Неразрезанные страницы

Недельная глава «Ки тиса». Как лидеры терпят поражение

Джонатан Сакс. Перевод с английского Олега Алякринского 12 марта 2020
Поделиться

В издательстве «Книжники» вышла в свет книга известного религиозного деятеля, философа и писателя, раввина Джонатана Сакса. Предлагаем вниманию читателей фрагменты нового издания.

Как мы видели в главах «Вайеце» и «Ваэра», лидерство сопряжено с поражениями, и истинный масштаб лидера определяется его способностью восстанавливаться после неудачи. Причины, по которым лидеры терпят поражения, бывают двух типов. Первая разновидность — внешние причины. Не то время. Неблагоприятные обстоятельства. Не с кем вести переговоры в стане недругов. Макиавелли называл это фортуной: невезением, которое может быть причиной поражения даже величайшего мужа. Иногда, невзирая на все ваши усилия, вы терпите поражение. Такова жизнь. Другой род поражения имеет внутренние причины. Лидер просто‑напросто оказывается лишен мужества вести народ. Иногда лидерам приходится противостоять толпе. Они должны говорить «нет», когда все кричат «да». Это может вызывать ужас. У толпы есть своя воля и энергия. Сказав «нет», лидер может поставить под удар свою карьеру, а то и жизнь. В такие моменты требуется недюжинное мужество, и, если лидер не проявил его, это может стать предпосылкой его полного морального краха.

Классический пример — царь Шауль, который не смог выполнить указания Шмуэля в битве с амалекитянами. Шауль получил наказ никого и ничего не щадить. Но вот что произошло, как это рассказано в Шмуэль I:

 

Когда пришел Шмуэль к Шаулю, то Шауль сказал ему: благословен ты у Г‑спода; я исполнил слово Г‑спода.

И сказал Шмуэль: а что это за блеяние овец в ушах моих и мычание волов, которое я слышу?

И сказал Шауль: привели их от Амалека, так как народ пощадил лучших из овец и волов для жертвоприношения Г‑споду, Б‑гу твоему; прочее же мы истребили.

И сказал Шмуэль Шаулю: подожди, я скажу тебе, что сказал мне Г‑сподь ночью.

И сказал ему Шауль: говори.

И сказал Шмуэль: не малым ли ты был в глазах твоих, когда сделался главою колен Израилевых, и Г‑сподь помазал тебя царем над Израилем? И послал тебя Г‑сподь в путь, сказав: «Иди и предай заклятию нечестивых амалекитян и воюй против них, доколе не уничтожишь их». Зачем же ты не послушал Г‑спода, и бросился на добычу, и сделал зло в глазах Г‑спода?

И сказал Шауль Шмуэлю: я послушался Г‑спода и пошел в путь, куда послал меня Г‑сподь, и привел Агага, царя амалекитян, а Амалека истребил; народ же из добычи, из овец и волов, взял лучшее из заклятого, для жертвоприношения Г‑споду, Б‑гу твоему, в Галгале» (Шмуэль I, 15:13–21).

Шмуэль проклинает Шауля за то, что Шауль не убил Агага. Ганс Гольбейн. Эскиз. 1530.

Шауль ищет оправдания. В том, что произошло, нет его вины, а есть вина его воинов. Кроме того, он и они действовали из лучших побуждений. Овец и волов пощадили, чтобы потом принести их в жертву. Шауль не убил царя Агага, но взял его в плен. Шмуэль непреклонен. Он говорит: «Ты отверг слово Г‑спода, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем» (там же, 15:24). Но было уже поздно. Его лидерство подошло к концу.

Есть высказывание, которое приписывают сразу нескольким политикам: «Конечно, я следую за партией. В конце концов, я же их лидер!» Эти слова приписываются Бенджамину Дизраэли и Стивену Болдуину. Есть лидеры, которые следуют, а не возглавляют. Рабби Исраэль Салантер сравнил их с собакой, которую хозяин вывел на прогулку. Собака бежит впереди, но время от времени оборачивается удостовериться, что она бежит в том же направлении, что и хозяин. Собака может считать, что она указывает хозяину путь, но на самом деле она следует за хозяином.

