День третий

Мецора

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы

Глава 14

  1. Если же [человек] беден, если нет у него денег, тогда пусть он возьмет для своего искупления одного барана —для вознесения повинной жертвы —и одну десятую [эйфы] муки мелкого помола, политой оливковым маслом, для хлебного приношения, и лог масла,
    וְאִם־דַּ֣ל ה֗וּא וְאֵ֣ין יָדוֹ֘ מַשֶּׂ֒גֶת֒ ֠וְלָקַ֠ח כֶּ֣בֶשׂ אֶחָ֥ד אָשָׁ֛ם לִתְנוּפָ֖ה לְכַפֵּ֣ר עָלָ֑יו וְעִשָּׂר֨וֹן סֹ֜לֶת אֶחָ֨ד בָּל֥וּל בַּשֶּׁ֛מֶן לְמִנְחָ֖ה וְלֹ֥ג שָֽׁמֶן
    Раши

    если же он беден и у него недостаточно средств, то пусть возьмет одного ягненка в повинную жертву для вздымания, чтобы искупить себя, и десятую часть тонкой пшеничной муки [для] одного, смешанную с маслом, в хлебное подношение, и лог масла,

    ועשרון סלת אחד «…и десятую часть тонкой пшеничной муки [для] одного…» – при этом ягненке, который один, следует принести десятую эфы тонкой пшеничной муки с возлиянием.

     раши подчеркивает, что слово «один» в стихе касается не десятой части эфы, а ягненка.

    ולוג שמן «…и лог масла...» – [это масло предназначалось для того], чтобы нанести [его] на большие пальцы [руки и ноги]. а масло для возлияния здесь не упомянуто.

  2. и двух горлиц или двух молодых голубей (то, что ему по средствам) —одну [птицу] для жертвы за грех, а другую —для всесожжения.
    וּשְׁתֵּ֣י תֹרִ֗ים א֤וֹ שְׁנֵי֙ בְּנֵ֣י יוֹנָ֔ה אֲשֶׁ֥ר תַּשִּׂ֖יג יָד֑וֹ וְהָיָ֤ה אֶחָד֙ חַטָּ֔את וְהָֽאֶחָ֖ד עֹלָֽה
  3. Пусть на восьмой день своего очищения он придет со всем этим к священнику —[и станет] у входа в Шатер Встречи, пред Господом.
    וְהֵבִ֨יא אֹתָ֜ם בַּיּ֧וֹם הַשְּׁמִינִ֛י לְטָֽהֳרָת֖וֹ אֶל־הַכֹּהֵ֑ן אֶל־פֶּ֥תַח אֹֽהֶל־מוֹעֵ֖ד לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
    Раши

    и принесет он их на восьмой день своего очищения к священнику, ко входу в шатер собрания пред господом.

    ביום השמיני לטהרתו «…на восьмой день своего очищения…» – [это] восьмой день [после принесения] птиц и кропления кедровым деревом, эзовом и червленой шерстью.

     относительно того, когда начинается отсчет этих восьми дней, см. ваикра, 14:10.

  4. Пусть священник возьмет барана для повинной жертвы и лог масла, и пусть священник вознесет это как дар пред Господом.
    וְלָקַ֧ח הַכֹּהֵ֛ן אֶת־כֶּ֥בֶשׂ הָֽאָשָׁ֖ם וְאֶת־לֹ֣ג הַשָּׁ֑מֶן וְהֵנִ֨יף אֹתָ֧ם הַכֹּהֵ֛ן תְּנוּפָ֖ה לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
  5. Затем пусть зарежут барана, как повинную жертву, и пусть священник возьмет кровь повинной жертвы и помажет ею кончик правого уха, большой палец правой руки и большой палец правой ноги очищаемого.
    וְשָׁחַט֘ אֶת־כֶּ֣בֶשׂ הָֽאָשָׁם֒ וְלָקַ֤ח הַכֹּהֵן֙ מִדַּ֣ם הָֽאָשָׁ֔ם וְנָתַ֛ן עַל־ תְּנ֥וּךְ אֹֽזֶן־הַמִּטַּהֵ֖ר הַיְמָנִ֑ית וְעַל־בֹּ֤הֶן יָדוֹ֙ הַיְמָנִ֔ית וְעַל־בֹּ֥הֶן רַגְל֖וֹ הַיְמָנִֽית
  6. Пусть священник нальет масла на свою левую ладонь.
    וּמִן־הַשֶּׁ֖מֶן יִצֹ֣ק הַכֹּהֵ֑ן עַל־כַּ֥ף הַכֹּהֵ֖ן הַשְּׂמָאלִֽית
  7. И пусть священник, окунув палец правой [руки] в масло, что у него на левой ладони, семикратно покропит пред Господом.
    וְהִזָּ֤ה הַכֹּהֵן֙ בְּאֶצְבָּע֣וֹ הַיְמָנִ֔ית מִן־הַשֶּׁ֕מֶן אֲשֶׁ֥ר עַל־ כַּפּ֖וֹ הַשְּׂמָאלִ֑ית שֶׁ֥בַע פְּעָמִ֖ים לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
  8. [Затем, этим же] маслом со своей [левой] ладони, священник должен помазать кончик правого уха очищаемого, большой палец его правой руки и большой палец его правой ноги, поверх крови повинной жертвы.
    וְנָתַ֨ן הַכֹּהֵ֜ן מִן־הַשֶּׁ֣מֶן| אֲשֶׁ֣ר עַל־כַּפּ֗וֹ עַל־תְּנ֞וּךְ אֹ֤זֶן הַמִּטַּהֵר֙ הַיְמָנִ֔ית וְעַל־בֹּ֤הֶן יָדוֹ֙ הַיְמָנִ֔ית וְעַל־בֹּ֥הֶן רַגְל֖וֹ הַיְמָנִ֑ית עַל־מְק֖וֹם דַּ֥ם הָֽאָשָֽׁם
    Раши

