День четвертый

Бехукотай

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы
НЕДЕЛЬНЫЕ ГЛАВЫ ТОРЫ

Глава 27

  1. Господь сказал Моше:
    וַיְדַבֵּ֥ר יְהֹוָ֖ה אֶל־משֶׁ֥ה לֵּאמֹֽר
  2. — Передай сынам Израиля: “Если кто-нибудь по обету посвящает какую-нибудь душу Господу согласно оценке,
    דַּבֵּ֞ר אֶל־בְּנֵ֤י יִשְׂרָאֵל֙ וְאָֽמַרְתָּ֣ אֲלֵהֶ֔ם אִ֕ישׁ כִּ֥י יַפְלִ֖א נֶ֑דֶר בְּעֶרְכְּךָ֥ נְפָשֹׁ֖ת לַֽיהֹוָֽה
    Раши

    и господь говорил моше так: «говори с сыновьями израиля и скажи им: если человек провозглашает обет [посвятить] по оценке [какую-либо] душу господу,

    כי יפלא «…если [человек] провозглашает…» – [то есть] произнесет [обет] вслух.

     глаголы от корня פלא пей ламед алеф многозначны. раши считает, что в

    данном контексте этот корень означает не «отделять» так он истолкован раши в комм. к шмот, 8:18 и к ваикра, 22:21. , а «отчетливо произносить».

    בערכך נפשת «…по оценке [какую-либо] душу…» – [произнесенный обет состоял в том, что дававший его обязался] пожертвовать «стоимость души». [этот обет] звучит так: «[обязуюсь пожертвовать столько], во сколько может быть оценен жизненно важный орган» торат коѓаним, бехукотай, 3; арахин, 4а. .

  3. то при оценке мужчины в возрасте от двадцати до шестидесяти лет оценка должна составлять пятьдесят шекелей серебра, в шекелях святилища.
    וְהָיָ֤ה עֶרְכְּךָ֙ הַזָּכָ֔ר מִבֶּן֙ עֶשְׂרִ֣ים שָׁנָ֔ה וְעַ֖ד בֶּן־שִׁשִּׁ֣ים שָׁנָ֑ה וְהָיָ֣ה עֶרְכְּךָ֗ חֲמִשִּׁ֛ים שֶׁ֥קֶל כֶּ֖סֶף בְּשֶׁ֥קֶל הַקֹּֽדֶשׁ
    Раши

    то при оценке мужчины от двадцати до шестидесяти лет оценка должна быть пятьдесят серебряных шекелей, по священному шекелю.

    והיה ערכך «…оценка должна быть…» – здесь «оценка» не означает «цена». [не важно, какова рыночная стоимость конкретного человека его рыночная цена как раба. ], высока она или низка – оценка устанавливается по его возрасту, как объяснено в этой главе.

    ערכך «…оценка…» – [это слово означает то же], что и ערך эрех – «оценка». и я не знаю, что это за форма с удвоением буквы כ каф.

     раши не считает, что окончание ך ха означает притяжательное окончание второго лица – «твоя оценка». в подтверждение этому можно указать на стих 23, где это слово имеет определенный артикль ה ѓа, несовместимый с притяжательным окончанием. но и свое объяснение этой форме раши предложить не может.

  4. А если это женщина, то оценка должна составлять тридцать шекелей.
    וְאִם־נְקֵבָ֖ה הִ֑וא וְהָיָ֥ה עֶרְכְּךָ֖ שְׁלשִׁ֥ים שָֽׁקֶל
  5. Если же это человек в возрасте от пяти до двадцати лет, то оценка для мужчины должна составлять двадцать шекелей, а для женщины —десять шекелей.
    וְאִ֨ם מִבֶּן־חָמֵ֜שׁ שָׁנִ֗ים וְעַד֙ בֶּן־עֶשְׂרִ֣ים שָׁנָ֔ה וְהָיָ֧ה עֶרְכְּךָ֛ הַזָּכָ֖ר עֶשְׂרִ֣ים שְׁקָלִ֑ים וְלַנְּקֵבָ֖ה עֲשֶׂ֥רֶת שְׁקָלִֽים
    Раши

    а оценка мужчины [в возрасте] от пяти до двадцати лет должна быть двадцать шекелей, а женщины – десять шекелей.

    ואם מבן חמש «а оценка… от пяти…» – это не может означать, что сам

    дающий обет – ребенок, ведь слова ребенка не имеют никакой [юридической силы]. но [это сказано о] взрослом, который сказал: «с меня – оценка этого пятилетнего то есть «я обязуюсь пожертвовать сумму его оценки на нужды святилища». [ребенка]» арахин, 2а. .

