День шестой

Бехукотай

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы
НЕДЕЛЬНЫЕ ГЛАВЫ ТОРЫ

Глава 27

  1. А если кто-нибудь посвятил Господу купленное поле, то есть поле не из своего надела,
    וְאִם֙ אֶת־שְׂדֵ֣ה מִקְנָת֔וֹ אֲשֶׁ֕ר לֹ֖א מִשְּׂדֵ֣ה אֲחֻזָּת֑וֹ יַקְדִּ֖ישׁ לַֽיהֹוָֽה
    Раши

    а если кто-то посвятит господу купленное им поле не из полей его владения,

    ואם את שדה מקנתו «а если кто-то посвятит господу купленное им поле…» – [законы о посвящении храму] поля, купленного [и остающегося у покупателя только до юбилея], отличаются от [рассмотренных выше законов посвящения] наследственного поля, [бессрочно принадлежащего человеку]. купленное поле не делится между священниками в юбилейном году, ведь он [покупатель, временный владелец] не может посвятить [пожертвовать его храму навечно], но лишь до юбилея. а в юбилей оно отойдет [от покупателя, временного владельца] к [постоянному] владельцу. поэтому если [покупатель, посвящающий поле], хочет выкупить его, он выкупает за сумму, установленную для наследственного владения. а если он не выкупит и казначей продаст [поле] другому [человеку] или если тот [другой человек] выкупит [это поле], то «в юбилейный… год поле возвращается тому, у которого он (посвятивший) его купил…» ваикра, 27:24. . и мы не должны думать, что тот, «у которого он купил его», – это последний держатель [поля], то есть казначей. именно [для того, чтобы мы так не подумали], писание говорит: «тот, кому принадлежит владение той землей» – унаследовавший [поле] от

    предков. это изначальный владелец, продавший [поле] тому, кто посвятил [затем его храму] арахин, 14а, 26а,б. .

     в стихах 22–24 речь идет о различных статусах посвященного поля. вне зависимости от того, посвящает поле его наследный хозяин или перекупивший его, стоимость выкупа составляет пятьдесят шекелей за полный юбилейный цикл или по шекелю и пундиону за оставшиеся до юбилея годы. различие в правах между держателями поля состоит в том, что покупатель, в отличие от наследного владельца, не может подарить поле храму бессрочно, и купленное поле, бывшее посвященным, в юбилейный год возвращается к изначальному хозяину, а не остается в храмовой казне.

  2. то священник должен рассчитать его оценку [по числу лет] до юбилейного года —и в тот же самый день следует отдать деньги; это святыня Господа.
    וְחִשַּׁב־ל֣וֹ הַכֹּהֵ֗ן אֵ֚ת מִכְסַ֣ת הָֽעֶרְכְּךָ֔ עַ֖ד שְׁנַ֣ת הַיֹּבֵ֑ל וְנָתַ֤ן אֶת־הָֽעֶרְכְּךָ֙ בַּיּ֣וֹם הַה֔וּא קֹ֖דֶשׁ לַֽיהֹוָֽה
  3. А в юбилейный год поле вернется к тому, у кого оно куплено, для кого эта земля —родовой надел.
    בִּשְׁנַ֤ת הַיּוֹבֵל֙ יָשׁ֣וּב הַשָּׂדֶ֔ה לַֽאֲשֶׁ֥ר קָנָ֖הוּ מֵֽאִתּ֑וֹ לַֽאֲשֶׁר־ל֖וֹ אֲחֻזַּ֥ת הָאָֽרֶץ
  4. Всякая оценка делается в шекелях святилища; в шекеле —двадцать гер.
    וְכָ֨ל־עֶרְכְּךָ֔ יִֽהְיֶ֖ה בְּשֶׁ֣קֶל הַקֹּ֑דֶשׁ עֶשְׂרִ֥ים גֵּרָ֖ה יִֽהְיֶ֥ה הַשָּֽׁקֶל
    Раши

    всякая оценка должна быть по священному шекелю, в шекеле должно быть двадцать гер.

    וכל ערכך יהיה בשקל הקדש «всякая оценка должна быть по священному шекелю…» – везде, где оценка [посвященного] приведена в шекелях, имеется в виду священный шекель.

