День четвертый

Тазриа-Мецора

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы
НЕДЕЛЬНЫЕ ГЛАВЫ ТОРЫ

Глава 13

  1. Если после стирки священник обнаружит, что язва не изменила своего вида, хотя и не распространилась, то эта [вещь] нечиста. Ее следует сжечь; это —испорченное место, на изнанке или на лицевой стороне [вещи].
    וְרָאָ֨ה הַכֹּהֵ֜ן אַֽחֲרֵ֣י| הֻכַּבֵּ֣ס אֶת־הַנֶּ֗גַע ֠וְהִנֵּ֠ה לֹֽא־ הָפַ֨ךְ הַנֶּ֤גַע אֶת־עֵינוֹ֙ וְהַנֶּ֣גַע לֹֽא־פָשָׂ֔ה טָמֵ֣א ה֔וּא בָּאֵ֖שׁ תִּשְׂרְפֶ֑נּוּ פְּחֶ֣תֶת הִ֔וא בְּקָֽרַחְתּ֖וֹ א֥וֹ בְגַבַּחְתּֽוֹ
    Раши

    и осмотрит священник язву после того, как была омыта [язва], и если язва не изменила свой вид и не распространилась, то это нечисто. его нужно сжечь в огне: это проедина на изнанке или на лицевой стороне.

    אחרי הֻכַּבֵּס «…после того, как была омыта…» – [это слово – הֻכַּבֵּס ѓукабес] образовано по модели הֵעָשוֹת ѓеасот.

     то есть это не существительное «омовение», а инфинитив глагола со значением «была омыта».

    לא הפך הנגע את עינו «…язва не изменила свой вид…» – [язва] не потускнела.

    והנגע לא פשה «…и не распространилась…» – из сказанного ясно, что

    [даже] если [цвет] не изменился и [язва] не распространилась, то она нечиста. и тем более [язва нечиста], если цвет не изменился, но она распространилась. а вот если [язва] не разрослась, но цвет изменился, я не знал бы, как должно поступить, если бы тора не сказала особо: «…и закроет на семь дней…» ваикра, 13:50. – [изолирует] и в этом случае. это слова р. йеѓуды. но мудрецы говорят, [что в этом случае язва приравнивается к не распространившейся и не изменившей цвет, и ее надо сжечь], как сказано в торат коѓаним. я упоминаю это здесь, [а не в комментарии к стиху 50], чтобы [этот там же, 13:55. ] стих был понят правильно торат коѓаним, тазриа, 5. .

    פחתת הוא «…это проедина…» – [это слово] означает углубление, как сказано: «…в какой-нибудь из нор – הפחתים ѓапхатим…» шмyэль II, 17:9. – פחתת пхетет означает выемку, язву, которая кажется углублением.

     раши цитирует словарь р. менахема б. сарука.

    בקרחתו או בגבחתו «…на изнанке или на лицевой стороне». – согласно [арамейскому] переводу [онкелоса, это следует понимать так: «на старой [ткани] и на новой».

     но ведь выше к ваикра, 13:41. мы читали в комментарии раши, что оба комментируемых слова, карахат и габахат, означают разные виды лысины. почему же здесь онкелос, а вслед за ним и раши, толкуют эти слова применительно к ткани как «изношенное и новое»? в следующем комментарии раши объяснит это.

    קרחתו «…изнанке…» – [согласно арамейскому переводу, это значит] «старое», «изношенное».

    мидраш использует текстуальную аналогию, чтобы вывести закон о чистоте язв на ткани. [выше] сказано קרחת וגבחת карахат вегабахат о человеке, а здесь – об одежде. как там, если язвы распространились по всей поверхности [тела], они считаются чистыми см. ваикра, 13:13. , так и здесь, если вся ткань покрыта язвами – она чиста нида, 19а. . отсюда ясно, почему тора использует здесь и там одни и те же термины.