  6. Если [это ребенок] в возрасте от одного месяца до пяти лет, то оценка для мальчика должна составлять пять шекелей серебра, а для девочки —три шекеля серебра.
    וְאִ֣ם מִבֶּן־חֹ֗דֶשׁ וְעַד֙ בֶּן־חָמֵ֣שׁ שָׁנִ֔ים וְהָיָ֤ה עֶרְכְּךָ֙ הַזָּכָ֔ר חֲמִשָּׁ֥ה שְׁקָלִ֖ים כָּ֑סֶף וְלַנְּקֵבָ֣ה עֶרְכְּךָ֔ שְׁל֥שֶׁת שְׁקָלִ֖ים כָּֽסֶף
  7. Если это человек от шестидесяти лет и старше, то оценка для мужчины должна составлять пятнадцать шекелей, а для женщины —десять шекелей.
    וְ֠אִ֠ם מִבֶּן־שִׁשִּׁ֨ים שָׁנָ֤ה וָמַ֨עְלָה֙ אִם־זָכָ֔ר וְהָיָ֣ה עֶרְכְּךָ֔ חֲמִשָּׁ֥ה עָשָׂ֖ר שָׁ֑קֶל וְלַנְּקֵבָ֖ה עֲשָׂרָ֥ה שְׁקָלִֽים
    Раши

    а оценка мужчины [в возрасте] от шестидесяти лет и выше должна быть пятнадцать шекелей, а женщины – десять шекелей.

    ואם מבן ששים שנה «а… от шестидесяти лет…» – с наступлением старости оценка женщины приближается к оценке мужчины. ведь оценка мужчины уменьшается более чем в три раза, а женщины – в три раза там же, 19а. . как говорят люди: «дед в доме – обуза в доме, бабка в доме – клад в доме», [а некоторые говорят так]: «дед в доме – обуза в доме, бабка в доме – счастье в доме» там же. .

     если молодой мужчина стоит пятьдесят шекелей, а старик – пятнадцать, то молодая женщина – тридцать, а пожилая – десять. в молодости их оценка разнится почти вдвое, в старости – всего на треть. почему же они так неодинаково «стареют»? потому что женщина в старости полна энергии и деятельна, богата опытом и ответственна, а старик – апатичен и пассивен см., напр., акедат ицхак, 71. .

  8. Если же [давший обет] слишком беден для такой оценки, то пусть [этот человек] предстанет перед священником, и священник должен сделать оценку. Пусть священник сделает оценку соразмерно с достоянием того, кто дал обет.
    וְאִם־מָ֥ךְ הוּא֙ מֵֽעֶרְכֶּ֔ךָ וְהֶֽעֱמִידוֹ֙ לִפְנֵ֣י הַכֹּהֵ֔ן וְהֶֽעֱרִ֥יךְ אֹת֖וֹ הַכֹּהֵ֑ן עַל־פִּ֗י אֲשֶׁ֤ר תַּשִּׂיג֙ יַ֣ד הַנֹּדֵ֔ר יַֽעֲרִיכֶ֖נּוּ הַכֹּהֵֽן
    Раши

    если же он беден для такой оценки, то пусть его поставят перед священником и его оценит священник; священник оценит его соразмерно с благосостоянием давшего обет.

    ואם מך הוא «если же он беден…» – [если же дающий обет беден настолько], что у него нет [достаточной суммы], чтобы выплатить [положенное] по этой оценке.

    והעמידו «…то пусть его поставят…» – [пусть поставят оцениваемого] перед священником, который оценит его по [материальным] возможностям того, для кого делают оценку.

     раши вынужден привести это толкование, поскольку в силу обилия местоименных окончаний стих не вполне понятен: кто кого поставит и кто кого оценит?

    даже если всего имущества того, кто дал обет, достаточно для выплаты оценки, но у него не останется денег на насущные нужды, священник должен дать иную, принимающую во внимание его состояние, оценку.

    על פי אשר תשיג «…соразмерно с благосостоянием…» – по тому, сколько у него есть, [священник] определит [стоимость], оставив ему то, что необходимо для жизни: кровать с постелью и подушкой, орудия его ремесла. [например], если он погонщик ослов, ему оставляют осла бава мециа, 114а; арахин, 23б, раши там же. .

  9. А если [обет касается] животного, которое можно принести в жертву Господу, то всякое [животное], которое будет отдано Господу, станет святыней.
    וְאִ֨ם־ בְּהֵמָ֔ה אֲשֶׁ֨ר יַקְרִ֧יבוּ מִמֶּ֛נָּה קָרְבָּ֖ן לַֽיהֹוָ֑ה כֹּל֩ אֲשֶׁ֨ר יִתֵּ֥ן מִמֶּ֛נּוּ לַֽיהֹוָ֖ה יִֽהְיֶה־קֹּֽדֶשׁ
    Раши

    а если это скот, из которого приносят жертву господу, то все, что он даст из него господу, станет свято.

