День второй

Гаазину

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы

Глава 32

  1. Вспомни древние времена, подумай о былых годах. Расспроси своего отца — пусть он расскажет тебе, и своих старцев — пусть поведают они.
    זְכֹר֙ יְמ֣וֹת עוֹלָ֔ם בִּ֖ינוּ שְׁנ֣וֹת דֹּֽר וָדֹ֑ר שְׁאַ֤ל אָבִ֨יךָ֙ וְיַגֵּ֔דְךָ זְקֵנֶ֖יךָ וְיֹֽאמְרוּ־ לָֽךְ
    Раши

    вспомни дни древности, помыслите о годах всех поколений, спроси своего отца, и он поведает тебе, твоих старцев, и они расскажут тебе.

    זכור ימות עולם «вспомни дни древности…» – [вспомни], что он сделал с первыми поколениями, которые гневили его.

    בינו שנות דור ודור «…помыслите о годах всех поколений…» – помыслите о поколении эноша, которое затопил он водами океана танхума, разд. ноах, 18. , и о поколении потопа, которое он смыл [водами].

    другое толкование: вы не обратили должного внимания на прошлое, «помыслите о годах всех поколений», чтобы понять на будущее, что в его силах одарить вас благом и дать вам в удел дни машиаха и будущий мир.

    согласно первому толкованию, оба призыва – и «вспомни», и «помыслите» – относятся к прошлому, и это согласуется с общим контекстом стиха. при этом второй императив выглядит избыточным. возможно, поэтому раши приводит второе толкование, где он относится к будущему: вспомните о прошлом и помыслите о будущем.

    שאל אביך «…спроси своего отца…» – это пророки, которые называются «отцами», как сказано об элияѓу: «отец мой, отец! колесница израиля!..» млахим II, 2:12. , сифрей, разд. ѓаазину, 310.

    זקניך «…твоих старцев…» – это мудрецы там же. ср. кидушин, 32б. .

    раши поясняет, что речь идет не просто об отце или старце, а о посланцах всевышнего или носителях традиции, которые могут дать объективную информацию о прошлом, о прежних временах и будущем.

    ויאמרו לך «…и они расскажут тебе». – о прежних временах.

  2. Когда Всевышний народам владенья давал, разделял человеческий род, Он определил границы народов по числу сынов Израиля.
    בְּהַנְחֵ֤ל עֶלְיוֹן֙ גּוֹיִ֔ם בְּהַפְרִיד֖וֹ בְּנֵ֣י אָדָ֑ם יַצֵּב֙ גְּבֻלֹ֣ת עַמִּ֔ים לְמִסְפַּ֖ר בְּנֵ֥י יִשְׂרָאֵֽל
    Раши

    когда всевышний давал наделы народам, когда разделял сынов человеческих, он установил границы народов по числу сынов израиля.

    בהנחל עליון גוים «когда всевышний давал наделы народам…» – когда святой, благословен он, дал гневящим его заслуженный ими удел – затопил и смыл их ср. сифрей, разд. ѓаазину, 311. .

    בהפרידו בני אדם «…когда разделял [он] сынов человеческих…» – в то время, когда всевышний рассеял поколение ср. берешит, 11:8. , строившее вавилонскую башню, он мог бы и истребить их, но не сделал это, а יצב גבולות עמים – «…установил границы народов…» – оставил их в живых и не уничтожил, [как они того заслуживали].

    למספר בני ישראל «…по числу сынов израиля». – ради небольшого числа сынов израиля, которые должны были произойти от сынов шема, [не уничтожил всевышний поколение, строившее вавилонскую башню]. и по числу семидесяти душ сынов израиля, спустившихся в египет, установил границы народов, говорящих на семидесяти языках.

    раши выделяет в этом стихе упоминание о поколении потопа и поколении строителей вавилонской башни. о первых сказано, что они получили по заслугам за свои грехи и были смыты водами потопа. вторые же не были уничтожены, хотя заслуживали этого. всевышний оставил их в живых потому, что в будущем от шема должны были произойти сыны израиля (частицу ל ле раши понимает как בשביל бишвиль – «ради», «для»). причем разделение на семьдесят языков и народов было совершено творцом в соответствии с числом сынов израиля, спустившихся в египет (то есть значение частицы ל ле «по числу» все-таки сохраняется, дополняя первое – «ради»).

  3. Ведь доля Господа — Его народ! Яаков — Его часть и удел!
    כִּ֛י חֵ֥לֶק יְהֹוָ֖ה עַמּ֑וֹ יַֽעֲקֹ֖ב חֶ֥בֶל נַֽחֲלָתֽוֹ
    Раши

    ибо доля господа – его народ, яаков – часть его удела.