     священный шекель или села, как его называли в эпоху талмуда, по весу вдвое больше обычного и составляет 19,2 г.

    עשרים גרה «…двадцать гер». – [в священном шекеле] двадцать монет маа, [она же гера]. так было изначально, но потом его стоимость увеличили на шестую часть имеется в виду «шестая часть извне», как в комментарии к ваикра, 27:13. шекель изначально был равен 20 маа, а потом – 24. . и наши мудрецы говорили: шесть маа серебра составляют динар, двадцать четыре – села [священный шекель] бехорот, 50а. .

    в главе упомянуты несколько древних монет, систематизируем их взаимное соотношение:

    монета

    пундион

    маа динар

    шекель

    села св. шек.

    вес, г

    пундион

    1 0.5 0.056 0.028 0.014 0.4 маа 2 1 0.167 0.083 0.042 0.8 динар 12 6 1 0.5 0.25 4.8

    шекель

    24 12 2 1 0.5 9.6 села 48 24 4 2 1 19.2
  5. Первенец скота не может быть посвящен: он и без того принадлежит Господу как первенец. И [первенец] коровы, и [первенец] овцы принадлежат Господу.
    אַךְ־בְּכ֞וֹר אֲשֶׁ֨ר יְבֻכַּ֤ר לַֽיהֹוָה֙ בִּבְהֵמָ֔ה לֹֽא־יַקְדִּ֥ישׁ אִ֖ישׁ אֹת֑וֹ אִם־שׁ֣וֹר אִם־ שֶׂ֔ה לַֽיהֹוָ֖ה הֽוּא
    Раши

    первенца из скота, принадлежащего господу по первородству, никто не может посвящать: бык ли, баран ли – он принадлежит господу.

    לא יקדיש איש אתו «…никто не может посвящать…» – [первенца скота никто не может посвятить] в качестве другой жертвы, потому что он не принадлежит ему [хозяину] арахин, 29а. .

     раши, следуя мнению р. ишмаэля в мишне, дополняет стих словами «в качестве другой жертвы». логика этого утверждения проста: владелец первенца не является в полном смысле слова его хозяином: первенец изначально принадлежит всевышнему (а в терминах собственности – священникам).

  6. Если же это животное из нечистого скота, то его следует выкупить согласно оценке —и добавить к ней пятую ее часть. Если оно не будет выкуплено, то его следует продать согласно оценке.
    וְאִ֨ם בַּבְּהֵמָ֤ה הַטְּמֵאָה֙ וּפָדָ֣ה בְעֶרְכֶּ֔ךָ וְיָסַ֥ף חֲמִֽשִׁת֖וֹ עָלָ֑יו וְאִם־לֹ֥א יִגָּאֵ֖ל וְנִמְכַּ֥ר בְּעֶרְכֶּֽךָ
    Раши

    если же он из нечистого скота, его нужно выкупить по оценке и добавить к ней пятую часть; если же оно не будет выкуплено, его нужно продать по оценке.

    ואם בבהמה הטמאה «если же он из нечистого скота…» – этот стих не относится к [закону о] первенце, [хотя и начинается с союза ו ве], потому что нельзя сказать о первенце нечистого скота «нужно выкупить по оценке». здесь не говорится и о первородном осленке, [также относящемся к нечистому скоту], потому что его выкупают

    не деньгами по оценке, а ягненком см. шмот, 13:13. , которого отдают священнику и не посвящают [в храмовую казну]. стих же говорит о том, [что посвящают в] казну [храма, продолжая] сказанное выше см. ваикра, 27:11. о выкупе чистого скота, получившего увечье. здесь сказано о посвящающем такое животное на нужды храма.

     раши приводит свое толкование, поскольку этот стих начинается с союза «и», мы могли бы подумать, что он является продолжением стиха 26.

    ופדה בערכך «…его нужно выкупить по оценке…» – [за сумму], в которую [животное] оценит священник.

    ואם לא יגאל «…если же оно не будет выкуплено…» – владельцем.

    ונמכר בערכך «…его нужно продать по оценке». – другим.

