Время утешать

Мендл Калменсон 19 июня 2018
Поделиться

Неуместное чувство вины

«Не я ли стал виновником случившейся трагедии? Если бы я поступил иначе, возможно, все бы обошлось».

Подобные сомнения и терзания нередко мучают родственников и опекунов людей, ушедших до срока. Гипотетические сценарии «если бы» и бесконечные размышления о том, что все могло кончиться иначе, причиняют колоссальный вред. Они лишают покоя и порождают чувство вины, забирающее остатки сил у тех, кто и без того горько страдает из‑за невосполнимой утраты.

Ответственным и любящим родственникам и опекунам необходимо быть твердо уверенными: они сделали все, что в силах, чтобы помочь своим близким, остальное же — не в их власти. Ребе, как свидетельствуют его многочисленные письма, был сторонником именно такого подхода.

В одном из писем к Ребе человек сообщал о трагедии, случившейся в его доме. Как‑то в Шавуот он пригласил членов своей общины на праздничную трапезу, также приуроченную к завершению написания нового свитка Торы, который через несколько дней он собирался подарить синагоге. Однако в самый разгар праздника приглашенная молодая женщина неожиданно потеряла сознание и скончалась.

Ребе ответил ему: «Каждому человеку заранее отмерено, сколько лет ему жить на этой земле. Только в самых крайних случаях конкретные поступки могут продлить этот срок или сократить его, если речь идет о страшных грехах, Б‑же сохрани» Торат Менахем — Менахем Цион. Т. 2. С. 566.
.

Молящаяся у Стены Плача

Это необходимое суждение, чтобы не допустить неуместного чувства вины или избавиться от него, подтверждается словами Торы. В частности, о том, что никто не умирает раньше положенного срока, намекает начало недельной главы «Хаей Сара»: «И было жизни Сары сто лет и двадцать лет, и семь лет — годы жизни Сары» (Берешит, 23:1). Этот стих вызывает интерес благодаря его завершению «годы жизни Сары» — на первый взгляд это уточнение кажется излишним. Дело в том, что, согласно мидрашу, может показаться, что причиной смерти Сары стала последняя новость, которую она услышала: «О смерти Сары говорится непосредственно после того, (как говорилось о) наложении пут на Ицхака. Потому что из‑за вести о наложении пут, о том, что ее сын предназначался для заклания и едва не был заколот, душа ее отлетела от нее, и она умерла» Раши на Берешит, 23:2. См.: Пиркей де‑рабби Элиэзер, 32: «Когда Авраам вернулся с миром с горы Мория, разозлен был Самаэль, так как не исполнилось его желание помешать жертвоприношению праотца Авраама. Что же он сделал? Пошел к Саре и спросил ее: знаешь ли ты, что случилось сегодня? Ответила она: не знаю. Сказал ей Самаэль: твой муж Авраам взял твоего сына, и зарезал его, и сжег его тело на жертвеннике. И начала она рыдать, и издала три крика, подобные трем трублениям в шофар, и отлетела душа ее, и она умерла». . Однако на самом деле причина была в другом: сто двадцать семь лет, «годы жизни Сары», были сроком жизни, отведенным ей Б‑гом.

В этом отрывке содержится очень важный урок. Порой мы приписываем свои удачи и неудачи непредвиденным обстоятельствам, с которыми сталкиваемся на жизненном пути. Например, супружеская пара, у которой долгое время не было детей, однажды обратилась за консультацией к другому врачу — и вскоре после этого у них родился ребенок. Естественно, они могли подумать: найди мы этого доктора раньше, у нас давно уже были бы дети.

Однако в духовной перспективе все обстоит совершенно иначе. По причинам, известным только Б‑гу, с самого начала было предопределено, что какое‑то время у этой пары не будет детей. Когда же это время истекло, Б‑г назначил человека, который помог рождению ребенка, — данного конкретного врача, о котором они узнали именно в определенный момент, а не раньше.

Это справедливо и в тех случаях, когда речь идет о трагических обстоятельствах, приведших к смерти. Если человек умер после того, как его сбила машина, совершенно естественно решить, что причиной смерти стал именно этот наезд, и думать: если бы погибший переходил улицу минутой раньше или минутой позже, он был бы жив. Но подобные размышления не только мучительны, но и совершенно неверны. Ибо на самом деле человеку просто пришло время умереть, а дорожно‑транспортное происшествие стало орудием Провидения.

Осознав и усвоив, что каждому человеку отведен на земле свой срок и мы не в силах ни продлить, ни сократить этот срок, мы сможем избавиться от неуместного чувства вины и обрести внутреннее спокойствие.

