Благословение и мир

Составитель Ишайя Гиссер 27 сентября 2019
Поделиться

Предисловие

«Благословение и мир» — далеко не первая антология писем Ребе, выходящая на русском языке. Это избавляет нас от необходимости подробно говорить об эпистолярном наследии последнего главы Хабада и о его значении для понимания мировоззрения этого выдающегося религиозного и национального лидера.

Среди десятков тысяч людей, писавших р. Менахему‑Мендлу Шнеерсону, было и множество женщин: молодых и старых, глубоко религиозных и воинствующих атеисток, евреек и неевреек. Ни одно из этих писем не осталось без ответа: Ребе отвечал каждой из своих корреспонденток, неизменно начиная свои письма словами: «Благословение и мир». (Письма мужчинам Ребе начинал словами: «Мир и благословение».)

Как нетрудно догадаться, в значительной части писем, написанных представительницами прекрасного пола, речь шла о проблемах, являющихся или считающихся исключительно или преимущественно женскими, как‑то: беременность, роды, воспитание детей, семейный быт. Однако переписка Ребе с женщинами никогда не ограничивалась пресловутыми «тремя К» — со многими своими корреспондентками р. Шнеерсон обсуждал самые насущные религиозные, философские и общественные проблемы: вопросы веры и неверия, Торы и науки, предназначения человека в этом мире. Причин тому было как минимум две. Во‑первых, изменившееся положение женщины в мире: если во времена предшественниц Ребе их жизнь, за редчайшим исключением, ограничивалась домом и благотворительностью, то среди корреспонденток Ребе были «и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник». А во‑вторых, для современных еврейских женщин, как, впрочем, и для мужчин, иудаизм и традиционный образ жизни перестали быть самоочевидными, но стали делом личного сознательного выбора. И Ребе не мог не понимать, что женщина не будет жить по Торе и соблюдать заповеди, если прежде не получит ответы на волнующие ее экзистенциальные вопросы.

При внимательном прочтении можно проследить в ответах Ребе некоторую непоследовательность. Так, в одних письмах он подчеркивает, что еврейская женщина должна находиться дома и заниматься детьми, а в других, напротив, интересуется работой своих корреспонденток, дает им узкоспециальные советы, настаивает на получении женщинами профессионального образования и т. д. На наш взгляд, помимо сугубо прагматических причин, это могло быть связано с учением Ребе о предназначении человека и о Б‑жественном провидении. Согласно хасидской традиции, у каждого из нас есть свое жизненное предназначение, причем зачастую весьма неожиданное; Ребе нередко приводил слова рабби Исраэля Бааль‑Шем‑Това о том, что порой душа спускается в мир и пребывает в нем много лет, и все ради того, чтобы оказать одну‑единственную услугу одному‑единственному еврею. При этом Б‑жественное провидение направляет человека к его предназначению. Поэтому, видя, что женщина уже работает или занимает видное общественное положение, Ребе вполне мог истолковать это как знак, что ее предназначение — именно в этом, а не в том, чтобы стирать пеленки и варить чолнт. А раз так, то необходимо позаботиться о том, чтобы ее миссия была исполнена как можно лучше, с максимальной пользой для Торы и народа Израиля.

Книга «Благословение и мир» практически полностью составлена нами из писем Ребе, адресованных женщинам. Однако в разделе, посвященном планированию семьи, мы позволили себе в виде исключения включить в него несколько писем, написанных Ребе мужьям или раввинам в ответ на их запросы относительно своих жен и прихожанок. Поступая таким образом, мы руководствовались тремя соображениями. Во‑первых, несмотря на важность темы, качественных русскоязычных материалов по ней совершенно недостаточно. Во‑вторых, хотя эти письма формально предназначались мужчинам, Ребе, очевидно, предполагал, что упомянутым в них женщинам передадут если не все содержание письма, то по меньшей мере практические выводы и указания. Наконец, в‑третьих, в своих письмах сам Ребе неоднократно подчеркивал, что сказанное мужу в полной мере относится и к его жене.

При подготовке антологии мы воспользовались книгой «Бе‑маане ле‑михтава» Адассы Алеви («Отвечая на ее письмо», иврит), «The Letter and the Spirit» Нисcана Минделя («Письмо и дух»), а также материалами, опубликованными на интернет‑сайтах www.chabad.org, portraitofaleader.blogspot.co.il, http://crownheights.info, http://beismoshiachmagazine.org и др. Мы хотели бы выразить на этих страницах сердечную признательность авторам перечисленных трудов и создателям всех упомянутых веб‑ресурсов. Появление этой книги — в значительной степени их заслуга.

«Благословение и мир» охватывает гораздо больший тематический спектр, чем предыдущие русскоязычные антологии писем Ребе. Поэтому новый сборник будет интересен не только женщинам, но и всем, кто интересуется иудаизмом, хасидизмом, еврейской историей и/или личностью одного из самых ярких и неординарных еврейских лидеров прошлого века.

Предназначение женщины

Издателям антологии для думающих еврейских женщин «Жена добродетельная».

