Ваехи: царские знаки

10 января 2020
Поделиться

«Лехаим» публикует фрагменты из бесед Любавичского Ребе, содержащих комментарии на недельные главы Торы. Беседы адаптированы для широкого читателя. Чтобы глубоко ознакомиться с ними, а их 36 томов на иврите и идише, необходимо обратиться к оригиналам. Однако мы надеемся, что и наши публикации будут полезны заинтересованным читателям.

Незадолго до смерти благословляя своих сыновей, Яаков напомнил первенцу Реувену о грехе, который тот совершил: «И было… пошел Реувен и лег с Бильой, наложницей отца своего» (Брейшис, 35:22).

Мидраш поясняет, что после смерти Рахели Яаков постоянно пребывал не в шатре Леи, как того следовало ожидать, а у Бильи, бывшей служанки Рахели, которую та отдала в жены Яакову. Реувен, сын Яакова и Леи, усмотрел в этом оскорбление своей матери, решил вмешаться и лег на пороге шатра Бильи, чтобы не дать Яакову войти к ней.

За это отец лишил своего первенца права на священничество и царство. Царскую власть он отдал Иегуде, объяснив это словами: «Молодой лев — Иегуда, от насильства ты, сын мой, удалился. Преклонился, лег он, как лев и как леопард, кто посмеет потревожить его». Раши вносит ясность: Яаков ведет речь о двух добрых поступках сына — о совете, который он дал своим братьям, предложив продать Иосефа, тем самым спасая брата от гибели, и о признании греха, совешенного им по отношению к Тамар:

«И взял Иегуда первенцу своему Эру жену, имя ей Тамар. Но Эр, первенец Иегуды, был неугоден Б-гу, и умертвил его Б-г. И сказал Иегуда Онану: “Войди к жене брата твоего и женись на ней по праву деверя, и восстанови семя брату твоему!” Но так как знал Онан, что семя будет не ему, то бывало, когда входил он к жене брата своего, то ронял на землю, чтобы не дать потомства брату своему. И было неугодно Б-гу то, что он делал, и умертвил он также и его. И сказал Иегуда Тамар, невестке своей: “Оставайся вдовою в доме отца твоего, пока подрастет сын мой, Шела ибо он подумал: “Может быть, умрет и он, подобно братьям своим”. И пошла Тамар, и жила в доме отца своего. И прошло много дней, и дочь Шуа, жена Иегуды, умерла; и когда утешился Иегуда, взошел он к стригущим овец его, он с другом своим Хирой-адуламитянином в Тимну. И сообщено было Тамар так: “Вот свекор твой поднимается в Тимну стричь овец своих ”. И сняла она с себя вдовью одежду свою, и покрыла себя покрывалом, окуталась, и села у входа в Эйнаим, что на дороге в Тимну; ибо видела, что подрос Шела, а она не дана была ему в жены. И увидел ее Иегуда, и счел ее за блудницу, так как она закрыла лицо свое. И поворотил он к ней по дороге, и сказал: “Позволь, войду к тебе”; ибо не знал он, что она невестка его. И сказала она: “Что дашь ты мне, если войдешь ко мне?” И сказал он: Пришлю козленка из стада”. Она же сказала: “Дай залог, пока не пришлешь ”. И сказал он: “Какой же залог дать мне тебе?” И сказала она: “Печать твою со шнуром твоим и посох твой, что в руке твоей ”. И дал он ей, и вошел к ней, и зачала она от него. И встала она, и пошла, и сняла с себя покрывало, и надела свою вдовью одежду. Иегуда же послал козленка через друга своего адуламитянина, чтобы взять залог из руки женщины, но не нашел он ее; и спросил он людей места ее, сказав: “Где та блудница, та, что на дороге в Эйнаим? ” Но они сказали: “Не было здесь блудницы”. И возвратился он к Иегуде, и сказал: “Я не нашел ее, да и люди того места сказали: не было здесь блудницы ”. И сказал Иегуда: “Пусть она возьмет себе, чтобы мы не стали посмешищем; ведь я козленка этого послал, но ты ее не нашел “. И было, месяца через три сообщено было Иегуде так: “Развратничала Тамар, невестка твоя, и даже вот зачала она от разврата ”. И сказал Иегуда: “Выведите ее, и да будет она сожжена ”. Едва была она выведена, как послала она к свекру своему сказать: “Зачала я от человека, которому принадлежат вещи эти ”. И сказала: “Узнай, чьи эта печать со шнурами и этот посох ”. И узнал Иегуда, и сказал: “Она праведнее меня, так как я не дал ее Шеле, сыну моему”. И он не познавал ее более» (Брейшис, 38:6-26).