    כי חלק ה’ עמו «ибо доля господа – его народ…» – почему же все это было сделано, [почему всевышний не уничтожил поколение строителей вавилонской башни]? потому что «его доля» была среди них и в будущем должна была проявиться. и что это за доля? «его народ». а кто есть его народ? «яаков – часть его удела». и он третий из праотцев, имеющий тройную заслугу: заслугу своего деда, заслугу своего отца и свою собственную сифрей, разд. ѓаазину, 312. . а три – это уже веревка в оригинале חבל хевель, что может значить и «веревка», и «доля», «земельный участок». , свитая из трех нитей ср. «…тройная нить нескоро порвется» (коѓелет, 4:12). . и именно яаков и его сыновья стали его уделом, но не ишмаэль, сын авраѓама, и не эсав, сын ицхака.

    своим комментарием раши последовательно превращает поэтический текст в нарратив, описывающий вехи сакральной истории.

  4. Он нашел его в пустынной стране, в воющем хаосе пустоты. Защищал Он его, опекал, берег, как зеницу ока.
    יִמְצָאֵ֨הוּ֙ בְּאֶ֣רֶץ מִדְבָּ֔ר וּבְתֹ֖הוּ יְלֵ֣ל יְשִׁמֹ֑ן יְסֹֽבְבֶ֨נְהוּ֙ יְב֣וֹנְנֵ֔הוּ יִצְּרֶ֖נְהוּ כְּאִישׁ֥וֹן עֵינֽוֹ
    Раши

    он нашел его в пустынной земле и в безлюдном [месте], где воет пустошь; он ограждал его, умудрял его, берег его, как зеницу своего ока.

    ימצאהו בארץ מדבר «он нашел его в пустынной земле…» – их [сынов яакова] нашел он преданными ему в пустынной земле, ибо там они приняли его тору, его царственную власть и иго его [заповедей], – чего не сделали ни ишмаэль, ни эсав, как сказано: «…и показался им от сеира в сиянии, показался от горы паран» [то есть всевышний показался им, но они не приняли его тору].

    естественный вопрос, возникающий при прочтении этого стиха: разве всевышний нашел сынов израиля в пустыне? своим комментарием раши отвечает на этот вопрос.

    ובתהו ילל ישמן «…и в безлюдном [месте], где воет пустошь…» – в земле иссохшей и заброшенной, где воют разные чудища, они все равно хранили верность ему и не говорили моше: «как же мы будем ходить по пустыне, месту иссохшему и заброшенному» – как сказано: «я помню… как шла ты за мной по пустыне…» ирмеяѓу, 2:2.

    ср. раши к шмот, 12:39.

    יסבבנהו «…ограждал его…» – там он окружал и ограждал их [народ израиля] облаками [славы], окружил знаменами с четырех сторон см. бемидбар, 2:1–34; 10:11–28. и как бы окружил их у подножия горы, которую приподнял над ними, словно чашу сифрей, разд. ѓаазину, 313. .

    используя сифрей, раши приводит три примера того, как всевышний «окружал», оберегал народ израиля. в отличие от сифрей, раши объединяет все три примера, не противопоставляя их.

    יבוננהו «…умудрял его…» – [умудрял его] там [в пустыне] торой и сметливостью.

    יצרנהו «…берег его…» – [берег] от ядовитых змей и скорпионов ср. дварим, 8:15. , а также от идолопоклонников.

    כאישון עינו «…как зеницу своего ока». – это черный зрачок в глазу, из которого исходит свет в средние века существовали две альтернативные теории зрения. согласно одной из них, восходящей к досократикам, свет исходит из глаза и, доходя до предмета, некоторым образом возвращается в глаз. согласно другой, упоминаемой аристотелем теории, в глазу отпечатываются некие истечения, исходящие от предметов. как видно, раши был знаком с первой концепцией, которая, возможно, дошла до него через переводы галена, цитировавшего платоновский «тимей» (45b–e). .

    ниже раши приводит основанный на переводе онкелоса альтернативный комментарий нескольких пассажей из этого стиха.

    ימצאהו «он нашел его…» – снабжал его всем необходимым в пустыне. и подобное [значение этого глаголы мы находим в стихах] «…будет ли этого достаточно им – ומצא у-маца…» бемидбар, 11:22. ; «не хватает – לא מצא ло маца – нам гор…» йеѓошуа, 17:16. .

    יסבבנהו «…ограждал его…» – дал им расположиться вокруг его шхины – то есть шатер собрания – в центре, а четыре знамени – с четырех сторон.

  5. Как орел охраняет свое гнездо, парит над своими птенцами — так и Он простер крыла, подхватил, понес их на крыльях Своих.
    כְּנֶ֨שֶׁר֙ יָעִ֣יר קִנּ֔וֹ עַל־גּֽוֹזָלָ֖יו יְרַחֵ֑ף יִפְרֹ֤שׂ כְּנָפָיו֙ יִקָּחֵ֔הוּ יִשָּׂאֵ֖הוּ עַל־אֶבְרָתֽוֹ
    Раши

    как орел пробуждает свое гнездо, над птенцами своими парит, простирая свои крылья, берет каждого, носит на своем крыле,

    כנשר יעיר קנו «как орел пробуждает свое гнездо…» – всевышний направлял их милосердно и бережно – так же, как орел, щадящий своих птенцов, не опускается в свое гнездо внезапно, но прежде шумит крыльями, летая над птенцами меж деревьев и ветвей, чтобы те пробудились и были в силах принять его сифрей, разд. ѓаазину, 314. .

