Основные направления в учении хасидизма

Гилель Цейтлин 10 января 2019
Поделиться

Гилель Цейтлин (1871–1942) — один из важнейших еврейских мыслителей первой половины XX века, философ и мистик, погиб по дороге в лагерь смерти Треблинка, в канун Рош а‑Шана 5703 (1942) года. Именно в его эссе «Безмолвие и глас», в 1936 году, впервые пророчески прозвучало слово «Шоа», предрекая надвигающийся крах мироустройства и уничтожение большей части европейских евреев. Цейтлин при жизни имел огромный авторитет в еврейском мире, а после смерти труды его надолго оказались в забвении.

Сегодня издательство «Книжники» предприняло перевод его трудов и комментирование на русском языке. Читатели «Лехаима» прочтут большую работу Цейтлина о хасидизме, публикацию которой мы продолжаем в этом выпуске.

10

Не только красивый мотив или великолепие природы возвышают душу, но и красивый рассказ: светом наполняет он сердце, наставляет и очищает. Так высоко ставил р. Нахман рассказы, что почитали его чудаком не только другие цадики, но и близко его знавшие хасиды и даже простые люди.

Иные праведники также пользовались «рассказом»; но рассказывали они истории о праведниках, о чудесах и знамениях. Р. Нахман же рассказывал просто сказки: сказку о царевиче и царевне, сказку о мудреце и глупце и т. д.

Великий праведник, внук Бааль‑Шем‑Това, восседает в кругу своих хасидов и рассказывает им о влюбленных девицах и юношах, о садах и рощах, о тоске и томлении, о потерянных и заплутавших. Со страхом и любовью рассказывает, от всего сердца, с небывалым воодушевлением и в мельчайших подробностях!

Пристало ли такому быть?

Евреи за столом. Винсент (Исаак) Браунер. Гравюра

Пусть даже полны эти истории глубочайших намеков и тайн Торы — к чему облачать их в такие простые истории, переводить на язык «младенцев в доме учителя»? «Младенцы в доме учителя» — талмудическая идиома (напр., Брахот, 5а, 62б и др.), указывающая на общеизвестность и доступность того или иного знания («даже младенцы в доме учителя знают»).

Для чего это, зачем?

Можно, конечно, передавать тайны Торы, как испокон веков передавали их каббалисты — облекали в принятые символы, а затем разъясняли для тех, кто еще не столь мудр, чтобы «постичь их своим умом» Отсылка к мишнаитскому постановлению о способах передачи мистической традиции (Мишна, Хагига, 2:1), что «не обучают учению о (Б‑жественной) Колеснице даже одного (ученика), кроме как если он сам мудр и понимает своим умом». . Но рассказы р. Нахмана — не слишком ли они похожи на обычные сказки о влюбленных и прочие досужие вымыслы?

Художником был р. Нахман по природе своей; как художник, не мог он не творить; а как праведник и вождь, ощущал он всю глубину и силу воздействия своих рассказов.

Так свидетельствует ученик его:

«О сказках, которые рассказывал он, сказал: лучше было бы и вовсе не раскрывать ни одного из намеков и не говорить, на что они указывают, ибо наиболее действенны именно сокрытые вещи. Лишь для того пришлось ему раскрыть миру кое‑какие символы, чтобы знали люди, что в этих сказках нечто сокрыто» Сихот Моаран, 151.
.

«С помощью сказочных историй о древних временах можно пробудить ото сна даже тех, кто (упаси, Г‑споди!) отпал от всех семидесяти Ликов Торы» Ликутей эцот («Собрание советов»), составленное р. Натаном на основе уроков р. Нахмана, маадора тиньяна («второе издание»), Назидание, 1. См.: Ликутей Моаран 1, 60; Ликутей алахот, Орах хаим, Тфилин, 5:18; Предисловие к Сипурей маасийот («Сказочные истории») р. Нахмана из Брацлава и др.
.

«Говорят люди, что сказки погружают в сон. Я же говорю, что с помощью сказок пробуждают людей ото сна» Хаей Моаран, 25.
.

«Отовсюду вопиет слава Г‑сподня Слава (ивр. кавод) — библейский атрибут Б‑жества, сопоставимый с понятием «теофания». В ранней мистической литературе Чертогов обязательный элемент, сопутствующий раскрытию Б‑га и видению Колесницы на высшем из небесных сводов.
, ибо “вся земля полна славы Его” (Йешаяу, 6:3), и даже из сказок, что рассказывают народы мира, кричит и взывает Слава Г‑спода Благословенного, как сказано: “Расскажите в народах о славе Его” (Теилим, 96:3) Возможен элемент словесной игры, позволяющий (не вполне грамматически верно) понимать строку псалма как «среди народов рассказывают о Его славе».
. Ибо Слава Г‑спода кричит всечасно, и взывает к человеку, и понуждает его приблизиться к Г‑споду Благословенному, и тогда Он приблизит его к Себе с милостью, благосклонностью и любовью великой» Сихот Моаран, 52.
.

11

Что же есть эта сила веры? В чем суть ее, где корень ее, где основание в душе человеческой? Сознание или сердце, разум или чувство — основа ее? На вопрос этот так отвечает р. Нахман: не из сердца проистекает вера и не из рассудка, на то есть в душе особая сила — способность к воображению. Разной бывает вера, как бывает разным воображение: у одного — смутное и путаное, у другого же — чистое и ясное, прекрасное и возвышенное. Таково было воображение библейских пророков.

Учение р. Нахмана о воображении весьма оригинально и необычно; оно основывается на каббалистической концепции цимцума.