    כל אשר יתן ממנו «…то все, что он даст из него…» – [то есть даже если пожертвует не все животное, а только часть от него. к примеру], если кто-то сказал: «нога этого [животного будет отдана мной во] всесожжение» – его слова имеют силу. [животное] следует продать для всесожжения, и из [полученных за него] денег является священной только цена упомянутой [в обете] части [туши] торат коѓаним, бехукотай, 3. .

     раши понимает предлог מ ми – «от», «из» как означающий «часть от чего-либо». но как принести во всесожжение часть животного – ведь на жертвенник возлагаются только целые животные?

  10. Нельзя заменить хорошее [животное] на плохое или поменять плохое на хорошее. Если ты все же заменишь одно животное на другое животное, то и [первое животное], и его замена будут святыней.
    לֹ֣א יַֽחֲלִיפֶ֔נּוּ וְלֹֽא־יָמִ֥יר אֹת֛וֹ ט֥וֹב בְּרָ֖ע אוֹ־רַ֣ע בְּט֑וֹב וְאִם־הָמֵ֨ר יָמִ֤יר בְּהֵמָה֙ בִּבְהֵמָ֔ה וְהָֽיָה־ ה֥וּא וּתְמֽוּרָת֖וֹ יִֽהְיֶה־קֹּֽדֶשׁ
    Раши

    нельзя выменивать его и заменять хорошее плохим или плохое хорошим; а если заменит скотину скотиной, то и она, и ее замена будут святыней.

    טוב ברע «…хорошее плохим…» – [нельзя заменять] полноценное [животное] ущербным.

     среди людей принято говорить «хорошая» об упитанной скотине, а «плохая» – о тощей. здесь же это явно неуместно: тощая скотина в качестве жертвы ничем не хуже тучной гур арье. . каково же значение этого деления на хорошее и плохое? тора называет «плохим» в скотине телесный дефект см., напр., дварим, 17:1. .

    או רע בטוב «…или плохое хорошим…» – и тем более [нельзя заменять] хорошее хорошим и плохое плохим тмура, 9а. .

     раши отмечает в стихе избыточные слова. к чему здесь, например, дважды употреблено слово «хороший»? можно было бы сказать: «нельзя заменять его плохим или им плохое...» кроме этого, кажется очевидным, что если нельзя заменить полноценным ущербное, то, разумеется, нельзя заменить полноценное дефектным. почему же вторая возможность тоже упомянута? поскольку мы могли бы счесть, что она вообще не считается заменой: ведь ущербное непригодно в жертву. остается, однако, неочевидным, из чего он заключает, что «тем более нельзя заменять хорошее хорошим и плохое плохим». заменять хорошее чем бы то ни было хорошим и тем более плохим – нельзя, потому что замена не будет лучше заменяемого, а заменять плохое чем-либо плохим или даже хорошим – нельзя, потому что плохое уже посвящено храму и его невозможно подменить непосвященным.

    можно представить рассматриваемый спектр возможностей замены в виде цепи из четырех вариантов в порядке «ухудшения»: замена плохого хорошим, хорошего хорошим, плохого плохим и хорошего плохим. после того как тора устанавливает запрет на первое и четвертое звено, она «держит цепочку за два конца и средние звенья взяты с ними», то есть запрещены с очевидностью маскиль ле-давид. .

    раши приводит здесь только мнение тмура, 9а. абайе абайе (278–338), вавилонский мудрец из числа создателей гемары, глава академии в пумбедите. , не упоминая его постоянного оппонента, раву рава (280–352), вавилонский мудрец из числа создателей гемары. , потому что считает точку зрения абайе более близкой к прямому значению стиха.

  11. Если же [обет касается] какого-нибудь нечистого животного, которое нельзя принести в жертву Господу, то пусть человек представит животное священнику.
    וְאִם֙ כָּל־ בְּהֵמָ֣ה טְמֵאָ֔ה ֠אֲשֶׁ֠ר לֹֽא־יַקְרִ֧יבוּ מִמֶּ֛נָּה קָרְבָּ֖ן לַֽיהֹוָ֑ה וְהֶֽעֱמִ֥יד אֶת־הַבְּהֵמָ֖ה לִפְנֵ֥י הַכֹּהֵֽן
    Раши

    если же это какая-нибудь нечистая скотина, которую не приносят в жертву господу, то пусть он поставит скотину перед священником.