    здесь и далее раши подробно разъясняет смысл метафоры.

    יעיר קנו «…пробуждает свое гнездо…» – будит своих птенцов.

    раши поясняет, что «гнездо» метонимически означает здесь птенцов, находящихся в гнезде.

    על גוזליו ירחף «…над птенцами своими парит…» – он не отягощает их собой, [усаживаясь в гнезде], но прикрывает их, как бы касаясь и не касаясь. так же и святой, благословен он: «всемогущего не находим мы в полноте силы…» иов, 37:23. – когда он пришел даровать тору, то явился им не с одной стороны, а с четырех сифрей, разд. ѓаазину, 314. , как сказано: «господь от синая выступил и показался им от сеира в сиянии, показался от горы паран…» дварим, 33:2. и еще: «бог от теймана пришел…» хавакук, 3:3. – и это четвертая сторона.

    согласно сифрей, всевышний, прежде чем явиться народу израиля на горе синай, являлся им и в других местах, словно орел, шумом своих крыльев будящий птенцов.

    יפרוש כנפיו יקחהו «…простирая свои крылья, берет каждого…» – когда орел хочет перенести птенцов из одного места в другое, он не берет их когтями, как другие птицы. ибо другие птицы боятся орла, который летает над ними, ведь полет его высок, и поэтому держат своих птенцов под собой, скрывая их от орла. но орел не опасается ничего, кроме стрелы, поэтому несет птенцов на крыльях, как бы говоря: «пусть лучше стрела вонзится в меня, но не в моих птенцов». так и святой, благословен он: «…вас я нес на орлиных крыльях…» шмот, 19:4. и когда египтяне преследовали их и настигли их у [тростникового] моря и стали метать в них стрелы и камни из пращи, сразу же «… переместился ангел божий… и вошел он между станом египта и станом израиля…» там же, 14:19, 20. , мехильта, разд. итро, 2.

  6. Господь один вел их — с ними не было чужих богов.
    יְהֹוָ֖ה בָּדָ֣ד יַנְחֶ֑נּוּ וְאֵ֥ין עִמּ֖וֹ אֵ֥ל נֵכָֽר
    Раши

    господь в одиночестве водил его, и нет с ним чужого бога.

    ה’ בדד «…господь в одиночестве…» – он водил их по пустыне в одиночестве и безопасности.

    раши поясняет, что слово בדד бадад – «в одиночестве» – относится не к богу, а к народу, который был один в пустыне. одиночество, изолированность были обусловлены, помимо прочего, безопасностью. ср.: «и будет жить израиль в безопасности, обособленно – בדד бадад…» дварим, 33:28.

    ואין עמו אל נכר «…и нет с ним чужого бога». – ни у одного из божеств идолопоклонников не было сил проявить себя и воевать с ними.

    а наши мудрецы толковали это как относящееся к будущему, [когда идолопоклонники не станут властвовать над народом израиля и не будет среди сынов израиля идолопоклонников] сифрей, разд. ѓаазину, 315. . и так же перевел онкелос.

    а я считаю, что это слова обличения, имеющие целью призвать в свидетели небо и землю, дабы эта песнь была свидетельством, что в будущем они пренебрегут всевышним и не будут помнить ни то, что он сделал для них, ни понимать то, что он сделает для них в будущем. поэтому нужно считать эти слова относящимися и к тому, и к этому [и к прошлому, и к будущему]. и все это связано со словами: «вспомни дни древности, помыслите о годах всех поколений…» дварим, 32:7. – так он делал для вас в прошлом и так сделает в будущем. и обо всем этом нужно было им помнить.

    в согласии с предыдущим комментарием, раши считает, что «с ним» – это с народом израиля, а с не господом. а что значит «нет с народом израиля чужого бога»? что боги идолопоклонников не проявляли себя, когда народ скитался по пустыне. а согласно мнению мудрецов, в будущем народ израиля будет свободен от идолопоклонства и независим от идолопоклонников. приведя эти две точки зрения, раши подчеркивает, что стих говорит и том, и о другом – и о прошлом, и о будущем. но вместе с тем, по мнению раши, эти слова нужно понимать как обличение.

Поделиться
Отправить

Голос в тишине. Т. V. Шойхет и черти

Ближе к вечеру над Любавичами прошла гроза. Вначале, тяжело дыша, пронесся ветер, поднимая пыль, завивая в маленькие смерчи разную труху, валявшуюся на земле. За ветром невидимой полосой потянулись густая прохлада и горький воздух надвигающейся бури.

Уроки Торы I. Аазину

Глава «Аазину» начинается большой речью Моше: «Внимайте, Небеса, я говорить буду, и услышит земля речи уст моих...» В одном из мидрашей, всегда столь чутких к языковым нюансам, подчеркивается, что Моше говорит это так, словно он близок к Небесам и далек от земли.