    и помажет священник маслом, что на его ладони, хрящ правого уха очищаемого, большой палец его правой руки и большой палец его правой ноги, на место, где кровь повинной жертвы.

    על מקום דם האשם «…на место, где кровь повинной жертвы». – [нанесет масло на то место, где была кровь], даже если кровь уже стерли.

    отсюда ясно, что [важно] не кровь, а место [нанесения] там же; менахот, 10а .

  9. Остаток масла со своей [левой] ладони священник должен вылить на голову очищаемого, для его искупления пред Господом.
    וְהַנּוֹתָ֗ר מִן־הַשֶּׁ֨מֶן֙ אֲשֶׁר֙ עַל־כַּ֣ף הַכֹּהֵ֔ן יִתֵּ֖ן עַל־רֹ֣אשׁ הַמִּטַּהֵ֑ר לְכַפֵּ֥ר עָלָ֖יו לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
  10. И пусть [очищаемый] принесет [в жертву] одну из птиц (горлиц или молодых голубей, что ему по средствам) —
    וְעָשָׂ֤ה אֶת־הָֽאֶחָד֙ מִן־הַתֹּרִ֔ים א֖וֹ מִן־בְּנֵ֣י הַיּוֹנָ֑ה מֵֽאֲשֶׁ֥ר תַּשִּׂ֖יג יָדֽוֹ
  11. то, что он способен дать, —принесет одну [птицу] как жертву за грех, а другую [птицу] как всесожжение, вместе с хлебным приношением. Так священник искупит очищаемого пред Господом.
    אֵ֣ת אֲשֶׁר־ תַּשִּׂ֞יג יָד֗וֹ אֶת־הָֽאֶחָ֥ד חַטָּ֛את וְאֶת־הָֽאֶחָ֥ד עֹלָ֖ה עַל־הַמִּנְחָ֑ה וְכִפֶּ֧ר הַכֹּהֵ֛ן עַ֥ל הַמִּטַּהֵ֖ר לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
  12. Таков закон о [человеке], у которого язва проказы, но не хватает у него средств для очищения.
    זֹ֣את תּוֹרַ֔ת אֲשֶׁר־בּ֖וֹ נֶ֣גַע צָרָ֑עַת אֲשֶׁ֛ר לֹֽא־תַשִּׂ֥יג יָד֖וֹ בְּטָֽהֳרָֽתוֹ
Поделиться
Отправить

Пятый вопрос

Обязанность бодрствовать всю ночь и учить Тору начинается после завершения седера. На самом деле раздел, в котором содержится это правило, посвящен преимущественно тому, что после четвертого из узаконенных бокалов седера больше вина пить нельзя, чтобы не уснуть. И вновь мы находим возможный источник этой практики в «Тосефте», которая предлагает другую, возможно, параллельную историю о мишнаитских раввинах, бодрствовавших в пасхальную ночь.

Почему именно «Песах»?

И Тора, и еврейский народ дают много различных названий празднику Исхода. Песах, Праздник весны, Праздник мацот, Время нашего Освобождения… Песах – самое известное и наиболее часто применяемое из них. Пожалуй, это название и самое удивительное, хотя в Пятикнижии недвусмысленно объяснено его значение, напоминающее нам о том, что Б‑г «миновал (ивр. “пасах”) дома сынов Израиля в Египте, когда Он поразил египтян, а наши дома спас» (Шмот, 12:26, 27).

Две разгадки одного афикомана

У Песаха есть неожиданное свойство: о чем бы ни начинали говорить, непременно переходят на жгучие вопросы педагогики и образования. А переход разговора о загадочном афикомане на темы воспитания умников и тупиц только иллюстрация к сказанному.