Мне было отрадно узнать, что вы готовите к публикации книгу о роли еврейской женщины в доме, в семье и в еврейской жизни в целом. Нижеследующие заметки являются моим ответом на вашу просьбу дать комментарий на эту жизненно важную тему.

Именно «акерет а‑байт» — еврейская хозяйка дома, жена и мать — в наибольшей степени определяет порядок и атмосферу всего дома. Всевышний требует, чтобы еврейский дом — любой еврейский дом! — отличался от нееврейских, причем не только по субботам и праздникам, но и в обычные, будние, дни, в обычных, будничных, вещах. Иными словами, дом должен быть еврейским во всех отношениях.

Еврейский дом от нееврейского отличает то, что все, вплоть до каждой мелочи, происходит в нем в соответствии с предписаниями Торы, дарованной Самим Всевышним. В этом случае дом становится жилищем Всевышнего, о котором Он говорит: «И пусть сделают они Мне святилище, и буду обитать среди них» (Шмот, 25:8). Дом должен служить местом, где Б‑жественное присутствие ощущается не только по субботам и праздникам, но и в остальные дни недели, и не только тогда, когда в нем молятся и учат Тору, но и во время самых повседневных занятий, таких, например, как прием пищи, как сказано: «На всех путях твоих познавай Его» Мишлей, 3:6. . Это дом, где обеденное время — не просто время, когда все едят, — здесь трапеза является служением Всевышнему, а обеденный стол — «жертвенником» Творца, освящаемым омовением рук перед едой и произнесением благословений до и после нее; здесь все продукты и напитки, которые вносят в дом, строго кошерны.

Фото Ллойда Вулфа из альбома «Jewish Mothers. Strength, Wisdom, Compassion»

Это дом, где супружеские отношения мужа и жены освящены скрупулезным соблюдением законов семейной чистоты и преисполнены осознанием присутствия третьего «партнера» (Всевышнего) в деле сотворения новой жизни, в соответствии с Б‑жественным предписанием: «Плодитесь и размножайтесь». Такой подход также служит залогом того, что еврейские дети появляются на свет в святости, чистые сердцем и разумом, что позволяет им устоять перед искушениями и избежать ловушек окружения, в котором они растут. Кроме того, скрупулезное соблюдение семейной чистоты — это основополагающий фактор сохранения мира и согласия в доме («шлом байт»), являющийся также основной гарантией существования семьи как единой ячейки.

Это дом, где родители знают, что их первейшая обязанность — с самого нежного возраста внушать своим потомкам любовь к Б‑гу и страх перед Ним и преисполнять их радостью исполнения заповедей. При всем желании дать своим детям все самое лучшее, что есть в жизни, еврейские родители должны знать, что величайшее, единственно подлинное и вечное наследство, которое они могут передать своим детям, — это Тора, заповеди и традиция, рассматриваемые ими как источник их жизненных сил и как повседневное руководство к действию.

Во всем этом еврейская домохозяйка, жена и мать играет ведущую роль, и главнее ее здесь никого нет. Это исключительно ее обязанность, но также и огромная привилегия — создать в доме подлинно еврейскую атмосферу. Именно женщина целиком и полностью отвечает за кошерность продуктов и напитков, попадающих к ней на кухню и на обеденный стол. Это ее прерогатива — встречать святую субботу, зажигая свечи в пятницу вечером, в положенное время до захода солнца. Тем самым женщина как физически, так и символически наполняет свой дом миром и гармонией, освящая его светом Торы и заповедей. И то, что Б‑жественное благословение почиет на ее муже, детях и всех домочадцах, является, прежде всего, ее заслугой.

Помимо зажигания субботних свечей или отделения халы — заповедей, возложенных в первую очередь на дочерей Израиля, — существует целый спектр других, не менее фундаментальных, обязанностей, которые также, в силу естественного порядка вещей, были возложены Торой именно на женщин. Естественный же порядок вещей, в свою очередь, вытекает из первозданного, сверхъестественного, замысла Творца, устроившего так, что источником всего хорошего, что есть в материальном мире, является соблюдение законов семейной чистоты, и это безусловный удел еврейских женщин. Муж, со своей стороны, обязан поощрять жену, никоим образом не препятствовать ей, не дай Б‑г, и тем не менее основное бремя соблюдения этой заповеди возложено на женщину. Не забудем, впрочем, упомянуть, что бремя это в то же время является и ее величайшей и исключительной привилегией.

Наиглавнейшая миссия еврейской женщины в этом мире состоит в соблюдении законов семейной чистоты и поощрении к этому других еврейских пар, а также в укоренении прочих жизненно важных принципов еврейской семейной жизни. Ибо эта заповедь — не просто краеугольный камень святости еврейской семьи, — от нее напрямую зависит физическое и духовное благополучие детей, а ее влияние ощущается во всех еврейских поколениях.

Наконец, нужно помнить, что Творец дал каждой еврейской женщине способность целиком и полностью справляться со своими обязанностями, поскольку со стороны Всевышнего было бы несправедливо возлагать на человека заранее провальную миссию.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться