Ваейце: миссия еврея

6 декабря 2019
Поделиться

«Лехаим» публикует фрагменты из бесед Любавичского Ребе, содержащих комментарии на недельные главы Торы. Беседы адаптированы для широкого читателя. Чтобы глубоко ознакомиться с ними, а их 36 томов на иврите и идише, необходимо обратиться к оригиналам. Однако мы надеемся, что и наши публикации будут полезны заинтересованным читателям.

В главе «Ваейце» рассказывается об исходе нашего праотца Яакова, сына Ицхака, из страны Израиля и его поселении в Харане, как он трудился там 20 лет, женился и родил родоначальников будущих колен Израиля. Заканчивается глава рассказом о возвращении Яакова из Харана в страну Израиля.

Книга «Зогар» обращает внимание на то, как по-разному описывает Тора исход Яакова в Харан и его возвращение оттуда. На пути в Харан ему снится Б-жественное откровение: «И вот, Б-г стоит над ним…» Предваряют повествование слова: «И пришел (Яаков) в одно место, и переночевал там…» Когда же речь идет о Б-жественном откровении Яакову на его пути из Харана, сказано: «И встретили его ангелы Всесильного». В первый раз Яаков должен был прийти, т.е. подняться до уровня Б-жественного откровения, поэтому Б-г предстал перед ним во сне. Во второй раз ангелы и, как утверждает «Зогар», Сам Всевышний вышли к нему навстречу, и происходило это не во сне, а наяву. Из этой истории мы можем извлечь для себя урок об особой силе, которая дается человеку, когда он стремится привнести в мир Б-жественную святость. На каждом из нас лежит миссия выйти из святого места, «из шатров Шема и Эвера», как именуются в Торе центры Учения, в «Харан», где приходится общаться с «Лаваном Араметянином», в будничную жизнь с ее повседневными заботами. И все это для того, чтобы высвободить из обыденных предметов материального мира искры святости.

Это нелегкая работа, требующая особой подготовки. Ей должно предшествовать пребывание в «Стране Израиля», символизирующей вершину святости. В этот период не следует растрачивать себя на будничные дела — «И Яаков человек цельный, сидящий в шатрах». Надо стремиться получить как можно больше запаса святости и знания Торы.
И уже на пути к исполнению своей миссии Яаков поднимается на особый уровень. Не рассчитывая на собственные силы, на свои личные качества, он молит Б-га о помощи для исполнения своей цели и только после этого готов идти к ней.

Подобным поведением мы добиваемся того, что будничная жизнь не только не приводит к снижению уровня душевной цельности, а наоборот, — «И распространился (Яаков) очень, очень» — мы удостаиваемся удачи и в материальном, и в духовном плане. На пути из места своей миссии нас посещает Б-жественное откровение, и мы получаем благословение Всевышнего.

(Опубликовано в № 80, декабрь 1998)

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Вайеце». Свет в темные времена

Решающие для всей жизни Яакова встречи с Г‑сподом происходят всегда между важными периодами, когда один этап завершен, а другой еще не начат, когда Яаков одинково рискует и если будет двигаться вперед, и если попробует вернуться назад. Но именно в эти моменты наибольшей уязвимости он встречает Г‑спода и находит в себе мужество продолжать путь, невзирая на все его опасности.

Двар Тора: Вайеце. Крепка, как смерть, любовь с первого взгляда

Почему Яаков, впервые увидев Рахель у колодца, сразу поцеловал ее? Насколько их чувства были сильны, и почему Яаков женился не на Рахели, а на Лее? И какую роль во всем этом играют овцы? Ответы на эти вопросы ищет в недельной главе Вайеце главный редактор «Лехаима» Борух Горин.

Уроки Торы I. Вайеце

Глава рассказывает о четырех женах Яакова. Согласно комментарию Раши, все они были дочерьми Лавана. Этот факт противоречит традиционному мнению, что Яаков, как Авраам и Ицхак, знал и соблюдал все заповеди Торы (хотя праотцы жили задолго до дарования ее на Синае, они знали Закон благодаря пророческому дару и соблюдали его по личному побуждению). Ведь, как известно, женитьба на сестрах Торой запрещена. Поначалу кажется, что Раши не предполагает никакого объяснения по данному вопросу. Так ли это? И разрешимо ли видимое противоречие? Оказывается, разрешимо, а из самой этой истории проистекает важная мораль.