Что Ребе говорил о Холокосте

Яков Таубер 12 апреля 2018
Поделиться

Все признают, что Любавичский Ребе сыграл исключительную роль в возрождении еврейства после Второй мировой войны. Но что он говорил о самой Катастрофе?

Любавичского Ребе эта трагедия коснулась лично, как коснулась она миллионов других людей. Его младший брат Дов-Бер был расстрелян и похоронен в общей могиле: он разделил участь десятков тысяч евреев, погибших осенью 1941 года, когда фашисты вошли в Днепропетровск. Тогда же были расстреляны любимая бабушка Ребе и многие его родственники. Жена Ребе потеряла младшую сестру Шейну, которая вместе с мужем и приемным сыном сгинула в Треблинке.

И в своих трудах, и в выступлениях Ребе отвергал теологические объяснения Холокоста. У кого хватит наглости и бессердечия, говорил Ребе, искать «причины» мучений и гибели миллионов ни в чем не повинных мужчин, женщин, детей? Неужели можно предположить, что человеческий разум, пределы которого ограничены, сумеет вместить объяснения такого кромешного ужаса? Мы можем лишь допустить, что существует то, чего человеческий ум осознать не в силах. Ребе повторял вслед за своим тестем: «Не мое дело оправдывать Б-га. Лишь Сам Б-г может отвечать за то, чему Он дозволил свершиться. Единственный ответ, – говорил Ребе, – который мы можем принять, – это немедленное и полное искупление, которое сотрет зло с лица земли и обнаружит истинное добро и совершенство Б-жьего творения».

Тем, кто утверждал, что Холокост опровергает существование Б-га и присутствие Его промысла в нашей жизни, Ребе отвечал: «Напротив, Холокост окончательно опроверг возможность веры в нравственные законы, придуманные людьми. В довоенной Европе немцы занимали ведущие позиции в культуре, науке, философии. И те же самые люди совершали самые жестокие зверства в истории человечества! Холокост научил нас тому, что цивилизованное и нравственное существование возможно только через веру и принятие Б-жественного начала».

Также Ребе говорил: «Наш гнев, наши непрекращающиеся упреки Б-гу за происшедшее – это по сути и есть признание нашей веры в Него, нашей убежденности в Его доброте. Ведь если бы мы в глубине души не имели этой веры, то чему бы мы возмущались? Слепой судьбе? Случайному соединению кварков, составляющих Вселенную? Лишь потому, что мы верим в Б-га, потому, что мы убеждены: существуют добро и зло, и добро должно восторжествовать, и непременно восторжествует, мы восклицаем, как восклицал Моше: “Г-сподь! Зачем Ты сделал зло этому народу?”»

Но для Ребе самым главным в последствиях Холокоста было не то, как мы его понимаем, и даже не то, как мы чтим память его жертв, а то, что мы с этим делаем. Если мы позволим боли и отчаянию сломить нашу волю, если не сумеем воспитать новое поколение евреев в духе еврейской традиции, тогда – не дай Б-г! – осуществится «заветная мечта» Гитлера. Но если мы восстановим свои силы, если воспитаем поколение, которое гордится своим народом, это будет нашей истинной победой.

(Опубликовано в №157, май 2005)

Поделиться

Хаим Граде: свидетельство

Граде описывает не только ешиботников, но и воров и преступников «на еврейской улице». И мне кажется, что и эти портреты Граде ни на йоту не менее точны и достоверны. Особенно мастерски Граде показывает, как эти темные личности, несмотря ни на что, остаются евреями.