Читая Тору

Недельная глава «Насо». Благословение любви

Джонатан Сакс. Перевод с английского Светланы Силаковой 21 мая 2021
Поделиться

Признаюсь, я испытываю приятный трепет всякий раз, когда читаю эти слова:

«Г‑сподь сказал Моше: “Передай Аарону и его сыновьям:

‘Благословляйте сынов Израиля так:

Да благословит тебя Г‑сподь и сохранит тебя!

Да озарит тебя Г‑сподь [сиянием] Своего лица и помилует тебя!

Да обратит к тебе Г‑сподь Свое лицо и даст тебе мир!’

Пусть они возложат Мое имя на сынов Израиля, и Я благословлю их”» (Бемидбар, 6:23–27).

Это одна из древнейших словесных формул благословения, используемых непрерывно на протяжении истории человечества. Каждый день мы читаем ее наизусть в начале утреннего богослужения. Некоторые произносят ее по вечерам, перед отходом ко сну. Мы используем ее для благословления своих детей вечером в пятницу. Она часто используется для благословления жениха и невесты на свадьбах. Неевреи тоже широко используют ее. Ее простота, ее кумулятивная структура: три слова, пять слов, семь слов, ее движение по восходящей: от защиты к милости, от милости к миру — все это делает ее миниатюрной драгоценностью среди молитв, блеск которой не померк за три с лишним тысячелетия с тех пор, когда она была сформулирована.

В прошлые годы я писал о смысле благословений. На сей раз я задаю три иных вопроса. Во‑первых, почему для них избраны священники? Почему не пророки, не цари, не мудрецы или не святые?

Во‑вторых, почему избрана уникальная форма биркат а‑мицва — благословения, совершаемого священниками над заповедью благословлять народ? Это благословение гласит: «освятивший нас святостью Аарона и повелевший благословлять народ Израиля с любовью» Сефер а‑хинух, Сота, 39а.
. Ни в одном другом благословении над какой‑либо другой заповедью не установлено, что его надлежит совершать с любовью.

Благословение священников. Эфраим‑Моше Лилиен. Фрагмент форзаца. 1903.

В Талмуде есть спор о том, должен ли человек при выполнении заповедей иметь правильное намерение — кавану — или достаточно самого акта выполнения заповеди. Но намерение и мотив — разные вещи. Намерение всего лишь значит, что я выполняю заповедь, потому что это заповедь. Я действую осознанно, преднамеренно, обдуманно, подчиняясь Г‑сподней воле. Это не имеет ничего общего с такой эмоцией, как любовь. Почему именно эта заповедь и ни одна из других требует любви?

В‑третьих, зачем вообще поручать людям благословение народа? Г‑сподь — вот Кто благословляет человечество и Его народ, Израиль. Он не нуждается в людях‑посредниках. Именно это и сказано в нашем отрывке: «Пусть они возложат Мое имя на сынов Израиля, и Я благословлю их».

«Сефер а‑хинух» Раздел 378. — Примеч. авт. В русском издании (Левит из Барселоны. Сефер а‑хинух. Книга наставления. Т. II. С. 33) это раздел № 367, Заповедь ежедневного благословления народа священниками. — Примеч. перев.
, отвечая на первый вопрос, просто замечает, что священники были священной группой в составе народа. Они совершали богослужения в Доме Б‑га. Они проводили всю свою жизнь в служении Б‑гу. Труд всей их жизни был священным. И их обитель — тоже. Они были хранителями святости. Следовательно, они были самыми очевидными кандидатами на совершение священного обряда, через который на народ нисходят Б‑жьи благословения.

Рабби Аарон Валкин в предисловии к своей «Маца Аарон» выдвинул более прозаичное объяснение. Священники не имели своей доли земли. Единственным источником их дохода были матанот кеуна, «дары священникам», — то, что по праву причиталось им в качестве приношений от всего народа. Следовательно, они были заинтересованы в благоденствии народа — ведь оно означало, что и они сами будут благоденствовать. Они благословляли народ от всего сердца, стремясь к благу для народа, так как это пошло бы во благо им самим.