Такова, если внимательно читать текст, была судьба Аарона в главе «Ки тиса». Моше уже сорок дней находился на вершине горы. Людьми овладел страх. Не умер ли он там? Где же он? Без Моше они чувствовали себя обездоленными. Он был посредником между ними и Б‑гом. Ведь он творил чудеса, по его слову расступилось море, он давал им воду и пищу. Вот как Тора описывает дальнейшие события:

 

Народ увидел, что Моше медлит спуститься с горы. Обступил народ Аарона, и сказали они ему: «Приступи [к действиям]! Сделай нам бога, который пойдет перед нами, [ведя нас за собой]. А этот человек, Моше, который вывел нас из земли египетской, — мы не знаем, что с ним!» Сказал им Аарон: «Снимите золотые серьги, которые в ушах ваших жен, сыновей и дочерей, и принесите мне». Люди вынули золотые серьги из своих ушей и принесли Аарону. Тот взял у них [золото], обработал его резцом и сделал из него литого тельца. А они сказали: «Вот твой бог, Израиль, [бог,] который вывел тебя из земли египетской! (Шмот, 32:1–4).

 

Разгневался Г‑сподь. Моше умоляет Его пощадить народ. Затем он спускается с горы, видит, что произошло, разбивает скрижали закона, которые он принес с собой, сжигает идола, перемалывает его в порошок, смешивает с водой и заставляет евреев выпить. Потом он обращается к своему брату Аарону и говорит:

 

— Что сделал тебе этот народ, что ты вовлек его в [столь] великий грех?

— Да не возгорится гнев моего господина! — ответил Аарон. — Ты же знаешь, что этот народ [склонен] ко злу. Они мне сказали: «Сделай нам бога, который шел бы перед нами, [ведя нас за собой], ведь этот человек, Моше, который вывел нас из земли египетской, — мы не знаем, что с ним!» И я сказал им: «У кого есть золото, снимите с себя». Они отдали мне [золото], я бросил его в огонь — и получился этот телец (Шмот, 32:22–24).

 

Аарон винит народ. Это у людей появилась греховная потребность. Он снимает с себя ответственность за то, что сделал тельца. Так вышло. «Я бросил его в огонь — и получился этот телец». Это тот же отказ от личной ответственности, который мы уже видели в истории Адама и Хавы. Адам говорит: «Это вина жены». А Хава говорит: «Это вина змия». Так вышло. Это не я. Я был жертвой, а не злоумышленником. Подобное уклонение от ответственности для любого является моральным поражением, а для лидера — тем более!

Странно то, что Аарон не был наказан сразу. Согласно Торе, он был осужден за совершенно другое прегрешение, когда много лет спустя он и Моше произнесли гневные слова против людей, жаловавшихся на отсутствие воды: «Аарон должен присоединиться к своему народу. За то, что вы нарушили Мое повеление у Мей‑Мерива, [Аарону] не суждено войти в страну, которую Я отдаю сынам Израиля» (Бемидбар, 20:24).

Только по прошествии долгого времени, в последние месяцы своей жизни, Моше поведал народу то, что он до той поры скрывал: «Я боялся гнева и ярости, которыми воспылал на вас Г‑сподь, решив вас уничтожить. Г‑сподь услышал меня и на этот раз. Г‑сподь сильно разгневался на Аарона, решив уничтожить и его. Я же в ту пору молился и за Аарона» (Дварим, 9:19–20). Г‑сподь, уверяет Моше, так сильно прогневался на Аарона за грех поклонения золотому тельцу, что едва не убил его, и убил бы, если бы Моше не помолился за него.

