Канун Дня искупления. Законы и обычаи

АЛЕКСАНДР ЭЛЬКИН 8 октября 2019
Поделиться

Дни трепета, десятидневный период с Рош а-Шана до Йом Кипура, не случайно получили такое название. В это время решается судьба каждого человека на наступивший год, и религиозные евреи пытаются «зарекомендовать» себя с хорошей стороны. Кульминация этого периода — Йом Кипур, когда вынесенный каждому приговор утверждается Небесным судом, и к этой дате стараются подойти в полной готовности, так сказать, в лучшей форме. Это нашло отражение в еврейском законодательстве — с кануном Йом Кипура, девятым числом месяца тишрей, связано много законов и обычаев, о которых пойдет речь ниже.

Малкот — 39 символических ударов ремнем — церемония бичевания в канун Йом Кипура в синагоге леловских хасидов. Израиль

Согласно традиционному подходу, подлинная богобоязненность выражается, прежде всего, в межчеловеческих отношениях. Религиозное рвение не компенсирует недостаток порядочности или терпимости к людям. Поэтому начинать «улаживать» свои отношения со Всевышним надо именно с этих аспектов жизни. По Талмуду (Йома, 87а), День Искупления очищает лишь от грехов, совершенных по отношению к Творцу, — таких, как, к примеру, нарушение субботы, кашрута, законов семейной чистоты. Как говорит Тора: «Вы очиститесь от всех ваших грехов пред Б-гом» (Ваикра, 16:30). Иными словами, Йом Кипур обеляет только грехи, совершенные «пред Б-гом», однако если еврей словом или делом обидел другого человека, то простить его может только сам обиженный. Разумеется, просить прощения нужно в любое время года, и откладывать такое благое дело незачем. Но накануне Дня Искупления евреи особенно заботятся о том, чтобы предстать перед Всевышним обновленными, поэтому непременно просят прощения друг у друга за совершенные провинности. До наступления Йом Кипура необходимо также рассчитаться с долгами и выполнить все обязательства, принятые в течение года. Только тогда человек может быть уверен в том, что его «личное дело» будет рассматриваться благожелательно.

Но особенно важно изгнать злобу и ненависть из своей души; законоучители предупреждают, что тот, кто этого не сделал, пусть даже не надеется, что его молитвы и просьбы будут услышаны. «Его молитва — не молитва» (Шульхан арух, Орах хаим, 581:1, Рама там же, см. также Левуш). А тому, кто прощает своим ближним, и Всевышний прощает. Хотя надо отметить, что в некоторых случаях раввины не требовали у обидчика просить извинения, чтобы вместо примирения не возникли новые ссоры и обиды. Кроме того, как пишет известный раввин Исраэль-Меир а-Коен Пупко (Хафец Хаим), если сам обиженный не знает о нанесенной ему обиде и ему не был причинен какой-либо ущерб, то не надо просить прощения, достаточно раскаяния, поскольку подобный поступок считается прегрешением между человеком и Всевышним.

В книге «Изкор», которую читают в Йом Кипур, есть такие слова: «Ради того, что я дал пожертвование за…» Поэтому, чтобы не быть голословными, в канун этого дня дают деньги бедным или оставляют их в многочисленных кружках для сбора милостыни, которые обычно выставляют в молитвенных залах синагог. «Благотворительность спасает от гибели», — утверждает Писание (Мишлей, 11:4).

Евреи пытаются найти защиту и у своих предков, посещая в этот период места их захоронения с просьбой быть заступниками на Суде.

Подобно тому как еврей стремится подойти к Йом Кипуру с очищенной от вины душой, он старается также очистить и свое тело. Для этого совершают омовение в ритуальном бассейне — микве. О связи искупления и очищения сказал рабби Акива: «Счастлив ты, Израиль. Перед кем ты очищаешься и кто очищает тебя? Отец наш, который на Небесах, как сказано: “Ты, Г-споди, надежда (миква) Израиля” (Ирмеяу, 17:30). Так же как миква очищает осквернившегося, так и Святой, благословен Он, очищает Израиль» (Йома, 87б). В канун Йом Кипура микву принято посещать трижды, перед каждой из молитв этого дня.

Сказано в Талмуде: «Если человек совершает грех, за который полагается карет (безвременная смерть, дословно — “отсечение [души]”) или смертная казнь по решению суда, покаяние и Йом Кипур задерживают наказание, а страдания очищают (то есть завершают искупление)» (Йома, 86а). Во времена Сангедрина за некоторые тяжкие прегрешения суд назначал физическое наказание — бичевание, малкот. Впоследствии еврейские суды были лишены соответствующих полномочий, и тем не менее накануне Йом Кипура принято подвергаться добровольному наказанию — тридцати девяти ударам ремня, как бы рассчитываясь до наступления святого дня за свои вольные или невольные прегрешения. Евреи, не уверенные в своей совершенной праведности, справедливо полагают, что лучше принять на себя символическое наказание по доброй воле, чем получить его Свыше в виде страданий.

Впрочем, бичевание — это не единственная попытка «малой кровью» отделаться от сурового приговора Небесного суда. Так, в канун Йом Кипура, после утренней молитвы, принято просить у раввина (или иного уважаемого человека) кусочек медового пряника, лекаха. Тот раздает его прихожанам с пожеланием благополучного и хорошего года. В этой красивой традиции содержится символическая просьба к Творцу избавить нас от нужды в куске хлеба.

