У Рош а‑Шана есть конкурент на звание начала еврейского года

Сара Ринднер. Перевод с английского Давида Гарта 5 апреля 2019
Поделиться

Материал любезно предоставлен Mosaic

Всем известно, что Рош а‑Шана, первое число еврейского месяца тишрей, — это еврейский Новый год. И все же, несмотря на очевидную значимость этого святого дня, Библия довольно недвусмысленно указывает совсем на другой месяц как на настоящее начало еврейского года. Это месяц нисан, который в этом году начинается в субботу 6 апреля. Будучи связан с историей исхода из Египта, нисан действительно представляется самым важным месяцем из всех.

В кульминационный момент книги Исход, когда израильтяне по‑прежнему еще являются рабами фараона, Всевышний поражает египтян первыми девятью казнями. Вот‑вот грянет и десятая — истребление первенцев, и вместе с ней падет власть Египта над евреями. Вот‑вот израильтяне исполнят вместе, как нация, свою первую важную заповедь, принеся пасхальную жертву, и покинут страну рабства. И в этот момент, между концом рабства и становлением нации, исполняющей заповеди Б‑га, нисан становится первым месяцем нового израильского календаря:

 

И сказал Г‑сподь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: месяц сей да будет у вас началом месяцев, первым да будет он у вас между месяцами года. Скажите всему обществу [сынов] Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство… (Исх., 12:1‑3).

 

За этими стихами следует описание пасхального жертвоприношения и праздника Песах, который теперь навсегда заповедано праздновать в пятнадцатый день месяца нисан, и это первая из многих заповедей, которые Б‑г даст Моисею, дабы он сообщил их народу Израиля. То, что эта заповедь становится первой в законе Моисеевом, показывает, что ключевой компонент новообретенной автономии израильтян — это именно свобода следовать собственному календарю.

В то же время библейские основания для того, чтобы праздновать Новый год первого тишрея, не слишком убедительны. Само словосочетание «Рош а‑Шана» — буквально «глава года» — постбиблейского происхождения. В книге Левит, 23:24 о празднике говорится так: «…скажи сынам Израилевым: в седьмой месяц, в первый день месяца да будет у вас покой, праздник труб, священное собрание». Стоит отметить, что этот месяц называется седьмым, значит, начинается год в нисане.

Фрагменты византийского расписного покрывала с изображением израильтян, переходящих Красное море. Середина II — середина IV века н. э. 

В чем различие между этими двумя месяцами? Начнем с терминов. Может показаться, что «глава года» и «начало месяцев» — это одно и то же, но на самом деле эти понятия говорят о двух различных вещах. Год — это период движения Земли вокруг Солнца, длящийся примерно двенадцать месяцев. Понятие «Рош а‑Шана», соответственно, апеллирует к этому солнечному календарю. А «начало месяцев», как нисан описан в книге Исход, отсылает, скорее, к вращению Луны вокруг Земли. Раввинистическая литература часто называет Луну символом еврейского народа, который, как и месяц, прибывает и убывает, но никогда не исчезает полностью. В этом смысле первое нисана — это начало именно еврейского года, в то время как Рош а‑Шана, «день рождения мира», по словам одного литургического поэта, — это начало общечеловеческого нового года.

Это противопоставление всеобщего нового года и частного нового года можно проследить в самой формулировке в книге Исход: «…первым да будет он у вас между месяцами года» — у вас, израильтян, а не у других. Кроме того, эта заповедь звучит в контексте освобождения еврейского народа и празднования их частного праздника Песах. А Рош а‑Шана — это общий праздник, смысл его в признании господства Б‑га над всем миром, а не Его особых отношений с избранным народом. Мишна поддерживает эту дихотомию: годы царствования царей Иудеи считаются с нисана, а нееврейских царей — с тишрея.

Но различие между универсальным и частным не единственное различие между двумя началами года. Тот же фрагмент в книге Исход, где нисан называется первым месяцем, освещает взаимосвязь между человеческим усилием и Б‑жественным спасением. До того момента, как Б‑г оглашает Свои заповеди, израильтяне почти полностью пассивны. Теперь же Он дает им задание: каждое семейство должно взять агнца, заколоть его правильным образом и помазать его кровью дверной косяк. Иначе Г‑сподь не пощадит дом этого семейства во время поражения первенцев. Таким образом, Всевышний просит израильтян сыграть определенную роль в собственном спасении.