    а что касается [арамейского] перевода, то его толкование – «старое», «изношенное» и «новое» – [не противоречит простому переводу] – «изнанка» и «лицевая сторона» ткани, ведь карахат קרחת – это задняя сторона [головы или изнанка ткани], а габахат גבחת – передняя [сторона головы или лицевая сторона ткани], как сказано: «и если со стороны лица выпали они…» ваикра, 13:41. карахат – это лысина от темени и до затылка, так истолковано в торат коѓаним торат коѓаним, тазриа, 5; нида, 19б. .

  2. Если священник увидит, что язва после стирки потемнела, то пусть оторвет [эту часть] ткани или кожи, основы или уткá.
    וְאִם֘ רָאָ֣ה הַכֹּהֵן֒ וְהִנֵּה֙ כֵּהָ֣ה הַנֶּ֔גַע אַֽחֲרֵ֖י הֻכַּבֵּ֣ס אֹת֑וֹ וְקָרַ֣ע אֹת֗וֹ מִן־הַבֶּ֨גֶד֙ א֣וֹ מִן־הָע֔וֹר א֥וֹ מִן־הַשְּׁתִ֖י א֥וֹ מִן־הָעֵֽרֶב
    Раши

    если же священник увидит, что язва стала менее приметна после того, как была омыта, пусть он вырвет ее из одежды, из кожи, из основы или из утка.

    וקרע אתו «…пусть он вырвет ее…» – [священник должен] вырвать из ткани пораженное место и сжечь его торат коѓаним, тазриа, 5. .

  3. Если [язва] вновь появится на ткани (основе или уткé) или на какой-нибудь кожаной вещи, то это распространившаяся [язва]. Тогда [вещь], на которой язва, следует сжечь.
    וְאִם־תֵּֽרָאֶ֨ה ע֜וֹד ֠בַּבֶּ֠גֶד אֽוֹ־בַשְּׁתִ֤י אֽוֹ־בָעֵ֨רֶב֙ א֣וֹ בְכָל־כְּלִי־ע֔וֹר פֹּרַ֖חַת הִ֑וא בָּאֵ֣שׁ תִּשְׂרְפֶ֔נּוּ אֵ֥ת אֲשֶׁר־בּ֖וֹ הַנָּֽגַע
    Раши

    а если она опять покажется на одежде, на основе, на утке или на какой-нибудь кожаной вещи, то она расцветшая: на огне сожги то, на чем язва.

    פרחת הוא «…она расцветшая…» – это [язва], снова начавшая расти.

     в стихе не сказано «проказа расцветшая», поэтому раши полагает, что

    слово «расцветшая» – не эпитет, а название такого вида новообразования.

    באש תשרפנו «…на огне сожги…» – всю одежду [следует сжечь].

     в этом случае следует сжечь не кусок ткани с язвой, как в стихе 56, а всю одежду негаим, 11:6. .

  4. Если же после стирки язва сойдет с ткани (основы или утка) или с какой-нибудь кожаной вещи, то следует вторично постирать [эту вещь] —и она будет чиста.
    וְהַבֶּ֡גֶד אֽוֹ־הַשְּׁתִ֨י אֽוֹ־הָעֵ֜רֶב אֽוֹ־כָל־כְּלִ֤י הָעוֹר֙ אֲשֶׁ֣ר תְּכַבֵּ֔ס וְסָ֥ר מֵהֶ֖ם הַנָּ֑גַע וְכֻבַּ֥ס שֵׁנִ֖ית וְטָהֵֽר
    Раши

    одежда же, или основа, или уток, или какая-либо кожаная вещь, которую омыли – и язва сошла, должна быть повторно омыта, и станет она чиста».

    וסר מהם הנגע «…и язва сошла…» – если после того, как омыли [одежду] в первый раз, по слову священника, язва сошла…

    וכבס שנית «…должна быть повторно омыта…» – [это «омовение»] означает погружение [в микве]. слова от корня כבס квс – «стирать», «омывать» – в этой главе означают, согласно арамейскому переводу, «очищать», «отбеливать», кроме слов וכבס שנית вехубас шенит. здесь этот корень означает не стирку, а погружение в воды микве, поэтому в арамейском переводе сказано здесь ויצטבע веицтаба – «и окунет». и везде [в арамейском переводе], где корень כבס квс [в торе относится] к одежде, которую нужно окунуть в микве, сказано ויצטבע веицтаба торат коѓаним, тазриа, 5. .

  5. Таков закон о язве проказы на шерстяной или льняной ткани (на основе или уткé) или на какой-нибудь кожаной вещи —чтобы признать [вещь] чистой или нечистой.
    זֹאת תּוֹרַ֨ת נֶֽגַע־צָרַ֜עַת בֶּ֥גֶד הַצֶּ֣מֶר| א֣וֹ הַפִּשְׁתִּ֗ים א֤וֹ הַשְּׁתִי֙ א֣וֹ הָעֵ֔רֶב א֖וֹ כָּל־כְּלִי־ע֑וֹר לְטַֽהֲר֖וֹ א֥וֹ לְטַמְּאֽוֹ

Глава 14

  1. Господь сказал Моше:
    וַיְדַבֵּ֥ר יְהֹוָ֖ה אֶל־משֶׁ֥ה לֵּאמֹֽר
  2. — Вот закон о прокаженном. В день очищения следует показать его священнику.
    זֹ֤את תִּֽהְיֶה֙ תּוֹרַ֣ת הַמְּצֹרָ֔ע מצורע בְּי֖וֹם טָֽהֳרָת֑וֹ וְהוּבָ֖א אֶל־הַכֹּהֵֽן
    Раши

    «таким будет закон о прокаженном в день его очищения: пусть его приведут к священнику.

    זאת תהיה תורת המצורע ביום טהרתו «…в день его очищения…» – отсюда ясно, что [больного] не объявляют чистым ночью мегила, 21а. .

     процесс очищения больного длится не один день, как рассказано в этой главе. почему же сказано «в день его очищения»? чтобы подчеркнуть: объявляют чистым только днем. стоит повторить, что поражение язвами человеческого тела, одежды и домов не было болезнью в медицинском смысле j. preuss, biblical and talmudic medicine, london, 1993, с. 323–375; e. v. hulse, the nature of biblical leprosy and the use of alternative medical terms in modern translations of the bible, palestine exploration quarterly 107, 1975, рр. 87–105; s. n. brody, the disease of the soul, london, 1974. . скорее, цараат можно назвать материальным проявлением духовного недуга: ее «лечит» не врач, а священник, она не передается от одного человека другому, ею страдают только евреи. и наконец, это единственная «болезнь», в качестве причины которой мудрецы называют злословие арахин, 15б. . поэтому переводить цараат как «проказа» можно лишь условно.

  3. Пусть священник выйдет за пределы стана, и если увидит священник, что язва проказы на прокаженном прошла,
    וְיָצָא֙ הַכֹּהֵ֔ן אֶל־מִח֖וּץ לַמַּֽחֲנֶ֑ה וְרָאָה֙ הַכֹּהֵ֔ן וְהִנֵּ֛ה נִרְפָּ֥א נֶֽגַע־הַצָּרַ֖עַת מִן־ הַצָּרֽוּעַ
    Раши

    и выйдет священник за стан, и если священник увидит, что язва проказы на прокаженном исцелилась,

    אל מחוץ למחנה «…за стан…» – [священник выходил] за пределы [всех] трех станов, [в то место], куда высылали [прокаженных], признанных [нечистыми на все] дни [их пребывания в состоянии нечистоты] раши к ваикра, 13:46. .

     три стана представляли собой три территории, одна внутри другой. перечислим их в порядке отдаления от центра и расширения границ:

    внутренняя

    средняя

    внешняя

    в пустыне (до строительства храма)

    стан шхины

    стан леви

    стан израиля

    в иерусалиме (во времена храма)

    внутренний двор

    храмовая гора

    весь город

  4. то пусть священник велит принести для очищаемого двух живых чистых птиц, кедровую щепку, темно-красную нить и иссоп.
    וְצִוָּה֙ הַכֹּהֵ֔ן וְלָקַ֧ח לַמִּטַּהֵ֛ר שְׁתֵּֽי־ צִפֳּרִ֥ים חַיּ֖וֹת טְהֹר֑וֹת וְעֵ֣ץ אֶ֔רֶז וּשְׁנִ֥י תוֹלַ֖עַת וְאֵזֹֽב
    Раши

    то пусть священник прикажет взять для очищающегося двух птиц, живых, чистых, и кедровое дерево, и червленую нить, и эзов.

