неразерзанные страницы

Недельная глава «Вайеце». Свет в темные времена

Джонатан Сакс. Перевод с английского Олега Алякринского 6 декабря 2019
Поделиться

Издательство «Книжники» готовит к выходу в свет книгу «Уроки лидерства» известного религиозного деятеля, философа и писателя, раввина Джонатана Сакса. Предлагаем вниманию читателей фрагменты будущего издания.

Что именно сделало Яакова — не Авраама, не Ицхака или Моше — истинным отцом еврейского народа? Мы — «религиозное братство Яакова», «дети Израиля». Яаков, или Израиль, — человек, чье имя мы носим. Но не с Яакова началось странствие евреев, а с Авраама. Яаков не представал перед лицом испытаний, подобных тому, что ожидало Ицхака во время жертвоприношения. Он не вывел людей из Египта и не принес им Тору. И в то же время все его дети остались верны вере, в отличие от детей Авраама или Ицхака. Но этот факт просто заставляет вернуться к вопросу: почему он преуспел там, где Авраам и Ицхак потерпели поражение?

Похоже, ответ можно найти в главах «Вайеце» и «Ваишлах». Яаков — человек, которого самые великие прозрения посетили тогда, когда он в одиночестве, ночью, далеко от дома вынужден был бежать от одной опасности к другой. В главе «Вайеце», спасаясь от Эсава, он делает остановку для ночевки и только камень может положить себе в изголовье. И в этот момент он видит сон.

Ему снится лестница, стоящая на земле, верх которой упирается в небо, и по ней спускаются и поднимаются ангелы Б‑жьи. Когда Яаков пробудился от сна, он подумал: «Понятно, что в этом месте присутствует Б‑г, а я этого не знал». Он испугался и сказал: «Как страшно это место! Это и есть Дом Б‑га, это — врата небес» (Берешит, 28:12–17).

В главе «Ваишлах» он, спасаясь бегством от Лавана и убоявшись перспективы вновь встретиться с Эсавом, в ночи сражается один на один с незнакомцем. И сказал ему этот неизвестный: «Не Яаковом будешь ты зваться впредь, а Израилем, ибо ты противоборствовал Б‑гу и людям и одолел». Тогда Яаков назвал это место Пнуэль, сказав: «Я видел Б‑га лицом к лицу и остался в живых» (Берешит, 32:29–31).

Это решающие для всей жизни Яакова встречи с Г‑сподом, но они происходят всегда между важными периодами, когда один этап завершен, а другой еще не начат, когда Яаков одинково рискует и если будет двигаться вперед, и если попробует вернуться назад. Но именно в эти моменты наибольшей уязвимости он встречает Г‑спода и находит в себе мужество продолжать путь, невзирая на все его опасности.

Исаак благословляет Яакова. Джоаккино Ассерето. 1640‑е

Эту силу Яаков и передал еврейскому народу. И замечательно не только то, что этот малочисленный народ пережил все трагедии, которые стали бы концом любого другого народа: разрушение двух Храмов, вавилонское и римское завоевания, два изгнания, преследования и погромы в Средние века, разгул антисемитизма в Европе XIX века и Холокост. Замечательно то, что после каждого такого катаклизма иудаизм обновлялся и достигал новых высот.

Во время вавилонского плена евреи стали еще более преданы Торе. После разрушения Иерусалима римлянами они создали великие литературные памятники: Мидраш, Мишну и Гемару. На протяжении Средних веков они становились авторами шедевров в области права и комментариев к Торе, поэтами и философами. А спустя всего лишь три года после Холокоста евреи создали Государство Израиль, что ознаменовало возвращение евреев в свою страну из изгнания.

Перед тем как стать главным раввином, я должен был пройти медицинское освидетельствование. Врач поставил меня на бегущую дорожку и запустил ее на довольно высокой скорости. «Что вы хотите выяснить, — спросил я у него, — как быстро или как далеко я могу идти?» — «Ни то ни другое», — ответил он. — Я хочу выяснить, сколько времени после того как вы сойдете с дорожки, потребуется вам для восстановления нормального пульса». Так я узнал, что мерилом здоровья является способность организма к восстановлению. Эта истина верна для любого человека, но вдвойне — для лидеров и для еврейского народа как нации лидеров. Именно об этом, по моему мнению, и говорит словосочетание «царство священников» (Шмот, 19:6).

Кризисы — это удел лидеров. Когда Гарольда Макмиллана, премьер‑министра Великобритании в 1957–1963 годах, спросили, что в его должности было самым сложным, он ответил фразой, ставшей крылатой: «События, мой мальчик, события». Плохие события случаются нередко, и когда они происходят, лидер обязан взвалить на себя их бремя, чтобы все остальные могли спокойно спать.

