Время утешать

Мендл Калменсон 27 мая 2019
Поделиться

Трагедия сквозь призму веры

Когда происходят трагические события, особенно такого масштаба, как Холокост, даже у тех, кто искренне верит в Б‑га, нередко возникают мучительные теологические вопросы: можно ли сомневаться в Б‑ге и/или жаловаться Ему? Если нет, следует ли искать смысл в случившейся трагедии? А если мы сможем найти этот смысл и примириться со случившимся, не означает ли это, что мы в той или иной степени оправдываем это бедствие?

В позиции Ребе сочетались непоколебимая вера в Б‑га, с одной стороны, и бесконечное сострадание и понимание человеческой уязвимости — с другой. Эту способность достичь равновесия между «Б‑жественной» и «человеческой» сторонами красноречиво иллюстрирует следующее письмо Ребе, написанное людям, потерявшим близкого родственника:

 

Пишу вам, надеясь, что мои слова принесут вам немного утешения.

Прежде всего, существует множество вещей и событий, которые человеческому разуму трудно понять. Среди них есть и такие, которые, хотя и можно понять умом, очень трудно принять на эмоциональном уровне.

Второе, что следует помнить: человек не в силах понять пути Всевышнего. Поясню это на простом примере. Маленький ребенок не в силах понять мысли и поступки великого мыслителя, хотя и тот и другой — люди и разница между ними связана исключительно с разницей в возрасте, образовании и зрелости. Более того, вполне может случиться, что со временем этот ребенок даже превзойдет ученого, который когда‑то тоже был маленьким. Однако разница между сотворенным человеком и его Создателем является абсолютной и непреодолимой! Поэтому мудрецы говорили, что человек должен принимать с любовью все, что с ним происходит, — и то, что несомненно является благом, и все непостижимое. «Все, что ни делает Г‑сподь, к лучшему» — даже если это выше человеческого понимания Письмо от 5 тамуза 5743 (16 июня 1983) года. См.: www.chabad.org/1852670. См. также два других письма: от 28 нисана 5712 года (www.chabad.org/3006541) и от 3 нисана 5738 года (www.chabad.org/3006543). .

В Староновой синагоге. Прага.

 

Прекрасно понимая, насколько трудно, в эмоциональном плане, увидеть Б‑жественное провидение в событиях, кажущихся бессмысленными, Ребе тем не менее рекомендовал именно такой взгляд на происходящее.

Потрясенный еврей, в доме которого в разгар праздника в честь написания нового свитка Торы неожиданно умерла молодая женщина, обратился к Ребе с такими вопросами:

Каким образом такая важная заповедь, как написание свитка Торы, может стать причиной такой ужасной трагедии?

Чему может научить его, хозяина дома, тот факт, что эта трагедия произошла именно в его доме?

В своем ответе Ребе подчеркивал, что пути Г‑сподни неисповедимы. В то же время он предложил, как можно видеть во всех событиях руку Провидения:

 

Что касается Вашего первого вопроса:

Человек, существо ограниченное, не может понять всех доводов бесконечного Творца. Более того, мы не могли бы знать ни одного из Его доводов, если бы Он сам не сказал нам искать их в Его святой Торе (еврейское слово «тора» означает «наставление», «учение»).

Согласно Торе, никакое зло не может стать следствием [исполнения] какой‑либо Б‑жественной заповеди, включая [заповедь написать] свиток Торы. Напротив, заповеди защищают от зла и предотвращают его.

Каждому человеку уготован определенный срок жизни на этой земле. Только в самых крайних случаях этот срок может быть увеличен или уменьшен вследствие наших поступков, например страшного греха, Б‑же сохрани.

Исходя из всего сказанного выше, можно предположить, что, если бы эту женщину, да покоится она с миром, не пригласили на празднество в честь написания свитка Торы, сердечный приступ случился бы с ней в каком‑либо другом месте, например на улице среди посторонних людей, где рядом с ней не оказалось бы врача, который одновременно был бы ее другом и религиозным евреем. В последний миг она не услышала бы слов поддержки, не видела бы рядом с собой своих друзей и других евреев. Подумайте о разнице между этими двумя вариантами, а также о том, что человек ощущает в каждый миг своей кончины, особенно если речь идет о молодой религиозной женщине, пришедшей на праздник, когда мы отмечаем и заново переживаем получение Торы из [уст] Всевышнего!

Согласно учению Бешта — что все, что происходит, вплоть до мельчайших деталей, является следствием Б‑жественного провидения, — не исключено, что мысль подарить [синагоге] свиток Торы Вам внушили Свыше только ради того, чтобы эта женщина умерла с миром, в еврейском доме, символом и защитой которого служит мезуза, начинающаяся словами: «Слушай, Израиль, Г‑сподь, Б‑г наш, Г‑сподь один».