    חיות «…живых…» – [так сказано, чтобы] исключить нежизнеспособных [особей] хулин, 140а, раши там же. .

     то есть смертельно больных или покалеченных.

    טהרות «…чистых…» – [так сказано, чтобы] исключить [птицу] нечистых [видов].

    язвы [проказы] являются наказанием за злословие, происходящее от болтливости. и потому очищаются от проказы с помощью птиц, которые постоянно щебечут, громко болтают [друг с другом] арахин, 16б, торат коѓаним, мецора, 1. .

     здесь комментарий меняет тему и переходит от разбора стиха к анализу символического значения атрибутов очищения. прежде всего, он отвечает на вопрос: почему для этого обряда используется птица? голоса птиц воспринимаются в традиции не как бессодержательные звуки, а речь. животные и птицы и даже растения и камни говорят на своих языках, хваля творца, выражая радость простого существования. царь шломо понимал

    язык всего сущего таргум шени к шир ѓа-ширим, 1:3. , в том числе и птиц. в то же время речь птиц служит распространенной метафорой пустословия, мудрецы называют слова болтуна «разговором попугая» и «щебетом дрозда» кузари, 2; решит хохма, шаар ѓа-анав, 1а, 5; сефер ѓа-акеда, 62. .

    ועץ ארז «…и кедровое дерево…» – [для очищения используют щепку кедрового дерева], потому что язвы служат [наказанием] за высокомерие танхума, мецора, 3. .

     кедр ливанский – сedrus libani – высокое дерево с величественной кроной. оно растет на голых вершинах и служит символом гордого одиночества.

    ושני תולעת ואזב «… и червленую нить, и эзов». – чем исправить [грех прокаженного и чем он] излечится? пусть смирится, [откажется] от гордыни, уподобляясь червю и эзову там же. .

     из предыдущего комментария мы узнали, что главный недостаток прокаженного – его гордыня. и вылечить его можно, только если высокомерие сменится скромностью и смирением.

    червленая нить – это шерсть, окрашенная кармином. кармин, яркокрасный краситель, делают из червей – תולעת толааткошенили – сoccus ilicis, которые символизируют ничтожность и слабость.

    эзов, ϋσσωπος, hyssopus officinalis (его виды известны под названиями орегано, заатар, душица, майоран) – дикорастущее низкорослое и крайне неприхотливое растение, приживается не только на бедных почвах, но и на голых стенах, символизирует скромность и отсутствие амбиций.

    עץ ארז «…кедровое дерево…» – [следует взять] щепку кедрового дерева.

     завершив разбор символики обряда очищения, раши возвращается к каждому элементу и описывает его. слова «взять кедровое дерево» не озна­чают, разумеется, что следует обмакнуть в воду целое дерево с корнями и кроной. следует взять кусок дерева длиной в локоть негаим, 14:6. .

    ושני תולעת «…и червленую нить…» – [это] прядь шерсти, окрашенная в ярко-[красный цвет].

  5. Пусть священник велит зарезать одну из птиц над глиняным сосудом, над проточной водой.
    וְצִוָּה֙ הַכֹּהֵ֔ן וְשָׁחַ֖ט אֶת־הַצִּפּ֣וֹר הָֽאֶחָ֑ת אֶל־כְּלִי־חֶ֖רֶשׂ עַל־מַ֥יִם חַיִּֽים
    Раши

    и пусть прикажет священник зарезать одну птицу над глиняным сосудом, над живой водой.

    על מים חיים «…над живой водой». – [священник] сначала наливает [воду] в сосуд, чтобы кровь [жертвенной] птицы была заметна в ней. а сколько [воды должно быть]? четверть лога сота, 16б. .

     в данном случае «живой» называется проточная вода.

