Веякгель-Пекудей. «И созвал»

Текст подготовил Довид Карпов 20 марта 2020
Поделиться

«Лехаим» публикует фрагменты из бесед Любавичского Ребе, содержащих комментарии на недельные главы Торы.

«И созвал»

«И собрал Моше все общество сынов Израиля, и сказал им:
вот слова, которые велел Г-сподь исполнить». 

(«Шмот», или «Исход», 35:1)

 

Общее собрание

Наша глава начинается с того, что Моше собирает всю общину («Шмот», 35:1): «И собрал Моше все общество сынов Израиля, и сказал им: вот слова, которые велел Г-сподь исполнить». Согласно Традиции, это произошло на следующий день после первого Йом Кипура, когда были дарованы «вторые Скрижали», Собрав весь народ, Моше стал излагать субботние законы, а также дал указание относительно изготовления Скинии. Интересен тот факт, что это было единственное подобное собрание, когда Моше специально «созвал весь народ» (ваякгель). Общее собрание должно было подчеркнуть важность момента и то, что строительство переносного Храма имеет отношение к каждому из сынов Израиля. Мидраш сообщает нам, что на это было дано особое указание свыше: «Устраивай большие собрания для публичного изучения субботних законов. И чтобы в следующих поколениях укоренился обычай устраивать собрания в Субботу». Из этого наши мудрецы сделали вывод, что следует обучать праздничным законам перед большими праздниками, например, законы Пейсаха — в субботу перед Пейсахом.

Но почему Моше собрал еврейский народ для изучения законов Субботы спустя несколько месяцев, а не сразу после дарования Торы? Очевидно, было бы более логично, если бы он сделал это сразу же после получения Торы — ведь усердные и ревностные стараются исполнить любую заповедь «в максимально короткие сроки», а Моше, безусловно, был именно таким. И тогда же — после главы «Итро», была бы уместна наша глава «Ваякгель».

Дело в том, что упомянутое «собрание» вовсе не является стандартным «оргмероприятием». Иначе не было бы необходимости Творцу давать на этот счет специальное указание. Его цель — объединить народ, а это необходимо, прежде всего, в том случае, когда имеет место конфликт и внутренняя разобщенность. Во время Дарования Торы как раз наблюдалось исключительное единство, как об этом сказано в Торе («Шмот», 19:2): «И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились станом в пустыне, и расположился там Израиль напротив горы». Раши поясняет, почему в данном случае глагол «располагаться станом» стоит в единственном числе (ва-ихан), хотя, когда речь идет обо всем народе, как правило, используется множественное число: «расположились (ва-яхану) они станом в пустыне». Тора подчеркивает, что среди еврейского народа царило единство: все, как один человек, единодушно. Поэтому и глагол стоит в единственном числе. А во время других стоянок между ними были конфликты и раздоры.

В силу этого единства и не было особой необходимости «созывать собрание» сразу. И лишь после греха Золотого Тельца, который привел к утрате единства и цельности, возникла необходимость в собрании с целью нового объединения.

Более того, в сам Йом Кипур, когда были дарованы «вторые Скрижали», как знак прощения за грех Тельца, евреям было просто не до того, чтобы заниматься чем-то еще, пусть даже таким важным делом, как субботние законы.

И только на следующий день Моше собрал народ и передал два важных практических указания: об изготовлении Скинии и соблюдении Субботы.

 

Слово и дело

С другой стороны, по мнению наших мудрецов, Моше не хотел терять время даром и откладывать начало исполнения работ на более поздний срок. Поэтому все произошло именно 11-го Тишрея, сразу после того, как Моше во второй раз спустился с горы Синай и созвал народ.

Таким образом, мы видим переход от «слов к делу». Дарование Торы, равно как и ее изучение, — важный элемент еврейской жизни, требующий максимальной концентрации. Однако конечная цель — создать «жилище» Всевышнему в нашем материальном мире. Поэтому о том, кто сознательно ограничивает свое служение лишь рамками Торы, наши мудрецы сказали: «Тот, кто заявляет, что для него не существует ничего, кроме Торы, — на деле оказывается лишен и самой Торы». Таким символическим «жилищем» стала Скиния, а потом Иерусалимский Храм. Но в конечном итоге должен стать весь мир.

