Время утешать

Мендл Калменсон 12 марта 2019
Поделиться

Cохранять спокойствие в опасной ситуации

Руководствуясь примером Моше, величайшего еврейского лидера, Ребе учил, что еврейское руководство должно сохранять хладнокровие даже в самой опасной ситуации.

Когда еврейский народ приблизился к границам Земли обетованной, Балак, царь Моава, узнав о приближении еврейской армии, впал в панику и заразил своим страхом подданных: «И увидел Балак, сын Ципора, все, что сделал Израиль эмореям. И весьма боялся Моав народа сего, потому что тот был многочислен; и невмоготу стала жизнь Моаву из‑за сынов Израиля. И сказал Моав старейшинам Мидьянским: теперь объест народ этот все вокруг нас, как поедает бык зелень полевую» (Бемидбар, 22:2–4).

Незадолго до этого еврейский народ оказался в точно такой же ситуации, когда против него выступил Ог, царь Башана: «И Г‑сподь сказал Моше: не бойся его» (Бемидбар, 21:34) — ибо Моше боялся сразиться с ним: не защитит ли его заслуга Авраама, как сказано: «И пришел спасшийся бегством» (Берешит, 14:13), и это Ог, который спасся из рефаим, разбитых Кдарлаомером и его союзниками в Аштерот‑Карнаим (там же, 14:5), как сказано: «Лишь Ог, царь Башана, остался из рефаим» (Дварим, 3:11; Танхума, Нида, 61а) Раши на Бемидбар, 21:34.
.

Хотя Моше тоже боялся, утверждал Ребе, он повел себя совершенно иначе: успокоился и взял себя в руки. Его спокойствие передалось народу и помогло евреям победить в этой войне.

Зимой 1955 года Исраэль‑Арье Добрускин шел из ешивы в ремесленную школу в Кфар‑Хабаде, где он был духовным наставником. К несчастью, по дороге он был убит арабскими террористами, устроившими засаду на апельсиновой плантации.

Строительство дороги в Кфар-Хабаде. Около 1949

Узнав о случившейся трагедии, Ребе сразу же написал Залману Шазару, влиятельному политику и будущему президенту Израиля, выразив опасения в связи с психологическими последствиями, которые случившийся теракт может иметь для жителей Кфар‑Хабада. В письме рабби Шнеерсон призывал Шазара предпринять конкретные шаги, избавившие бы жителей от страха и чувства своей незащищенности:

 

Недавно я получил ужасающее известие, что один из наших лучших студентов, учившийся в ешиве в Лоде, был убит на апельсиновой плантации недалеко от библиотеки. Да отомстит Всевышний за его кровь.

Взяться за перо меня заставила обеспокоенность, какое глубокое и травматическое влияние может оказать этот трагический инцидент на жителей близлежащего поселка Кфар‑Хабад <…> и о негативных последствиях этого. Поэтому нужно принять все необходимые меры, чтобы вернуть жителям покой и ощущение собственной безопасности. Для этого необходимы действия местных органов власти.

Мне кажется, один из способов вернуть людям ощущение стабильности и безопасности — увеличить число жителей Кфар‑Хабада.

Хочу подчеркнуть, что, по моему мнению, если жители Кфар‑Хабада узнают, что правительство начало принимать меры по увеличению населения поселка, пусть даже очень немного хладнокровия поможет успокоить их страхи Игрот кодеш. Т. 10. С. 195.
.

 

Год спустя Ребе поступил в соответствии с собственными рекомендациями. Вскоре после нападения террористов на школу в Кфар‑Хабаде, унесшего жизни пятерых учеников, он заявил о своем намерении послать в Израиль специальную делегацию, «чтобы продемонстрировать солидарность не только кошельком В письме Залману Шазару Ребе писал, что, несмотря на тяжелое финансовое положение, лично дал денег на приобретение одного авиабилета, полагая, что приезд делегации поднимет дух жителей Кфар‑Хабада. См.: Игрот кодеш. Т. 13. С. 284.
, но и лично» Ликутей сихот. Т. 12. С. 258–259.
. В течение месяца для участия в поездке было отобрано несколько раввинов, и вскоре после этого группа вылетела в Израиль.