Смерть ребенка

Величайшее горе, которое может случиться в жизни родителей, — смерть ребенка, особенно если он погиб в результате внезапного трагического случая. Страшная боль утраты и бесконечные вопросы, на которые нет ответа, причиняют родителям и другим родственникам умершего ребенка тяжелые страдания.

Накануне Песаха 1988 года шестилетняя Мирьям Гаерман из Беркли, штат Калифорния, погибла в результате дорожно‑транспортного происшествия. После смерти дочери родители написали Ребе длинное письмо, прося объяснить, почему это произошло. Больше всего их тревожило, что скоропостижная смерть девочки могла означать, что у нее не было шанса исполнить свое жизненное предназначение. Им также казалось, что они не смогли оплакать ее, как должно, поскольку через несколько часов после трагедии наступил Песах, а, согласно еврейскому закону, с началом праздника траур, обычно длящийся семь дней, заканчивается.

В своем ответе Ребе безутешным родителям затронул обе эти темы:

 

Не нужно объяснять, что невозможно с полной уверенностью понять пути Всевышнего.

Считается, что души, спускающиеся в этот мир, продолжают начатое в прежних воплощениях, чтобы полностью или хотя бы частично закончить то, что им не удалось завершить в прошлом. И хотя, в общем и целом, человеку обычно отмерено семьдесят‑восемьдесят лет См.: Теилим, 90:10: «Дни лет наших — семьдесят лет, а если сильны — восемьдесят лет».
, те, кто умирает в юном возрасте, до достижения возраста исполнения заповедей, приходят в этот мир только для того, чтобы прожить несколько недостающих лет.

Если Мирьям требовалось прожить на земле несколько недостающих лет, чтобы потом отправиться прямо в рай, ее родителям следует не грустить, но радоваться, зная, что уже в Песах девочка была в раю, а потому, в соответствии с истинной Торой, смогла в полной мере насладиться радостью этого святого дня Торат Менахем — Менахем Цион. Т. 2. С. 568.
.

После молитвы

Существует известная хасидская история, иллюстрирующая мысль, что порой человеку нужно прожить на земле несколько лет, чтобы доделать все, что осталось незавершенным в предыдущих воплощениях. Супружеская чета, у которой умер двухлетний сын, пришла к Бааль‑Шем‑Тову (Бешту) Исраэль Бааль‑Шем‑Тов (1698–1760) — основатель хасидского движения в иудаизме. — Примеч. ред.
, чтобы поделиться своим горем. Бааль‑Шем‑Тов сказал, что у их сына была особенная душа, которая уже жила в этом мире и которой требовалось вернуться на пару лет, чтобы окончательно очиститься от скверны. Когда очищение закончилось, душа отправилась к своему Истоку .

Женщина, у которой случилось несколько выкидышей, как‑то раз написала Ребе, прося совета и благословения. Рабби Шнеерсон ответил, что существуют души, у которых осталось одно‑единственное задание — они не успели выполнить его в прежних воплощениях. В частности, продолжал Ребе, есть души, в прошлом зачатые в обстоятельствах, не являющихся идеальными с точки зрения еврейского закона. Чтобы достичь духовного совершенства, они возвращаются в мир только ради того, чтобы на этот раз быть зачатыми в чистоте. Как только эта задача выполнена, они сразу возвращаются в мир Истины, достигнув духовного совершенства, недостижимого прежде Рассказал рабби Михаэль Зелигсон.
.

Мудрецы Талмуда говорили о смерти детей по‑иному. Вместо того чтобы рассуждать о душе и ее жизненном предназначении, они в первую очередь задумывались о природе родительства и находили в этом утешение.

Когда у р. Йоханана бен Закая Йоханан бен Закай (акроним Рибаз) — один из крупнейших танаев (законоучителей), пользовавшийся неоспоримым авторитетом среди мудрецов в эпоху разрушения Второго храма. Его деятельность во многом способствовала сохранению иудаизма и всего еврейского народа после этой национальной катастрофы. — Примеч. ред. умер сын, к нему с утешениями пришли ученики.

Первым вошел р. Элиэзер, сел перед ним и сказал:

— Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

— Говори.

— Прародитель Адам имел сына, и, когда сын этот пал мертвым, Адам утешился в своей скорби, что подтверждается его же словами: «Б‑г даровал мне другое дитя вместо Гевеля». Утешься и ты, учитель!

— Разве мало для меня моей собственной скорби, — ответил р. Йоханан, — что ты еще про скорбь Адама напоминаешь мне?

Вошел р. Йеошуа и сказал:

— Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

— Говори.

