Уроки Торы I

Уроки Торы I. Пекудей

Менахем-Мендл Шнеерсон 25 марта 2016
Поделиться

Четыре из последних пяти недельных глав книги Шмот посвящены постройке святилища и того, что в нем должно быть. По какому принципу разделены эти главы? Первые две — Трумо и Тэцаве, связанные с самой заповедью постройки святилища, очевидно, отличаются от двух других — Ваякгел и Пкудей, в которых говорится о донесении заповеди до людей и ее выполнении. А в чем же различие между главами Ваякгел и Пкудей? И в то же время, что объединяет их настолько, что в иные годы они читаются вместе на одной неделе? В поисках ответа на эти вопросы Ребе приводит нас к анализу уровней отношений между человеком и Б‑гом.

 

ГЛАВЫ ВАЯКГЕЛЬ И ПЕКУДЕЙ

В Торе нет ничего случайного, и каждая деталь в ней, будучи словом Б-жьим, имеет свое предназначение. Так и с делением на недельные главы. Тору разделили на них не потому, что в таком большом тексте нельзя обойтись без разбивок, а потому что каждая глава несет в себе особую мысль. То же и с названиями глав, не случайно взятыми из первых их слов. В этих словах заложена тема всего последующего повествования. Поэтому‑то название главы и берется из ее первой строки.

В Торе пятьдесят три главы. Это неизменное, фиксированное число. Чтобы в течение года успеть прочитать всю Тору, в иные годы, когда по календарю только один, а не удвоенный месяц адар, в определенные недели читают сразу по две главы Торы. Зоар (ч. I, 104б) полагает, что в каждой главе заложен особый смысл, и случающееся объединение двух глав значит не больше, чем чтение в один день двух разных историй.

Значит, у глав «Ваякгель» и «Пекудей» различный смысл, хотя в некоторые годы они читаются вместе. Обе эти главы, как и предшествующие им «Трума» и «Тецаве», посвящены строительству святилища и его устройству. Но главы «Трума» и «Тецаве», будучи посвящены одной теме, освещают разные ее аспекты. И они никогда не читаются вместе. То же и с главами «Ваякгель» и «Пекудей» — со строительством святилища связано два самостоятельных смысла.

ПРИГОТОВЛЕНИЕ И ОТКРОВЕНИЕ

Разница между ними заключается в следующем. Из главы «Ваякгель» мы узнаем: Моше собрал израильтян, чтобы передать им заповедь Всевышнего о постройке святилища, о том, что в нем должно быть, и как эту заповедь решено исполнить. Пекудей рассказывает о подсчетах, произведенных Моше, собравшем все добровольные пожертвования материалов для святилища: золота, серебра, меди и т. д.; об использовании пожертвований, о помазании мишкана и его содержимого маслом для помазания, о порядке жертвоприношения и о том, к чему привела проделанная работа — Б‑г спустился в святилище: «И закрыло облако шатер Откровения, и Слава Б‑га наполнила шатер» (Шмот, 40:34).

Основная мысль главы «Ваякгель» — служение евреев Всевышнему. Как они служили? Построили святилище Ему, используя свое имущество, свои тела и души. Имущество — потому что для постройки святилища они выделили тринадцать (есть мнение, что пятнадцать) видов добровольных пожертвований из своего имущества. Свои силы (то есть тела) — они это святилище строили. «Духовный подъем», «мудрость» и «сила духа», упомянутые в Торе, вызванные строительством святилища, исходили из еврейской души. Все вместе это называлось служением человека. «Пекудей» добавляет то, что называется Б‑жественным откровением: «И Слава Б‑га наполнила шатер».

Работа, о которой рассказывается в главе «Ваякгель», привела к Б‑жественному откровению, потому что служение Б‑гу в любой форме приводит к раскрытию Б‑жественности. И все же это бесконечно мало в сравнении со Славой Б‑га, наполнившей святилище в результате помазания его и совершения жертвоприношений.

В некоторых случаях мы говорим, что подготовка к выполнению заповеди тоже является священным актом. Но когда речь идет о спуске Всевышнего в этот мир, мы не можем сравнивать подготовку с самим исполнением. Особенно это касается темы главы «Ваякгель» — шатра и всего, что в нем. Их нельзя считать священными до того, как они помазаны и не используются непосредственно для служения (Шавуот, 15а). В этом суть главы «Пекудей». Следовательно, Б‑жественное откровение, вызванное освящением шатра, несравнимо значительнее того, что связано с приготовлениями для освящения.

Вот основные темы четырех недельных глав, связанных с шатром и тем, что он содержит (см. Рамбан, Шмот, 36:8). «Трума» и «Тецаве» раскрывают заповедь Б‑га о строительстве святилища, причем «Трума» рассказывает непосредственно о святилище и том, что в нем, а «Тецаве» — о специальных одеждах священнослужителей. Из Ваякгель мы узнаем, как Моше сообщил об этой заповеди, и евреи ее выполнили. И наконец, «Пекудей» сообщает об ответе Всевышнего — наполнении святилища Славой Бжьей.