Кфар-Хабад. Аэросъемка. 2018

Стремление Ребе рассеять ненужные страхи и успокоить людей наиболее ярко проявлялось в его призывах и обращениях к жителям Израиля и мировому еврейству в трудные, напряженные моменты реальной опасности. Нередко он оказывался единственным, чей голос призывал к спокойствию в разгар всеобщей паники, когда все вокруг вопили не своим голосом и предрекали неминуемую катастрофу См., напр.: www.chabad.org/2139965. .

Вот лишь один пример. 22 мая 1967 года президент Египта Гамаль Абдель Насер закрыл Тиранский пролив для израильских судов, а также всех судов под любым флагом, везущих стратегические грузы еврейскому государству. Это решение противоречило подписанным Египтом международным соглашениям, а с точки зрения международного права считалось законным поводом для объявления войны. В то время как многие в Израиле были напуганы, Ребе послал телеграмму израильским хабадникам: «Вы удостоились быть в числе тысяч евреев Святой земли, страны, на которую непрестанно взирает Всевышний Ср. Дварим, 11:10–12: «Ибо земля, в которую вступаешь ты, чтоб овладеть ею, не как земля египетская она, из которой вы вышли, где ты, посеяв семя твое, поливал с помощью ног твоих, как огород. Но земля, в которую вы переходите, чтоб завладеть ею, это земля гор и долин, от дождя небесного пьет она воду; земля, о которой Г‑сподь, Б‑г твой, печется, очи Г‑спода, Б‑га твоего, непрестанно на ней: от начала года и до конца года».
. Вне всяких сомнений, Г‑сподь Израиля не спит и не дремлет Ср. Теилим, 121:4: «Вот, не дремлет и не спит страж Израиля».
. Я жду хороших новостей в самое ближайшее время».

В дальнейшем Ребе написал много подобных писем и сделал ряд публичных заявлений схожего содержания. О том, насколько одиноко звучал в это напряженное время его призыв сохранять хладнокровие, красноречиво свидетельствует тот факт, что ведущие газеты Например, «Йедиот ахаронот», «Маарив» и «А‑Арец».
сообщили об этом под заголовком: «Любавичский Ребе послал ободряющее письмо».

На протяжении последующих недель арабская риторика становилась все более агрессивной. 27 мая Насер заявил: «Наша основная цель — уничтожение Израиля». С каждым днем, приносящим новые плохие новости — одно за другим арабские правительства заявляли, что готовы присоединиться к войне с еврейским государством, — евреи всего мира испытывали все большее отчаяние.

В Израиле, где значительную часть населения составляли евреи, пережившие Катастрофу, многие опасались нового Холокоста. Предполагая большие потери, раввины принимали меры по превращению общественных парков в кладбища, где можно будет похоронить двадцать пять тысяч тел или больше. Многие обладатели иностранных паспортов поспешили покинуть Израиль. Однако Ребе велел своим хасидам не делать этого. На протяжении трех ужасных предвоенных недель рабби Шнеерсон снова и снова повторял, что грядущая война закончится сокрушительной победой Израиля.

Возможно, наиболее важные слова ободрения и поддержки Ребе произнес 28 мая 1967 года, всего за неделю до начала Шестидневной войны, во время традиционного шествия на Лаг ба‑омер Лаг ба‑омер (тридцать третий день омера) — древнейший иудейский праздник, отмечается 18 ияра.&nbsp;— Примеч. ред.
, проходившем в Краун‑Хайтс. Обращаясь к двадцати с лишним тысячам участников, Ребе настойчиво и страстно говорил о грядущей войне на Ближнем Востоке. Без всяких колебаний он снова и снова повторял: «Г‑сподь хранит Израиль… народ Израиля ждет несомненный успех» Сихот кодеш 5727. Т. 2. С. 111–113.
.