Возникает вопрос: ведь и Реувен в подобных ситуациях вел себя не хуже, а, может быть, и лучше Иегуды. Он сказал братьям, когда они вознамерились убить Иосефа: «Не лишим его жизни, …не проливайте крови!» И даже тогда, когда братья последовали совету Иегуды и продали Иосефа, Реувен хотел освободить его полностью, «чтобы спасти его из их рук, вернуть отцу». И грех, за который Реувен был лишен своих преимуществ перед братьями, тоже, казалось бы, куда достойнее совершённого Иегудой. Ведь Иегуда вынужден был признаться в своем грехе, чтобы спасти невестку от сожжения, а Реувен, хоть и не совершил на самом деле, никакого греха, а лишь вступился за честь матери, испытывал стыд и раскаивался за свой поступок многие годы. Девять лет спустя, во время продажи Иосефа, он был «занят постом и раскаянием». Так чем же он хуже Иегуды?

Реувен был лишен, как уже было сказано, священничества и царства, но сохранил имущественные права первенца. Дело в том, что есть существенная разница между священническими правами и царской властью, с одной стороны, и правами первенца, с другой. Первые преимущества заключаются в основном в отношениях с окружающими: священник благословляет народ и обучает его Торе, царь правит государством. Первенство — преимущество, касающееся частной жизни человека.

Как первенец Реувен был совершенно чист. Он пытался спасти Иосефа, раскаивался в своем «грехе» многие годы. Его натура представляется совершенно цельной. В то же время очевидно, что никому он ничем не помог. Иосефа он в конце концов не спас, более того, по его совету он был сброшен братьями в яму со змеями и скорпионами. И раскаяние его за оскорбление отца тоже было глубоко личным, не имеющим какого-либо отношения к другим, да и не будь он погружен в пост и раскаяние, возможно, и продажа Иосефа, его изгнание в Египет не состоялись бы.

Иегуда, напротив, хоть и не обладал таким высоким уровнем раскаяния, в результате спас ближних своих от смерти: Иосефа, благодаря ему, извлекли из ямы и продали ишмаэлитянам, затем его признание предотвратило сожжение Тамар. Именно такие качества, как реальная забота об окружающих, а не внутренняя борьба, личное раскаяние, требуется правителю. Именно эти качества Иегуды способствовали тому, что царская власть была отнята у Реувена и отдана ему.

В этой истории заложен глубокий смысл: нельзя замыкаться на собственной цельности, нельзя отворачиваться от окружающих, от ближних. Мы обязаны жить по законам любви к ближнему, по правилу, в котором, как утверждает Талмуд, «заключена вся Тора». И тогда, даже не достигнув самой высокой ступени духовного состояния, в награду за помощь людям мы удостоимся всей Торы, приблизим освобождение.

(Опубликовано в № 81, январь 1999)

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Двар Тора. Вайехи: Праотцы и прадети

О чем говорил перед смертью праотец Яаков со своими сыновьями? Почему его завещание легло в основу апокрифических книг? И что вообще можно понять из пророчества Яакова? Главный редактор «Лехаима» Борух Горин пытается найти ответы на эти вопросы в недельной главе Вайехи.

Недельная глава «Вайехи». Пережить поражение

В течение двадцати двух лет я жил недалеко от Эбби‑роуд в Северном Лондоне, где знаменитая рок‑группа записала все свои хиты. На первом прослушивании в одной студии звукозаписи им сказали, что гитарные группы «выходят из моды». Студия вынесла свой вердикт: «У “Битлз” нет будущего в шоу‑бизнесе». Шел 1962 год.

Уроки Торы I. Вайехи

В этой главе мы читаем о том, как Яаков дважды созывал сыновей, чтобы благословить и пророчествовать. Наши мудрецы считают, что речь здесь идет о двух самостоятельных событиях, следующих, однако, в непосредственной близости, друг за другом. То, о чем Яаков сказал, собирая детей во второй раз, рассказано в последующих стихах Торы. А о том, что случилось в первый, Тора умалчивает. И здесь необходимо осмыслить данные раввинами объяснения этого события, исследовать значение понятия «конец дней» в наше время.