Мы видим три уровня диалога между человеком и Б‑гом, три стадии развития их отношений (Ликутей Тора, Шир а‑ширим, 24а). Сначала поступает инициатива от Б‑га — «сверху» — это заповедь, открывающая путь к объединению человека с волей Б‑га. Затем наступает «пробуждение снизу»: человек принимает на себя обязанность подчиняться и создает в себе святое место, очищенное от заблуждения относительно самодостаточности, чтобы Б‑г вошел туда и жил в нем. Наконец, человек получает ответ Б‑га — раскрытие Б‑жественности на территории, где обитает человек. Обращение, словно голос, доносящийся извне, было раскрытием голоса Всевышнего, призывающего человека преодолеть свою замкнутость и отгороженность. А последний ответ Всевышнего шел изнутри, наполняя святилище, построенное человеком, «Славой Б‑га». Этот голос слышен в главе «Пекудей».

 

ДВЕ НЕДЕЛИ В ОДНОЙ

Несмотря на то что откровение в главе «Пекудей», без сомнения, значительней описанного в «Ваякгель», эти две главы часто читают вместе, на одной неделе. Иногда, когда не хватает времени, приходится делать за «одну неделю» то, что обычно делается за «две».

Это не означает, однако, что мы должны нарушать привычный ход времени. Святилище было по существу «местом обитания в низшем мире», на территории человека, заключенном во времени и пространстве. Это значит, что даже пребывая во времени, мы должны не быть связаны временем.

Здесь есть связь с месяцем адар, в который обычно читают эти главы. Всем известно, что в адаре мы празднуем Пурим. И хотя Пурим всегда выпадает на будний день, суть и главная заповедь этого праздника состоит в заповеди «веселиться до тех пор, пока не перестанешь отличать “благословен Мордехай” от “проклят Аман”. Это означает выход за пределы рационального, за границы знания и налагаемых им ограничений. Таким образом, и в будний день Пурим привносит мир, «где не существует ограничений». Это бесконечное в самом сердце конечного.

Взаимосвязь «Ваякгель» (приготовлений человека) с «Пекудей» (ответом Б‑га) символизирует соединение времени с вечностью, соединение человека и Б‑га. Это одновременно и пролог, и подготовка к будущему откровению, о котором сказано у Йешаяу: «Твои окна будут сделаны из агата (кадкод)» (Йешаяу, 54:12). А Талмуд (Бава батра, 75а) комментирует: «Святой, да будет Он благословен, сказал… “Пусть будет, как этот и как тот” (кедаин укедаин)» — когда человек и Б‑г — есть единое целое.

ЗАПОВЕДЬ И СОБЛЮДЕНИЕ

В объединении двух недельных глав есть еще один смысл: между посланием Б‑га, полученным Моше (главы «Трума» и «Тецаве»), приказом, отданным Моше евреям, и их ответом (главы «Ваякгель» и «Пекудей») — еще могут вклиниться события главы «Ки тиса» и сотворение золотого тельца. Но как только послание пришло в мир через Моше — согласно «Ваякгель», ничто уже не могло помешать его немедленному претворению в жизнь, описанному в «Пекудей».

Однако даже когда они читаются не вместе и злое начало препятствует претворению заповеди в жизнь, нет оснований для задержки, нет ничего, что может помешать или отвлечь. Когда Моше или его преемники в каждом поколении раскрывают смысл заповедей, претворение этих заповедей в жизнь становится неизбежным. Заповедь сама по себе есть обещание ее выполнения и гарантия того, что «Слава Б‑га наполнит святилище».

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Цав. «Вели»

Все, что происходило в Скинии, а потом в Иерусалимском Храме, происходит в нас самих, в нашей душе. И прежде всего это касается обряда жертвоприношения, поскольку он, безусловно, является основой всей храмовой службы, как писал в свое время Рамбам: «Одно из предписаний Торы — построить «Дом» или «Жилище», Храм для Всевышнего, предназначенный для совершения в нем жертвоприношений». И лишь вторым пунктом идет: «А также для того, чтобы собираться в нем на праздники три раза в году: на Пейсах, Швуэс и Суккос».

Недельная глава «Цав». Не старайся быть тем, кем ты не являешься

Наступает момент истины. Лот — еврей, а не житель Сдома. Элиэзер — слуга Авраама, а не его наследник. Йосеф — сын Яакова, а не египтянин с вольными нравами. Моше — пророк, а не священник. Чтоб признать в себе то, чем мы являемся, требуется мужество отвергнуть в себе то, чем мы не являемся. А это сопряжено с внутренним конфликтом и душевными муками. Вот в чем смысл шалшелета. Но зато мы выходим из этой ситуации менее отягощенными внутренними конфликтами, чем прежде.

Из чего состоит всё

Любая попытка понять концепцию творения «из ничего» вызывает непреодолимые сложности. Мы не можем спросить: что такое «ничто»? Мы не можем спросить, где находится «ничто». Мы даже не можем утверждать, что «ничто» — это отсутствие «чего-то», так как в этом случае мы придаем понятию «ничто» категорию отсутствия.  Мы также не можем сказать, что «ничто» не существует, так как, говоря это, сообщаем понятию «ничто» категорию существования в нашем информационном пространстве. Мы не можем соединять понятие «ничто» со словом «это».