отсюда еще одно следствие: лидеры не выполняют никакой работы вместо людей. Они учат людей работать. Мы можем обрести достоинство и ответственность не благодаря тому, что Г‑сподь делает для нас, а благодаря тому, что мы делаем для Г‑спода.

Книгу Джонатана Сакса «Уроки лидерства» можно приобрести на сайте издательства «Книжники»

Поделиться

Уроки Торы I. Трума

Размышляя о себе, еврей сталкивается с парадоксом: все евреи перед Б‑гом равны — у каждого есть душа, источник которой в Б‑ге. Но каждый еврей, то есть еврейская душа, заключенная в тело, в своих проявлениях — уме, темпераменте, силе воли — имеет свои особенности, она отлична от других, и еврей призван полностью раскрыть свою индивидуальность. На этом пути все же им постоянно должна руководить жизнь души, связывающей его с Б‑гом и делающей его не больше и не меньше других евреев. Как же увязать эти два аспекта? Как сходство человека с другими и его отличие от них совмещаются в Торе? Все эти вопросы рассматриваются в беседе Ребе.

Уроки лидерства

Иудаизм был и остается великой мировой религией протеста. Герои веры не приемлют сущего. Они протестуют. Они бросают вызов самому Г‑споду. Авраам сказал: «Разве Судья всей земли не поступит по справедливости?!» (Берешит, 18:25). Моше сказал: «Зачем Ты навел беду на этот народ?» (Шмот, 5:22). Вот как Г‑сподь желает, чтобы мы отвечали. Иудаизм—это призыв Г‑спода к человеческой ответственности. Высшая награда—стать партнером Б‑га в деле сотворения мира.

Дом, который мы строим вместе

«В Европе XIX века иммигранты нашли убежище, но они осознавали, что они –посторонние, гости. Это кончилось плачевно – не в Англии, а в Германии, Австрии,Франции и других европейских странах, которые так или иначе решили, что онидействительно больше не хотят принимать еврейских гостей. Вот почему Холокостпочти не сопровождался протестом со стороны местного населения»