  7. Но никакую собственность, которую кто-то отдал Господу как заклятое, —будь то человек, животное или поле из надела —нельзя ни продать, ни выкупить. Все заклятое —святыня святынь у Господа.
    אַ֣ךְ כָּל־חֵ֡רֶם אֲשֶׁ֣ר יַֽחֲרִם֩ אִ֨ישׁ לַֽיהֹוָ֜ה מִכָּל־אֲשֶׁר־ל֗וֹ מֵֽאָדָ֤ם וּבְהֵמָה֙ וּמִשְּׂדֵ֣ה אֲחֻזָּת֔וֹ לֹ֥א יִמָּכֵ֖ר וְלֹ֣א יִגָּאֵ֑ל כָּל־חֵ֕רֶם קֹֽדֶשׁ־קָֽדָשִׁ֥ים ה֖וּא לַֽיהֹוָֽה
    Раши

    всякое же обреченное, что человек обрекает господу из своей собственности: из людей, скотины или из поля своего владения – не продается и не выкупается; всякое обреченное – святая святых, оно принадлежит господу.

    אך כל חרם «всякое же обреченное…» – мнения наших учителей разделились: некоторые считают, что подразумевается обречение [собственности] в пользу [храмовой] казны. но если так, то как понимать слова «все обреченное в израиле будет тебе»?! бемидбар, 18:14. ,  эти слова обращены к аѓарону, то есть к священникам всех поколений. это касается только случая, когда человек говорит со всей определенностью: «это обреченное священнику!» другие же считают, что не оговоренное иначе обреченное [отходит] священнику.

    לא ימכר ולא יגאל «…не продается и не выкупается…» – …но должно

    быть отдано священнику. [это хорошо согласуется] с мнением тех, кто считает, что обреченное, не оговоренное иначе, отдают священникам второе мнение в предыдущем комментарии. . а те, кто считает, что обреченное, не оговоренное иначе, отдают в казну храма, скажут, что здесь идет речь о случаях, когда обрекающий определенно заявляет, что обрекает в пользу священников арахин, 28б. . ведь все, [сторонники как первого, так и второго мнения], согласны, что обреченное священникам не может быть выкуплено, пока не отдано им, а обреченное храму выкупить можно.

     раши объясняет, что сказанное в стихе не противоречит ни одному из двух приведенных выше мнений.

    כל חרם קדש קדשים הוא «…всякое обреченное – святая святых…» – те, кто считает, что обреченное, не оговоренное иначе, поступает в храмовую казну, находят здесь подтверждение своему мнению. а те, кто считает, что обреченное, не оговоренное иначе, отдают священникам, толкуют слова «всякое обреченное есть святая святых, оно господу». так, священникам можно обрекать [даже] высшие и малые святыни, [то есть храмовые жертвы], [при этом сами жертвы принадлежат храму, а обрекающий] отдает священнику стоимость этих жертв, как мы учили в трактате арахин: «если [животное было обречено в храм] по обету – дает его цену, а если как доброхотное даяние – дает [меньше: плату за] выгоду» там же. ,  торат коѓаним, бехукотай, 5; арахин, 28б. .

     при жертве по обету человек обязан принести в жертву какое-либо животное названного вида, а при доброхотном даянии – конкретное животное. таким образом, по обету в храм идет определенный денежный эквивалент, который и отдается священникам. а доброхотное даяние расценивается не по его стоимости: это животное принадлежит храму, сколько бы оно ни стоило. поэтому священнику можно отдать только эквивалент косвенной выгоды от этого животного, например столько, сколько нужно было бы заплатить хранителю, чтобы тот назначил жертву на определенное время.

    מאדם «…из людей…» – например, если хозяин обрек [в пользу храма] своих кнаанейских рабов или рабынь там же, 28а. .

    сказано не просто «людей», а «из людей». значит, тора имеет в виду некоторую определенную категорию людей. кто же они, если хозяин может всецело распоряжаться ими? рабынеевреи.

Поделиться
Отправить

Уроки Торы I. Бехукотай

Недельная глава «Бехукотай» начинается со слов: «Если по установлениям Моим будете вы поступать». Беседа Ребе представляет собой комментарий‑размышление по поводу именно этой фразы. Исследуются две важнейшие темы: природа изучения Торы и соотношение между верой и пониманием.