 

«Исчисления»

«И когда поднималось облако над Шатром
начинали двигаться сыны Израиля».
(«Шмот», 40:36)

 

Наша глава и вся вторая книга Торы заканчивается словами («Шмот», 40:36): «И когда поднималось облако над Шатром — отправлялись сыны Израиля во все их странствия». Перед этим же сказано (40:35): «И не мог Моше войти в Шатер откровения, ибо облако пребывало на нем…» Зато 3-я книга Торы — «Ваикра», или «Левит», в которой подробно описываются порядок храмовой службы и разные виды жертвоприношений, начинается с того, что Всевышний призвал к Себе Моше («Ваикра», 1:1): «И воззвал к Моше…»

И хотя Тора традиционно разбита на пять Книг, разных по содержанию, очевидно, между ними должна существовать смысловая связь. Но какая связь между окончанием 2-й книги — «Шмот» и началом 3-й книги — «Ваикра», тем более, что в свитке Торы они следуют непосредственно друг за другом. И как связаны между собой установка «Шатра откровения» и передвижения евреев по пустыне? Когда облако поднималось над Шатром, это был знак того, что присутствие Всевышнего — Шхина удаляется от Израиля Шхина (от слова «шахен» — «пребывать», «находиться постоянно») — явное присутствие Всевышнего в нашем мире. . Почему же евреи отправлялись в путь именно в этот момент?

 

В пустыне народов

Действительно, когда облако поднималось над Шатром, это был знак того, что евреи должны «отправляться во все их странствия» по пустыне. Эти странствия, в силу известных причин, продолжались в общей сложности 40 лет и закончились вступлением в Святую Землю. Но Ребе утверждает, что и сегодня, спустя две тысячи лет после разрушения Второго Храма, мы все еще находимся в «пустыне» — в «пустыне народов». После разрушения Второго Храма еврейский народ на две тысячи лет оказался в Изгнании (галуте), рассеянный среди народов мира и продолжает свои вечные «странствия». Это время активной духовной работы, когда мы собираем «искры святости», рассеянные, как и мы, по всему свету. Продвижение вперед и исправление окружающего мира — естественное для еврея состояние, поскольку такова конечная цель творения: создание для Всевышнего «жилища в нижних мирах». А переносной Храм и «стационарный» Храм — это «действующая модель» мира, в котором Всевышний может раскрыть себя наиболее полным образом. Но наша задача — превратить весь мир в один величественный Храм Творцу.

И для этого мы должны «отправиться в странствия», чтобы самим продвигаться навстречу нашему праведному Мошиаху. К тем временам, о которых говорится в самом начале следующей книги Торы.

 

Потерянное поколение, или Колыбель еврейства

Когда Мителер Ребе (2-й Ребе Хабада, рабби Дов-Бер) учил Тору, он буквально ничего не замечал вокруг. Однажды он так увлекся, что даже не заметил, как его ребенок выпал из колыбели и стал громко плакать. Так продолжалось некоторое время, пока не услышал его отец — Алтер Ребе, который спустился со второго этажа, поднял ребенка, успокоил и положил назад в колыбель. После этого он упрекнул своего сына, заметив, что изучение Торы, конечно, важная заповедь, но когда плачет еврейский ребенок, нельзя оставаться безучастным. Когда Мителер Ребе сменил на посту своего отца, став фактически главой поколения, ему очень помог тот совет.

Читая эту историю, мы должны помнить, что все наше поколение когда-то выпало из «колыбели» еврейства. Оно плачет, и мы должны услышать безмолвный плач еврейской души, которая оказалась оторванной от своего духовного источника — Торы. И таким «ребенком» может оказаться любой еврей, которого мы встретили и должны попытаться вернуть в «колыбель». И в этом деле мы не имеем права лениться. Мы обязаны нагнуться, поднять «еврейского ребенка» и утешить его. И нет большего утешения, чем приход нашего Избавителя — праведного Мошиаха в самое скорое время.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Двар Тора. Ваякгель-Пекудей: Заповедь — держать дистанцию

Как приблизиться к Всевышнему, если нет возможности прийти в синагогу?  Почему, спустившись с горы Синай, Моше не смог войти в Шатер откровения? Главный редактор «Лехаима» Борух Горин — о последних событиях в мире в контексте недельной главы Ваякель-Пекудей.