Поклонение золотому тельцу. Джеймс Тиссо. 1896–1902

Легко критиковать людей, которые не справились с задачами лидерства, когда требуется противостоять толпе, презревшей ранее достигнутое соглашение, и встать поперек пути, который выбрало большинство. Правда, однако, в том, что очень трудно противостоять толпе. Толпа может игнорировать, свергнуть, даже убить своего лидера. Когда толпа становится неуправляемой, красивое решение проблемы невозможно. Даже Моше оказался бессилен перед лицом народа в последнем эпизоде с отправкой разведчиков в Землю обетованную (Бемидбар, 14:5).

Как же нелегко было Моше восстановить порядок. Ему это удается только с помощью принятия весьма сильных мер: он разбил скрижали и обратил тельца в прах. Потом он просит поддержки и получает ее от братьев‑левитов. Они наказывают толпу, убив в тот день три тысячи человек. История видит в Моше героя, но в то же время его современники могли бы счесть его жестоким диктатором. Мы же благодаря Торе знаем о том, что в то время происходило между Г‑сподом и Моше. Израильтяне же, стоя у подножия горы, не ведали, как близко они подошли к роковой черте, за которой их ждало полное истребление.

Традиция обходится с Аароном по‑доброму. Он предстает миролюбивым человеком. Возможно, поэтому он и стал первосвященником. Существует несколько разновидностей лидеров, и священство требует следования правилам, а не отстаивания идей или управления толпой.

Тот факт, что Аарон не был лидером того же склада, что и Моше, вовсе не означает, что он потерпел поражение. Это означает, что ему была суждена иная роль. Бывают времена, когда требуется человек, обладающий достаточным мужеством противостоять толпе. А бывают другие времена, когда требуется миротворец. Моше и Аарон представляли разные типы лидеров. Аарон потерпел поражение, когда от него требовалось стать таким, как Моше, но он был по‑своему велик в качестве лидера иного типа. Аарон и Моше взаимодополняли друг друга.

Правда в том, что, когда толпа становится неуправляемой, простых решений не бывает. Вот почему иудаизм в целом — это многовековой семинар на тему индивидуальной и коллективной ответственности. Евреи не становятся — или не должны становиться — неуправляемой толпой. Когда же это происходит, требуется Моше для восстановления порядка. Но в иные времена может понадобиться и Аарон — для поддержания мира.

Книгу Джонатана Сакса «Уроки лидерства» можно приобрести на сайте издательства «Книжники»

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Уроки лидерства

Иудаизм был и остается великой мировой религией протеста. Герои веры не приемлют сущего. Они протестуют. Они бросают вызов самому Г‑споду. Авраам сказал: «Разве Судья всей земли не поступит по справедливости?!» (Берешит, 18:25). Моше сказал: «Зачем Ты навел беду на этот народ?» (Шмот, 5:22). Вот как Г‑сподь желает, чтобы мы отвечали. Иудаизм—это призыв Г‑спода к человеческой ответственности. Высшая награда—стать партнером Б‑га в деле сотворения мира.

Уроки Торы I. Ки Тиса

«Доколе будете вы служить двум господам?» — упрекает Элияу народ Израиля. Почему же пророк направляет свой гнев против колеблющихся евреев более, чем против тех, кто явно противостоит иудаизму? В своей беседе Ребе рассматривает два греха — колебание и идолопоклонство и показывает, в какой степени колебание включает в себя предательство идеалов веры, а кроме того, какие формы этот грех принимает в современном обществе.

Политика надежды

«Нас объединяет общая идентичность и судьба, и мы несем коллективную ответственность за общее благо. Мы должны помнить, что общество сильно только тогда, когда оно заботится о слабых. Оно богато, если заботится о бедных. И оно неуязвимо, если заботится об уязвимых. Восстановив социальный завет, мы победим политику гнева и воссоздадим политику надежды», – убеждет раввин Сакс.