Лидерство, особенно в делах духовных, всегда сопряжено со стрессом. Четыре персонажа Танаха — Моше, Элияу, Ирмеяу и Йона — молили Б‑га даровать им смерть, ибо у них не было сил продолжать жить. И так было с лидерами не только в далеком прошлом. Авраам Линкольн страдал от жестоких приступов депрессии. Как и Черчилль, который называл депрессию своим «черным псом». Ганди и Мартин Лютер Кинг в юности совершали попытки самоубийства, и ими овладевала тяжелая форма депрессии во взрослой жизни. Приступы этой болезни испытывали великие художники и творцы, такие как Микеланджело, Бетховен и Ван Гог.

Какая тут причинно‑следственная связь: величие приводит к моментам отчаяния или отчаяние заставляет человека двигаться к величию? Так ли это происходит, что лидерам приходится пропускать сквозь себя стрессы и напряженность своей эпохи, или же, наоборот, те, кто привык испытывать стрессы, находят для них выход, становясь исключительными людьми, то есть лидерами? В литературе пока нет однозначного ответа на этот вопрос. Но Яаков в эмоциональном плане был более нестабилен, нежели Авраам, который даже перед лицом крупных испытаний сохранял безмятежность, или Ицхак, который вообще был отрешен от внешнего мира. Яаков боялся, Яаков любил, Яаков провел в изгнании больше времени, чем любой другой патриарх. Но он выдержал все испытания и упрямо шел вперед. Из всех персонажей книги Берешит только он выжил, преодолев все выпавшие на его долю испытания.

Способность к выживанию и восстановлению — одно из качеств, необходимых лидеру. Готовность и воля жить в условиях постоянного риска — вот что отличает таких людей от всех прочих. Об этом сказал Теодор Рузвельт в одной из величайших речей, когда‑либо посвященных этой теме:

 

Речь идет не о критике, не о человеке, который подмечает, где сильный спотыкается или где деятельный мог бы добиться большего. Похвалы достоин человек, который сам находится в гуще событий, чье лицо покрыто пылью, потом и кровью, кто отважно стремится чего‑то достигнуть, кто ошибается, кто раз за разом опаздывает, потому что не бывает попыток без ошибок и поражений, но при этом стремится к деяниям; кому ведом великий энтузиазм и великая преданность, кто тратит себя на стоящее дело; кому в лучшем случае в конце ведом триумф его достижений и кто в худшем случае терпит неудачу, но, по крайней мере, он терпит неудачу после дерзновенных усилий, поэтому он никогда не встанет в один ряд с теми, обладающими холодной и робкой душой, кому неведомы ни победы, ни поражения Речь «Гражданин республики», произнесенная Теодором Рузвельтом в Сорбонне 23 апреля 1910 года.
.

 

Яаков пережил соперничество с Эсавом, неприязнь Лавана, натянутые отношения с женами и детьми, раннюю смерть его возлюбленной Рахели и разлуку — долгие двадцать два года — со своим любимым сыном Йосефом. Он сказал фараону: «Немногими и злополучными были годы моей жизни» (Берешит, 47:9). Тем не менее на его пути ему повстречались ангелы, они или боролись с ним, или поднимались по лестнице в небо, но они осветили ночную тьму аурой причастности к Б‑гу.

Бороться, терпеть поражение, бояться и все же продолжать идти вперед — вот к чему должен быть готов лидер. Таким был Яаков, человек, с которым в самые горестные моменты жизни случались величайшие духовные прозрения.

Поделиться

Уроки Торы I. Вайеце

Глава рассказывает о четырех женах Яакова. Согласно комментарию Раши, все они были дочерьми Лавана. Этот факт противоречит традиционному мнению, что Яаков, как Авраам и Ицхак, знал и соблюдал все заповеди Торы (хотя праотцы жили задолго до дарования ее на Синае, они знали Закон благодаря пророческому дару и соблюдали его по личному побуждению). Ведь, как известно, женитьба на сестрах Торой запрещена. Поначалу кажется, что Раши не предполагает никакого объяснения по данному вопросу. Так ли это? И разрешимо ли видимое противоречие? Оказывается, разрешимо, а из самой этой истории проистекает важная мораль.

Двар Тора: Вайеце. Крепка, как смерть, любовь с первого взгляда

Почему Яаков, впервые увидев Рахель у колодца, сразу поцеловал ее? Насколько их чувства были сильны, и почему Яаков женился не на Рахели, а на Лее? И какую роль во всем этом играют овцы? Ответы на эти вопросы ищет в недельной главе Вайеце главный редактор «Лехаима» Борух Горин.

Уроки лидерства

Иудаизм был и остается великой мировой религией протеста. Герои веры не приемлют сущего. Они протестуют. Они бросают вызов самому Г‑споду. Авраам сказал: «Разве Судья всей земли не поступит по справедливости?!» (Берешит, 18:25). Моше сказал: «Зачем Ты навел беду на этот народ?» (Шмот, 5:22). Вот как Г‑сподь желает, чтобы мы отвечали. Иудаизм—это призыв Г‑спода к человеческой ответственности. Высшая награда—стать партнером Б‑га в деле сотворения мира.