Рабби Авраам Гафни предложил третье объяснение Р. Авраам Гафни. Бе‑иньян Биркат коаним. Захор ле‑Авраам, 1996. Р. 523–531.
. Мы читаем, что при освящении Шатра Встречи «Аарон простер руки к народу, благословляя его» (Ваикра, 9:22). Раши говорит, что благословение, которое он дал народу в том случае, и впрямь было священническим благословением, установленным в нашей паршат. Однако Рамбан предполагает, что благословение, которое совершил Аарон, могло быть спонтанным поступком, и, поскольку Аарон проявил такую душевную щедрость, Б‑г вознаградил его, повелев, что в будущем именно его потомки будут благословлять Израиль.

А как же тогда понимать упоминание о любви в благословении? Есть два разных истолкования: согласно первому, это относится к священникам, согласно второму, это относится к Б‑гу.

При втором истолковании порядок слов в благословении меняется на противоположный, и его прочитывают не как «повелевший нам благословлять народ Израиля с любовью», а как «с любовью повелевший нам благословлять народ Израиля». То есть в благословении говорится о любви Б‑га, а не о любви священников. Поскольку Б‑г любит Свой народ, Он повелевает священникам благословлять его Рабби Йерухам Перла, комментарий к «Сефер мицвот гадоль» рабби Саадьи Гаона.
.

Первое истолкование, более правдоподобное в грамматическом отношении, гласит, что это священники обязаны ощущать любовь. На этом основано утверждение в «Зоаре»: «Священник, который не любит народ, или священник, которого не любит народ, не должен благословлять» Зоар III, 147б; см.: Маген Авраам, 128:18.

. Мы можем благословлять только то, что мы любим. Вспомните, как слепой и состарившийся Ицхак сказал Эсаву: «Приготовь мне яство, как я люблю. Принеси его мне, и я поем, чтобы я смог благословить тебя перед своей смертью» (Берешит, 27:4). Вне зависимости от того, с чем мы имеем дело — с любовью Ицхака к этой еде или с тем, как происходящее характеризует самого Эсава (а именно демонстрирует, что Эсав настолько дорожит отцом, что раздобыл его любимую еду), — Ицхаку требовалось присутствие любви для того, чтобы он смог благословить сына.

Но почему же именно в благословении над этой мицвой и ни в одном другом установлено, что его нужно совершать с любовью? Потому что во всех остальных случаях маасе мицва — акт, представляющий собой выполнение заповеди, — совершается кем‑то, кто действует сам. И только в случае священнических благословений священник — всего лишь махшир мицва: инструмент, посредством которого что‑то делается, а не тот, кто это делает. Тот, кто делает это, — Сам Б‑г: «Пусть они возложат Мое имя на сынов Израиля, и Я благословлю их». Коаним — всего лишь каналы, по которым поступают Б‑жьи благословения.

Это означает, что они должны быть бескорыстны, когда произносят благословения. Мы впускаем Б‑га в мир и внутрь себя лишь в той мере, в какой забываем о себе и сосредоточенно думаем о других Сота, 5а: «О каждом, чей дух высокомерен, Святой, благословен Он, говорит: Я и он — не можем мы вместе пребывать в одном мире».
. Это и есть любовь. Мы видим это в отрывке, где Яаков, влюбившись в Рахель, принимает условие Лавана — соглашается работать на него семь лет. Мы читаем: «Яаков работал [на него] за Рахель семь лет, но они показались ему считанными днями — так он любил ее» (Берешит, 29:20). Комментаторы задают очевидный вопрос: именно потому, что он любил ее так сильно, семь лет должны были показаться ему целым столетием. Ответ столь же очевиден: он думал о ней, а не о себе. В его любви не было ни толики себялюбия. Он сосредоточивался на присутствии Рахели, а не на своем нетерпеливом желании.