В Израиле запись выступления Ребе была передана по национальному радио, с параллельным переводом с идиша на иврит. Большинство ведущих газет процитировали эту речь, снабдив ее заголовком: «Б‑г хранит Святую землю, спасение близко». В одной из новостных заметок сообщалось, что Ребе недоволен пессимистическими настроениями, охватившими значительную часть населения страны: «Мне не нравятся преувеличенные [сведения], которые распространяются и наводят панику на граждан Израиля» Подробнее см.: Телушкин И. Ребе. Жизнь и учение Менахема‑Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории. Москва: Феникс, 2016. Глава «Израиль».
.

Не прошло и двух недель, как предсказание о близком спасении сбылось — всего за шесть дней Израиль чудесным образом сокрушил всех врагов. Государство, которому совсем недавно грозило уничтожение, оказалось самой могущественной державой Ближнего Востока.

В 1971 году рабби Мордехай Пирон сменил рабби Шломо Горена на посту главного раввина Армии обороны Израиля. Два года спустя, когда началась Война Судного дня, на долю рабби Пирона и его подчиненных выпала нелегкая обязанность сообщать семьям о гибели их родных и близких, а также заниматься погребением павших воинов. Став свидетелем гибели стольких молодых, полных сил людей, рабби Пирон говорил, что с этого времени никогда не мог больше радоваться.

Как вспоминал раввин, во время войны «я постоянно поддерживал телефонную связь с Ребе через его секретариат. Ребе ободрял меня. Не раз он звонил мне посреди ночи и призывал радоваться, поскольку радость смягчает самые тяжелые обстоятельства. Учитывая, что армия, особенно высшее командование, пала духом, слова Ребе приносили облегчение. Мне казалось, что кто‑то обнимает меня за плечи и шепчет мне на ухо: держись, не сдавайся!» <a href='http://www.chabad.org/news/article_cdo/aid/ 2600738/jewish/Rabbi‑Mordechai‑Piron‑93‑IDF‑Chief‑Rabbi‑During‑the‑Yom‑Kippur‑War.htm'>Rabbi Mordechai Piron, 93, IDF Chief Rabbi During the Yom Kippur War</a>

Суждения Ребе о том, что в любой ситуации нельзя терять самообладание, справедливы и в отношении родителей и их поведения в семье.

Маленькая девочка из очень бедной семьи постоянно видела страшные сны. Раввин, к которому родители девочки обратились за советом, сказал: «Наши мудрецы говорят, что мы видим ночью то, о чем думаем днем. Спросите у дочери, чего она боится». На вопрос родителей девочка ответила: «Больше всего на свете я боюсь вашего страха. Я часто вижу, как вы оба сидите и сокрушаетесь о бедности, в которой мы живем» Якобсон С. К жизни, полной смысла: учение Ребе Менахема‑Мендла Шнеерсона. Москва, 1999.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Время утешать

Несмотря на свой оптимистический взгляд на мир как на Б‑жественный сад, Ребе никогда не закрывал глаза на то, что время от времени наш мир гораздо больше напоминает джунгли. Поэтому он неизменно настаивал, что наша реакция на трагедию, ставшую следствием сознательных человеческих поступков, должна предполагать конкретные шаги по исправлению морально‑нравственного состояния общества.

Время утешать

Не рассматривая Холокост с его чудовищными потерями и разрушениями в качестве основы и ключевого момента национальной идентичности, сознательно убрав его из фокуса, Ребе, разумеется, не пытался обесценить эту страшную трагедию. Его задача была в другом — принять меры, чтобы эта трагедия не стала единственной призмой, сквозь которую еврей смотрит и оценивает свое прошлое, настоящее и будущее.

Время утешать

Молчание бывает разным. Иногда молчат, потому что нет слов. Иногда — чтобы не произнести то, что говорить нельзя. И наконец, бывает молчание, означающее близость и сопричастность. Такое молчание громче любых слов. Оно возникает из ощутимых чувств, вызванных самим фактом присутствия.