В том же ряду и древний обычай капарот, символическое искупительное замещение себя птицей (петухом или курицей), которую после обряда относят резнику. Рано утром в канун Йом Кипура евреи стекаются к синагогам, чтобы, осторожно вращая обреченно кудахтающей жертвой над головой и приговаривая при этом: «Это мое замещение, это вместо меня, это мое искупление», признать, что, если справедливо и без милосердия судить их по делам своим, то их ждала бы сходная участь. Ни в коем случае не надо думать, что этот обряд действительно искупает грехи; он подразумевает лишь усиление раскаяния и искреннее переживание, а зарезанную птицу или ее стоимость отдают бедным. Впрочем, в наше время все больше людей заменяют эту процедуру простым пожертвованием, что вполне допустимо с точки зрения еврейского закона.

В подготовке к самому святому дню года немалую роль играет еда, что несколько неожиданно на общем напряженном фоне, когда молящиеся облачаются в белые одежды, чтобы, уподобляясь ангелам, отрешиться от материальных нужд. Торой предписано: «Изнуряйте ваши души с вечера девятого дня месяца» (Ваикра, 23:32). Эти слова могут вызвать недоумение, поскольку Йом Кипур, как известно, выпадает на десятое число. Талмуд объясняет кажущееся несоответствие: «Тому, кто обильно ест и пьет девятого тишрея, это засчитывается, как если бы он постился и девятого, и десятого» (Йома, 81б). Поэтому даже сидящие на диете люди «изнуряют свои души», поглощая двойную порцию еды. Днем, во время основного пиршества, обязательно едят рыбные и мясные блюда, а ближе к вечеру, во время последней трапезы перед наступлением поста, обязательно едят креплах в бульоне. Тут уместно рассказать о пищевой символике: круглые хлеба на столе — просьба к Творцу сделать наступивший год совершенным и цельным, в достатке и благополучии. Обмакивание куска хлеба в мед, а не в соль, как это делают в течение всего года, — просьба о сладкой жизни. А уж креплах, блюдо из молотого мяса в оболочке из белого вареного теста, — молитва о том, чтобы суровость Всевышнего была сокрыта Его милосердием.

Проделав все положенное, очистившись и подкрепившись, еврей собирается в синагогу, надевая субботнюю одежду и облачаясь в белоснежный китл, — еще один символ, напоминающий о строках из пророка Йешаяу (1:18): «Если будут ваши грехи красны, как багряная шерсть, обелю их, как снег». Впрочем, эта одежда напоминает также саван, побуждая тем самым отрешиться от земной суеты.

Женатый мужчина зажигает в синагоге «свечу жизни» (лебедике лихт), которая должна гореть круглые сутки. Считается недобрым предзнаменованием, если она погаснет в Йом Кипур. Поэтому ее отдают служке синагоги, который ставит свечи без особого порядка, чтобы не знать, где она будет стоять. Если эти свечи погасли — их зажигают на исходе праздника. Каждый, кто произносит Изкор (поминальную молитву), зажигает поминальную свечу у себя дома.

Десятого тишрея, предаваясь посту и молитве, еврей восстанавливает и укрепляет свою связь с Всевышним. А праздничная трапеза девятого тишрея символизирует вторую часть покаяния — исправление содеянного путем скрупулезного соблюдения заповедей в повседневной жизни, которую олицетворяют еда и питье.

Как нам кажется, это толкование объясняет, почему Талмуд фактически ставит знак равенства между девятым и десятым тишрея: и пост, и праздничная трапеза накануне поста олицетворяют два неразрывно связанных аспекта раскаяния — центральной и основополагающей идеи Дня Искупления.

(Опубликовано в №245, сентябрь 2012)

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Исро: идолопоклонство, отступающее перед Б-жественностью

Дарованная на Синае людям, Тора существовала еще до этого. Как сказано в Талмуде, праот­цы учили Тору, ею занимались и в Египте. Что же означало дарование Торы? Народ Израиля получил воз­можность освятить материальный мир, перевернуть в нем все, что скрывало Б-жественную истину, превратить сокрытие в открытие Б- жественного света.

Недельная глава «Итро». Нация лидеров

Есть одна тема, общая для «Итро» и синайского богоявления, а именно: делегирование, распределение и демократизация власти. Один только Г‑сподь может править единолично. Эту тему вводит Итро. Он приходит к своему зятю и обнаруживает, что тот управляет народом единолично. И говорит ему: «Не хорошо то, что ты делаешь» (Шмот, 18:17). Это один из всего лишь двух случаев во всей Торе, где появляются слова «не хорошо».

University of Cambridge: Книга против людей равноденствия: T‑S K.6.63

Процедура расчета года и определения времени Песаха на основании сбора урожая ячменя базировалась на библейской заповеди соблюдать месяц авив и праздновать Песах (Дварим, 16:1). Однако она несла в себе массу неизвестных, которые невозможно было безошибочно установить, исходя из библейского текста. Хотя все караимы были согласны, что авив означает определенную стадию созревания ячменя, они придерживались различных мнений по поводу того, какая именно стадия созревания их интересует, где именно и когда именно проводить проверку, а также сколько именно колосьев должно находиться в данной стадии созревания, чтобы можно было праздновать Песах.