Воображение для него — сила творящая, все объемлющая и все заключающая, пронизывающая все части Творения от начала и до конца его, от суставов и звеньев его — до костей и плоти, от мельчайших атомов и органов — до живых существ.

Образ всякой вещи, малой ли, большой, от Г‑спода и в Г‑споде пребывает. По извечному Его предначертанию создано все и сотворено; по извечному предначертанию зарождается, вырастает, цветет и развивается. Все частицы и частности сливаются в единый образ, великий и всеобъемлющий; а великий образ, все в себе заключающий, снова дробится на частицы и частности, и так до бесконечности.

В этом‑то и состоит тайна сокрытия, которую каббалисты называют цимцум: разум Б‑жественный словно бы удалился из мира, и свет Его невидим нам более; осталось лишь воображение — способность создавать образы Согласно его ученику р. Натану, в Ликутей алахот. — Примеч. авт. См.: Ликутей алахот, Орах хаим, Законы благословений на благовония, 4:17.
.

И потому невозможно познать Б‑жество рассудком, а только силой воображения; если будет оно чистым и прозрачным, сможет человек представить себе так ли, иначе ли превознесенное и Б‑жественное.

Так что напрасен труд исследователей, которые корпят над вопросами Б‑жественными от века и до века В оригинале заметна аллюзия на книгу Коелет с ее рефреном «все суета». Ср.: Коелет, 1:2–3, 2:11, 18, 4:16.
: тысячами, сонмами сокрытий сокрыт и спрятан от нас Б‑жественный разум; лишь воображать можем мы, лишь уподоблять Непереводимая игра слов: на иврите слово «медаме» («воображение») буквально означает «уподобление», а значение «вообразить» неотделимо от значения «уподобить».
.

В этом был дар библейских пророков: в виде́ниях Ср.: Бемидбар, 12:6 и 12:8.
обращался к ним Г‑сподь, множеством прозрений удостоил их, и форму уподобляли они Формирующему ее Ва‑йедаму цура ле‑йоцра (ивр.; «форму уподобляют Формирующему ее», т. е. «уподобили творение его Творцу») — традиционная формула, отражающая двусмысленность акта пророчества: благая способность видеть Б‑га в образе и вместе с тем опасное сближение Творца и сотворенного Им. Впервые встречается в мидраше в ироническом смысле: «Сказал р. Юдан: велика же сила пророков, которые форму уподобляют Формирующему ее, как сказано: “...вот, предо мною облик будто человека <…> и услышал я голос человеческий” (Даниэль, 8:15–16)» (Берешит раба, 27:1; Мидраш зута, Коелет, 8).
.

Кто научит вере лучше пророков? Ибо сила их воображения была куда полнее, чище, точнее и совершеннее, чем у обычного человека.

У того лишь, однако, бывает воображение достаточно совершенным и незамутненным для постижения Б‑жественных вещей, кто ведет жизнь святую и чистую, кто жаждет обрушить мировую преграду, скрывающую Творца от творения Подобно праведнику или «истинному лидеру». См.: Ликутей Моаран 2, 8; Ликутей эцот маадора тиньяна, Цадик, 98. Ср. примеч. Г. Цейтлина к этим словам: «А если воображение не очищено и не исправлено, человек приходит к ложным верованиям, которые и есть яд Змея. Очистить же воображение и исправить веру должно при помощи истинных цадиков, обладающих святым духом, духом пророчества» (Ликутей эцот маадора тиньяна, Истина и вера, 17).
.

Стало быть, хотя основание веры заключено в провидческой силе воображения, причастно к вере и святое чувство — чувство святости В оригинале стоит выражение «святое чувство», лишь ниже по тексту сменяющееся на «чувство святости». Ср. с трактовкой религиозности (благочестия) как переживания (Gefühl) святости и тоски по ней у романтиков. Ср., напр.: «…бесспорно, вся сущность религии состоит в том, чтобы ощущать все, определяющее наше чувство, в его высшем единстве, как нечто единое и тождественное, и все единичное и особое как обусловленное им, то есть чтобы ощущать наше бытие и жизнь как бытие и жизнь в Б‑ге и через Б‑га» (Шлейермахер, Ф. Д. Э. Речи о религии. СПб., 1994. С. 85). ; ибо лишь тому доступно совершенное воображение, отточенное в Б‑жественном, кто неодолимо стремится к Б‑жественной красоте и горнему величию, кого снедает святое томление и неизбывная тоска.

Стало быть, тот, кто хочет поселить в сердцах чувство веры, должен обращаться и к воображению, и к эмоциям. Должен он пробуждать эти способности, очищать и прояснять их, усиливать и развивать. Следует ему пользоваться всеми средствами, ведущими к этой цели; владеть всеми путями к святости — и образом ее, и чувством.

Хорошо знал р. Нахман, что пути эти — музыка и пение, красота природы и искусство. И одним из искусств — рассказом — он владел в совершенстве. 

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Основные направления в учении хасидизма

Говорит р. Нахман в своей манере, что есть два вида вопросов: вопросы, исток которых — в аспекте разбиения сосудов, и вопросы, исток которых — в аспекте «пустого пространства». Как известно, немало потрудились мудрецы Хабада, толкуя изречение: «Он и части Его — одно».

Основные направления в учении хасидизма

В чистоте великой своей веры поражался р. Нахман: как находят путь к его сердцу эти тяжкие сомнения и недобрые помыслы? Наполнялась душа его горечью; утешал он себя, будто дурные мысли приходят к нему, чтобы он их возвысил; или же — будто не его это мысли, а других людей...