  6. Затем пусть возьмет живую птицу, [а потом пусть возьмет] кедровую щепку, темно-красную нить и иссоп и окунет их —вместе с живой птицей —в кровь птицы, зарезанной над проточной водой.
    אֶת־הַצִּפֹּ֤ר הַֽחַיָּה֙ יִקַּ֣ח אֹתָ֔הּ וְאֶת־עֵ֥ץ הָאֶ֛רֶז וְאֶת־שְׁנִ֥י הַתּוֹלַ֖עַת וְאֶת־הָֽאֵזֹ֑ב וְטָבַ֨ל אוֹתָ֜ם וְאֵ֣ת| הַצִּפֹּ֣ר הַֽחַיָּ֗ה בְּדַם֙ הַצִּפֹּ֣ר הַשְּׁחֻטָ֔ה עַ֖ל הַמַּ֥יִם הַחַיִּֽים
    Раши

    пусть он возьмет живую птицу, кедровое дерево, червленую нить и эзов и обмакнет их вместе с живой птицей, в кровь птицы, зарезанной над живой водой,

    את הצפר החיה יקח אתה «пусть он возьмет живую птицу…» – отсюда видно, что [священник] не связывает ее [птицу] вместе с [кедровой щепкой и эзовом, обернутыми прядью красной шерсти], но откладывает в сторону. а щепку кедрового дерева и эзов он связывает прядью красной шерсти, как сказано: «…и кедровое дерево, и червленую нить, и эзов» – три этих элемента берут вместе. но может быть, если птицу не берут вместе с этой связкой, то потом ее не обмакивают [в воду с кровью] вместе [с ними]? нет, тора говорит: «и обмакнет их и живую птицу…» [значит, прежде чем] обмакнет их [в воду с кровью], снова присоединяет к ним птицу торат коѓаним, мецора, 1. .

     из повторения слова «птицу» раши заключает, что птицу брали дважды.

  7. Затем пусть семикратно окропит очищаемого от проказы, объявит его чистым —и выпустит живую птицу в поле.
    וְהִזָּ֗ה עַ֧ל הַמִּטַּהֵ֛ר מִן־ הַצָּרַ֖עַת שֶׁ֣בַע פְּעָמִ֑ים וְטִ֣הֲר֔וֹ וְשִׁלַּ֛ח אֶת־ הַצִּפֹּ֥ר הַֽחַיָּ֖ה עַל־פְּנֵ֥י הַשָּׂדֶֽה
  8. А тот, кого очищали, пусть выстирает свои одежды, обреет волосы, омоется в воде —и станет чист. Затем он может вой­ти в стан, но еще семь дней должен оставаться вне своего шатра.
    וְכִבֶּס֩ הַמִּטַּהֵ֨ר אֶת־בְּגָדָ֜יו וְגִלַּ֣ח אֶת־כָּל־שְׂעָר֗וֹ וְרָחַ֤ץ בַּמַּ֨יִם֙ וְטָהֵ֔ר וְאַחַ֖ר יָב֣וֹא אֶל־הַמַּֽחֲנֶ֑ה וְיָשַׁ֛ב מִח֥וּץ לְאָֽהֳל֖וֹ שִׁבְעַ֥ת יָמִֽים
    Раши

    а очищаемый пусть выстирает свои одежды, обреет все свои волосы, омоется водой и станет чист. потом он войдет в стан и будет жить вне своего шатра семь дней.

    וישב מחוץ לאהלו «…и будет жить вне своего шатра…» – отсюда делается вывод, что [прокаженному] запрещена половая близость там же, 2. .

     шатер – классическая метафора семьи, супружества шабат, 30а. . также переведен этот стих и в таргум йерушалми: «и будет находиться вне шатра его проживания, и не приблизится к его жене».