Что касается Вашего второго вопроса:

Очевидно, что и у Вас, и у Вашей жены есть много заслуг. Без того, чтобы вам пришлось напоминать о них, Всевышний дал вам возможность исполнить несколько величайших заповедей: 1) облегчить кончину человека; 2) позаботиться о «покойнике заповеди» Алахический термин, обозначающий мертвое тело, о котором некому позаботиться.
, пока не приехала «скорая помощь». О том, что это величайшая заслуга, свидетельствует закон, предписывающий первосвященнику выйти в Судный день из Святая святых, чтобы позаботиться о «покойнике заповеди».

Подобные особые заслуги сопряжены с дополнительными обязанностями. В Вашем случае они заключаются в том, чтобы разъяснять случившееся тем, у кого возникали вопросы вроде прозвучавших в Вашем письме, пока они не увидят это в истинном свете — как несомненное проявление Б‑жественного провидения Торат Менахем — Менахем Цион. Т. 2. С. 566–577.
.

 

Случай, описанный далее, также подтверждает тот факт, что Ребе советовал видеть в случившейся трагедии руку Провидения. У женщины, чья дочь должна была вот‑вот выйти замуж, за неделю до бракосочетания скоропостижно скончалась мать. Убитая горем женщина чувствовала, что предстоящая вскоре свадьба дочери больше ее не радует.

Во время свадебной церемонии.

Ребе написал близкому знакомому этой женщины Ликутей сихот. Т. 19. С. 511.
и попросил пересказать ей мидраш, согласно которому душа Машиаха, грядущего избавителя Израиля, родилась в день разрушения Храма Некий человек пахал поле. Замычала телица его. Шедший мимо араб обратился к пахарю с вопросом, какого племени он.
— Иудей, — ответил пахарь.
— Иудей! Иудей! — сказал араб. — Распряги телицу и оставь плуг свой.
— Зачем?
— Святилище иудейское разрушено.
— Откуда узнал ты об этом?
— Из мычания телицы.
В эту минуту телица снова замычала. И араб сказал:
— Иудей! Иудей! Запряги телицу и берись за плуг свой: родился Мессия, искупитель Израиля (Эйха раба, 1:51; цит. по: Бялик Х‑Н., Равницкий Й.‑Х. Агада).
.

То, что Машиах родился в день разрушения Храма, далеко не случайно, писал Ребе. Напротив, это стало проявлением Б‑жественного принципа: даже когда должно произойти непредвиденное бедствие, Всевышний, чтобы уравновесить это несчастье, заранее готовит путь к утешению. Когда евреи узнали, что душа будущего избавителя, с приходом которого начнется мессианская эпоха всеобщего мира и процветания, уже родилась, это дало им силы перенести даже столь страшный удар, как разрушение Храма.

Поэтому, несмотря на понятную боль от утраты и то, что представляется логичным отменить свадьбу дочери из‑за скоропостижной кончины матери, на происшедшее можно взглянуть иначе. Всевышний заранее позаботился о том, чтобы внучка вышла замуж вскоре после кончины бабушки, поскольку в этом случае дочери усопшей будет легче перенести утрату — ведь она увидит продолжение ее семьи и сохранение материнского наследия. 

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Время утешать

Столь чудовищное уничтожение шести миллионов евреев, превосходящее по жестокости все, что происходило в прежних поколениях, не могло быть наказанием за грехи. Даже сам Сатана не смог бы найти достаточно грехов, чтобы оправдать такой геноцид. Не существует никакого рационального объяснения Холокоста, кроме того, что это был Божественный приговор — разумеется, не внутренняя воля Всевышнего, но “На малое мгновение оставил Я тебя".

Время утешать

После трагедии — особенно в случае терактов, когда ощущение уязвимости и беззащитности многократно возрастают, — людям трудно сдерживать эмоции. Это приводит к напряженности и конфликтам между сторонниками разных взглядов, включая и тех, кто должен принимать решения. Поэтому Ребе учил, что именно после общей трагедии представляется крайне важным, чтобы общинное руководство ясно видело общую цель, твердо держало курс на сохранение целостности общины и всячески поддерживало дух товарищества и братства.

Время утешать

Стремление Ребе рассеять ненужные страхи и успокоить людей наиболее ярко проявлялось в его призывах и обращениях к жителям Израиля и мировому еврейству в трудные, напряженные моменты реальной опасности. Нередко он оказывался единственным, чей голос призывал к спокойствию в разгар всеобщей паники, когда все вокруг вопили не своим голосом и предрекали неминуемую катастрофу