    ואם כל בהמה טמאה «если же это какая-нибудь нечистая скотина…» – писание имеет в виду ущербное [животное], которое нельзя принести в жертву. это учит нас тому, что посвященное [животное] можно вывести из состояния святости, выкупив, только если оно получило увечье торат коѓаним, бехукотай, 4; менахот, 101а. .

     раши комментирует стих не только потому, что нечистые, в принятом в торе значении этого слова, животные – например, осел, лошадь – не могут быть объектом храмового обета, но и потому, что, если речь идет о них, стих оказывается явно избыточным. сказано: «какая-нибудь нечистая скотина, которую не приносят в жертву господу». неужели может прийти в голову, что нечистое животное (в принятом смысле) можно принести в жертву?!

  12. Хорошо ли оно, плохо ли —пусть оценит его священник. Как оценит его священник, так и будет.
    וְהֶֽעֱרִ֤יךְ הַכֹּהֵן֙ אֹתָ֔הּ בֵּ֥ין ט֖וֹב וּבֵ֣ין רָ֑ע כְּעֶרְכְּךָ֥ הַכֹּהֵ֖ן כֵּ֥ן יִֽהְיֶֽה
    Раши

    и оценит ее священник, хороша она или плоха; как оценит священник, так и будет.

    כערכך הכהן כן יהיה «…как оценит священник, так и будет». – [эта оценка будет действительна] и для других, для каждого, кто пожелает выкупить [животное] у храмовой казны.

     итак, все, кроме хозяина скотины, могут выкупить ее по той оценке, которую установил священник. а сам хозяин? об этом – в следующем стихе.

  13. Если тот человек вознамерится его выкупить, то пусть прибавит пятую долю к оценке.
    וְאִם־גָּאֹ֖ל יִגְאָלֶ֑נָּה וְיָסַ֥ף חֲמִֽישִׁת֖וֹ עַל־עֶרְכֶּֽךָ
    Раши

    но если [хозяин] выкупить выкупит ее, пусть прибавит к оценке пятую часть.

    ואם גאל יגאלנה «но если [хозяин] выкупить выкупит…» – к хозяину [животного] писание предъявляет более высокие требования. он, [чтобы выкупить свое животное, должен] прибавить [к установленной оценке] пятую часть. таков же закон и о посвящающем [казне храма] свой дом см. ваикра, 27:15. или свое поле см. там же, 27:19. . и так же, выкупая вторую десятину см. там же, 27:31. , хозяин должен добавить пятую часть, а остальные – нет торат коѓаним, бехукотай, 4; арахин, 25а. .

     но почему за свое бывшее имущество человек должен платить больше, чем заплатит за него другой?! во-первых, по существующему правилу, «повышают уровень святости, но не понижают». если нечто, подаренное им храму, человек выкупит ровно за столько, во сколько оно было оценено изначально, статус этого объекта останется прежним, а посвященное должно подниматься в цене. кроме того, собственная скотина, собственный дом ценнее для бывшего владельца, чем для любого другого человека, и цена их для него может быть выше.

    необходимо добавить, что «пятая часть», о которой говорится в стихе, – это так называемая «пятая часть извне», вычисляемая, исходя из полученной, а не из исходной суммы. другими словами, это 25% исходной суммы, что дает 1/5 от полученных после прибавления 125%.

  14. Если кто-нибудь посвящает Господу свой дом как святыню, то священник должен оценить [дом] —хорош он или плох. Как оценит его священник, так и будет.
    וְאִ֗ישׁ כִּֽי־יַקְדִּ֨שׁ אֶת־בֵּית֥וֹ קֹ֨דֶשׁ֙ לַֽיהֹוָ֔ה וְהֶֽעֱרִיכוֹ֙ הַכֹּהֵ֔ן בֵּ֥ין ט֖וֹב וּבֵ֥ין רָ֑ע כַּֽאֲשֶׁ֨ר יַֽעֲרִ֥יךְ אֹת֛וֹ הַכֹּהֵ֖ן כֵּ֥ן יָקֽוּם
  15. Если же посвящающий захочет выкупить свой дом, то пусть прибавит пятую часть серебра к оценке —и [дом вернется] к нему.
    וְאִם־הַ֙מַּקְדִּ֔ישׁ יִגְאַ֖ל אֶת־ בֵּית֑וֹ וְ֠יָסַ֠ף חֲמִישִׁ֧ית כֶּֽסֶף־עֶרְכְּךָ֛ עָלָ֖יו וְהָ֥יָה לֽוֹ
Поделиться
Отправить

Уроки Торы I. Бехукотай

Недельная глава «Бехукотай» начинается со слов: «Если по установлениям Моим будете вы поступать». Беседа Ребе представляет собой комментарий‑размышление по поводу именно этой фразы. Исследуются две важнейшие темы: природа изучения Торы и соотношение между верой и пониманием.