Впрочем, всему этому, возможно, существует альтернативное объяснение. Оно, как я разъяснил в выпуске «Covenant and Conversation», посвященном «Ахарей (мот)» — «Кдошим», связано с этикой характера.

Ключевой текст об этике святости — Ваикра, 19: «Будьте святы, ибо свят Я, Г‑сподь, ваш Б‑г!» Именно эта глава учит двум великим заповедям любви между людьми — любви к ближнему и любви к пришельцу. Этика святости, которой учат священники, — этика любви. Несомненно, на этом основано изречение Гилеля: «Учись у Аарона: цени мир и стремись к миру, люби людей и приближай их к Торе» Мишна, Авот, 1:12. Подбор комментариев и перевод: р. Н‑З. Рапопорт. Литературный редактор: Б. Камянов (Авни). Под общей редакцией проф. Брановера.
.

Эта этика — элемент четкого представления о священнике, изложенного в Берешит, 1, где мир рассматривается как творение Б‑га, а человек — как образ и подобие Б‑жие. Собственно, наше существование и существование вселенной — результат Б‑жьей любви.

Благословляя народ, священники показывали ему, что такое любовь к ближнему. Вот определение Рамбама на предмет того, что значит «возлюбить ближнего, как самого себя»: «…пусть [каждый] отзывается о людях хорошо и заботится об их имуществе, как заботился бы о своем и как хотел бы уважения к себе» Моше бен Маймон. Мишне Тора. Книга «Знание». Законы о чертах характера, 6:3. . Совершение благословения над народом указывало, что вы стремитесь к благу для народа, а стремиться к благу для народа — это и значит любить народ.

Следовательно, коаним подавали народу пример этим публичным проявлением любви — или того, что мы сегодня назвали бы заботой об «общем благе». Тем самым они поощряли существование общества, где каждый стремился к благоденствию всех — а такое общество благословенно, потому что узы, связывающие его членов, прочны и люди ставят интересы народа в целом выше своей личной выгоды. Такое общество благословлено Б‑гом, а эгоистичное общество не благословлено Им и не может быть Им благословлено. Ни одно эгоистичное общество не продержалось долго.

Отсюда следуют наши ответы на поставленные выше вопросы. Почему именно коаним? Потому что их этика делала упор на любви — любви к ближнему и к чужестранцу, — а прежде чем мы сможем благословлять, нам нужна любовь. В благословении над заповедью упомянута любовь, потому что благословения входят в мир именно через любовь. А зачем поручать акт благословения людям — почему Б‑г не совершает это Сам? Потому что коаним должны были стать образцом для подражания — показывать людям, как надо заботиться о благоденствии других. Полагаю, «Биркат коаним» содержит жизненно важную мысль, адресованную нам сегодня: общество, члены которого стремятся к благоденствию друг друга, священно и благословенно.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Двар Тора. Насо: Эпоха горечи

Как связаны имена трех сыновей Леви и судьба еврейского народа? Что такое законы назорея? И каким образом горечь и страдания могут помочь человеку выйти на новый духовный уровень? Главный редактор «Лехаима» Борух Горин читает недельную главу Насо.

Уроки Торы I. Насо

Эта глава включает в себя детальное описание процедуры, которую должна была пройти cота — женщина, подозреваемая мужем в нарушении супружеской верности. «Если чья‑либо жена уклонится» — эта фраза приводится в Талмуде для подтверждения слов о том, что «человек грешит, только если в него вступает дух глупости».

Недельная глава «Бемидбар». Общество равноправия в еврейском стиле

Если вы хотите создать справедливое и милосердное общество, начните с образования. Если вы хотите создать общество равного человеческого достоинства, гарантируйте бесплатность образования и всеобщее равное право на него. Вот идея, которую мудрецы извлекли из того факта, что мы читаем Бемидбар перед Шавуот, праздником, напоминающим, что Б‑г, даруя нашим предкам Тору, даровал ее им всем на условиях равноправия.