— Иов имел сыновей и дочерей, и все они погибли в один день. И Иов утешился, говоря: «Б‑г дал, и Б‑г взял. Да будет благословенно Имя Г‑сподне!» Утешься и ты, учитель!

— Разве мало для меня моей собственной скорби, — ответил р. Йоханан, — что ты еще про скорбь Иова напоминаешь мне?

Вошел р. Йосе и сказал:

— Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

— Говори.

— Аарон имел двух, уже возмужалых, сыновей; оба они погибли в один день. И Аарон утешился, что подтверждается сказанным: «И Аарон молчал». А в такие минуты возможность оставаться молчаливым есть уже само по себе утешение. Утешься и ты, учитель!

— Разве мало для меня моей собственной скорби, — ответил р. Йоханан, — что ты еще про скорбь Аарона напоминаешь мне?

Вошел р. Шимон и сказал:

— Разрешишь ли, учитель, сказать тебе слово утешения?

— Говори.

— Царь Давид имел сына; сын умер, и Давид утешился, что подтверждается сказанным: «И Давид утешил жену свою Бат‑Шеву — и она родила. И он назвал сына именем Шломо». Утешься и ты, учитель!

— Разве мало для меня моей собственной скорби, — ответил р. Йоханан, — что ты еще о скорби царя Давида напоминаешь мне?

Входил р. Эльазар бен Азарья. Завидя его, р. Йоханан сказал слуге:

— Возьми скорее умывальный сосуд и ступай за мною в ванную. Я хочу уйти, потому что это великий человек и мне не устоять перед ним.

Но р. Эльазар успел войти и, сев перед р. Йохананом, обратился к нему с такими словами:

— Расскажу тебе притчу. Ты подобен человеку, которому царь отдал сокровище на хранение. День за днем человек этот со слезами и вздохами повторял: «Горе мне! Когда наконец я благополучно освобожусь от обязанности оберегать отданное мне на хранение сокровище?» Так и с тобою, учитель: дал тебе Б‑г сына, который ревностно изучал и Тору, и слово пророческое, и поучения мудрецов наших. И безгрешным, и чистым ушел он из мира. Не должен ли ты утешиться тем, что безупречно возвратил сокровище, отданное тебе на хранение?

— Эльазар, сын мой! — радостно сказал р. Йоханан. — По‑человечески утешил ты меня .

Этому же принципу следовала Брурия, жена рабби Меира, когда в субботу внезапно скончались два ее сына.

Положила их Брурия на ложе и покрыла их простыней.

Возвратившись домой, спрашивает р. Меир:

— Где же, однако, дети?

— Рабби, позволь предложить тебе один вопрос.

— Спрашивай.

— На днях некто отдал мне одну вещь на хранение, а сегодня пришел взять ее обратно. Должна ли я возвратить ее или нет?

— Надо ли возвращать чужую собственность? — отвечает р. Меир. — Как ты можешь еще спрашивать об этом?

— Без твоего ведома я не хотела этого делать, — говорит Брурия.

С этими словами она берет мужа за руку, подводит его к постели и сдергивает простыню .

Как пишет в своей книге рабби Ворст, когда умер его сын, они с супругой следовали этому же принципу: «Мы не лишились своего любимого Боруха — мы просто его вернули» Why? Reflections on the Loss of a Loved One. Р. 38.
. Это понимание помогло рабби Ворсту пожалеть женщину, сидевшую за рулем автомобиля, задавившего его сына Боруха. Когда она пришла к раввину во время шивы, он похвалил ее за смелость и попытался немного успокоить, сказав, что ни в чем ее не винит, поскольку «все предопределено, все в руках Б‑жественного провидения». «Даже если бы она не превысила скорость, — размышлял рабби Ворст на страницах своей книги, — Борух все равно не остался бы с нами. Ибо очевидно, что его срок подошел к концу» Ibid. . 

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Время утешать

Ребе ласково сказал: “Подойди” — и жестом показал, чтобы я приблизился. С книжной полки он достал два тома Талмуда и сказал мне на идише: “По медицинским законам твой отец очень тяжело болен; его конец уже близок. Он очень подавлен, да и ты, кажется, тоже. Тебе необходимо то, что придаст силы. Я хочу научить тебя тому, что поможет тебе держаться”.

Время утешать

Каждый, кто верит в Б‑га, верит и в бессмертие души. Подобный же принцип был обнаружен и в материальном мире. Современная наука считает абсолютной истиной, что материя не исчезает. Это тем более верно, когда дело касается духовного мира, особенно если речь идет о душе, которую никоим образом не может задеть смерть тела.