Далее в книге Исход Б‑г дает израильтянам еще более серьезное задание — построить ковчег Завета, временное святилище, которое они будут носить с собой во время странствий по пустыне и которое послужит предшественником Иерусалимского храма. День, на который Всевышний назначает освящение ковчега, — это опять первое нисана. В этот день впервые в истории присутствие Всевышнего наполняет ковчег и весь лагерь израильтян — и в этом вполне конкретное проявление новой духовной силы, дарованной израильтянам ровно за год до этого. Если Рош а‑Шана, день, в который мы отмечаем сотворение Б‑гом этого мира, помещает Б‑га и Его главенство в центр внимания, то в месяц нисан сами люди играют ключевую роль — именно они обустраивают место для Б‑га в этом мире.

«Начало месяцев» еще и по‑другому призывает человека действовать. В древности первый день месяца определялся раввинским судом, основывавшимся на показаниях двух свидетелей, которые видели, что серп месяца опять начал расти. Таким образом, хотя люди и не имеют власти над убыванием и приростом луны, их свидетельство необходимо для поддержания еврейского календаря. Природа играет свою роль в установлении точного дня, когда начинается нисан — или любой другой месяц, — но месяц все равно не может начаться без участия еврейского народа.

Если выйти за пределы Пятикнижия и обратиться к позднейшим книгам Библии, там мы найдем другие важные события, приуроченные к первому нисана. Согласно книге Паралипоменон, недавно воцарившийся Езекия (Хизкияу) заново освятил оскверненный Храм именно первого нисана, тогда же объявил религиозные реформы с целью очистить страну от идолопоклонства и возобновить связь евреев с Б‑гом. После разрушения этого Храма Эзра и другие евреи‑изгнанники начали свое возвращение в Иерусалим тоже первого нисана — второй исход и второе обновление.

Начало чего‑то совершенно нового, или своего рода обновление, — общая тема во всех этих примерах. Ивритское слово, обозначающее «год», — «шана» — родственно слову «повторение», обозначающему смену времен года и вращение небесных светил, происходящие год от года. А вот ивритское слово, обозначающее «месяц», — «ходеш» — образовано от корня со значением «новый», как в глаголе «лехадеш», означающем как «сделать заново», так и «обновить»; здесь подразумевается отталкивание от того, что было прежде. Исход из Египта, давший начало еврейскому народу, и строительство ковчега — в обоих этих событиях зарождается что‑то совершенно новое. Так и освящение храма Езекией и возвращение Эзры являют собой обновление.

Возможно, такого рода обновление, совершаемое людьми, невозможно без прямого сотрудничества между еврейским народом и Всевышним, чье владычество вечно и принципиально неизменно. Именно этот Владыка и Его неизменное провидение позволяют людям преодолеть законы природы и ее неумолимую цикличность — по крайней мере, временно. За Рош а‑Шана, концом солнечного года, через две недели следует праздник урожая Суккот, когда принято читать книгу Экклезиаст с ее знаменитым заявлением: «Нет ничего нового под солнцем». Такое утверждение приписывает времени замкнутую цикличность, предопределенную самой природой.

Разумеется, есть что‑то от этой замкнутой цикличности и в человеческом опыте. Но как показывает нам история Песаха, обновление все равно возможно, если выйти за пределы того, что «под солнцем», в пределы сверхъестественного священного времени, открытые нам впервые заповедью соблюдать нисан как «начало месяцев».

Оригинальная публикация: Rosh Hashanah Has Competition for the Beginning of the Jewish Year

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Мистика Нисана

Евреи переняли у магов, колдунов и т. п. тайные знания об именах ангелов и названиях месяцев, и они, став частью нашего учения – Торы, «возвысились», перейдя из сферы зла в сферу добра. Похоже, на этот духовный процесс намекает и название первого и главного в еврейском календаре месяца – нисан.

Как царь оказался в поле?

Невольно начинаешь грустить по тем временам, когда правители могли позволить себе роскошь гулять по полям без охраны (на Руси последним правителем, кому выпало такое счастье, был император Николай I). Однако не будем ностальгировать, а зададимся другим вопросом: а почему, собственно, именно в элуле «Царь» оказался «в поле»? Что заставило Его покинуть Свой дворец, во всем подобающем Ему величии, и оказаться в несвойственном Владыке окружении? Возможно и такое прочтение этой притчи: Царь оказался в поле, поскольку у Него нет Своего дома!..

Плач по тамузу

Из пяти несчастий, которые случились в самый значимый день тамуза — семнадцатый, два связаны с идолопоклонством (а еще одно — с огнем: сожжение свитка Торы). 17 тамуза был поставлен идол в Храме. Другое несчастье — то, с которого и начались все бедствия этого дня, это, конечно же, изготовление евреями золотого тельца.