  9. На седьмой день пусть он обреет все свои волосы —[волосы] на голове, бороду, брови —пусть обреет все волосы [на своем теле]. Пусть выстирает свои одежды, омоет свое тело водой —и станет чист.
    וְהָיָה֩ בַיּ֨וֹם הַשְּׁבִיעִ֜י יְגַלַּ֣ח אֶת־כָּל־שְׂעָר֗וֹ אֶת־רֹאשׁ֤וֹ וְאֶת־זְקָנוֹ֙ וְאֵת֙ גַּבֹּ֣ת עֵינָ֔יו וְאֶת־כָּל־ שְׂעָר֖וֹ יְגַלֵּ֑חַ וְכִבֶּ֣ס אֶת־בְּגָדָ֗יו וְרָחַ֧ץ אֶת־בְּשָׂר֛וֹ בַּמַּ֖יִם וְטָהֵֽר
    Раши

    а на седьмой день он обреет все свои волосы, обреет голову, бороду, брови и все свои волосы, и выстирает свои одежды, и омоет свое тело водой, и станет чист.

    את כל שערו «…все свои волосы…» – [текст содержит конструкцию] общее – частное – общее.

    [это сказано], чтобы распространить [правило] на [все] те участки кожи, которые густо покрыты волосами и обычно видны [не скрыты одеждой] сота, 16а. .

     здесь применен шестой из тринадцати принципов герменевтики сифра, ваикра, 1:1. , согласно школе р. ишмаэля: клал у-фрат у-хлал «общее – частное – общее» эрувин, 27б. .такая конструкция толкуется расширительно, но только в отношении названых частных случаев. в данном случае стих выглядит так: общее – «…обреет все свои волосы...», частное – «…голову… и бороду… и брови…»; общее – «… и все свои волосы обреет…». таким образом, мы должны установить правило о том, что именно должен обрить прокаженный, по частным случаям, названным между двумя общими определениями. что же объединяет шевелюру, бороду и брови? то, что прокаженный сбривает их только во второй раз, а в первый см. ваикра, 14:8. он сбривает волосы со всего тела.

  10. На восьмой же день пусть возьмет двух баранов без порока, одну годовалую овцу без порока, три десятых [эйфы] муки мелкого помола, смешанной с оливковым маслом, для хлебного приношения, и один лог масла.
    וּבַיּ֣וֹם הַשְּׁמִינִ֗י יִקַּ֤ח שְׁנֵֽי־כְבָשִׂים֙ תְּמִימִ֔ם וְכַבְשָׂ֥ה אַחַ֛ת בַּת־שְׁנָתָ֖הּ תְּמִימָ֑ה וּשְׁלשָׁ֣ה עֶשְׂרֹנִ֗ים סֹ֤לֶת מִנְחָה֙ בְּלוּלָ֣ה בַשֶּׁ֔מֶן וְלֹ֥ג אֶחָ֖ד שָֽׁמֶן
    Раши

    а на восьмой день он возьмет двух ягнят и одну овцу-первогодку без изъянов, и три десятых части эфы тонкой пшеничной муки в хлебное подношение, смешанное с маслом, и один лог масла.

    וכבשה אחת «…одну овцу…» – [эта овца предназначалась] для жертвы за грех.

     три жертвы приносит прокаженный: повинную, жертву всесожжения и очистительную жертву за грех. наш стих говорит о двух ягнятах и одной овце, а из стиха 12 мы узнаем, что один из двух ягнят предназначался для повинной жертвы. мы также знаем, что для всесожжения берут только самцов см. там же, 1:3,10. , значит, овца остается для очистительной жертвы.

    ושלשה עשרנים «…и три десятых части…» – [эта мука предназначена] для [хлебных подношений с] возлиянием, [которые приносили с] тремя упомянутыми овцами, ведь и жертва за грех, и повинная жертва [прокаженного] требуют [хлебных жертв с] возлиянием менахот, 90б,91а. .

     есть два вида хлебных приношений: 1) сопровождающие другие жертвы, они сжигаются вместе с ними; 2) идущие в пищу священникам, от них сжигается только одна горсть.

    ולג אחד שמן «…и один лог масла». – [это масло предназначено] для семи кроплений см. ваикра, 14:16. и нанесения на хрящи ушей и большие пальцы.

     прокаженный приносил в святилище масло для трех хлебных подношений и еще один лог масла.

  11. Священник, очищающий [его], пусть поставит очищаемого человека и его [жертвы] пред Господом, у входа в Шатер Встречи.
    וְהֶֽעֱמִ֞יד הַכֹּהֵ֣ן הַֽמְטַהֵ֗ר אֵ֛ת הָאִ֥ישׁ הַמִּטַּהֵ֖ר וְאֹתָ֑ם לִפְנֵ֣י יְהֹוָ֔ה פֶּ֖תַח אֹ֥הֶל מוֹעֵֽד
    Раши

    и священник, который очищает, поставит очищаемого и их пред господом, у входа в шатер собрания.

    לפני ה’ «…пред господом…» – [где это место в иерусалимском храме?] в воротах никанора, но не в самом внутреннем дворе, ведь прокаженный [в это время] еще не искуплен жертвой сота, 7а; келим, 1:8; торат коѓаним, мецора, 3. .

     ворота никанора соединяли женский двор храма с двором израиля. стоя в этих воротах, человек оказывался напротив входа в храм.

  12. Пусть возьмет священник одного барана и принесет его в повинную жертву, [затем пусть возьмет] лог масла —и вознесет все это как дар пред Господом.
    וְלָקַ֨ח הַכֹּהֵ֜ן אֶת־ הַכֶּ֣בֶשׂ הָֽאֶחָ֗ד וְהִקְרִ֥יב אֹת֛וֹ לְאָשָׁ֖ם וְאֶת־לֹ֣ג הַשָּׁ֑מֶן וְהֵנִ֥יף אֹתָ֛ם תְּנוּפָ֖ה לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
    Раши

    и возьмет священник одного ягненка, и принесет его в повинную жертву, и [возьмет] лог масла, и совершит ими вздымание пред господом.

    והקריב אתו לאשם «…и принесет его в повинную жертву…» – принесет во внутренний двор для повинной жертвы.

    והניף «…и совершит ими вздымание…» – а это следует сделать с живым ягненком.

     отсюда ясно, почему в предыдущем комментарии раши толкует глагол הקריב ѓикрив не как «принести в жертву», а как «принести во двор».

    והניף אתם «…и совершит ими вздымание…» — совершит вздымание повинной жертвой и лога масла.

     если бы это не было сказано раши, мы могли бы счесть, что местоимение «ими» в этом стихе означает то же, что и «их» в предыдущем стихе, где речь шла обо всех трех жертвах прокаженного.

  13. Пусть зарежут барана на том самом месте, где режут жертву за грех и жертву всесожжения, —на месте святом. Ибо эта повинная жертва, как и жертва за грех, [принадлежит] священнику. Она —святыня святынь.
    וְשָׁחַ֣ט אֶת־הַכֶּ֗בֶשׂ ֠בִּמְק֠וֹם אֲשֶׁ֨ר יִשְׁחַ֧ט אֶת־הַֽחַטָּ֛את וְאֶת־הָֽעֹלָ֖ה בִּמְק֣וֹם הַקֹּ֑דֶשׁ כִּ֡י ֠כַּֽחַטָּ֠את הָֽאָשָׁ֥ם הוּא֙ לַכֹּהֵ֔ן קֹ֥דֶשׁ קָֽדָשִׁ֖ים הֽוּא
    Раши

    и зарежет ягненка там, где режут жертву за грех и во всесожжение, на святом месте, поскольку эта жертва повинности подобна жертве за грех, она для священника, она святая святых.

    במקום אשר ישחט «…там, где режут…» – у северной грани жертвенника. но для чего это сказано? ведь выше см. ваикра, 7:2. , в главе «повели аѓарону», уже сказано, что повинные жертвы режут в северной [части внутреннего двора храма].

    но раз уж эта жертва оказалась исключением из правила о повинных жертвах – ее предписано представить пред господом, [в отличие от других повинных жертв] см. там же, 14:11. , – может быть, и резать ее следует [не

    там, где все остальные, а] там, где ее ставят, [в воротах храмового двора]? поэтому и сказано: «там, где режут [жертву за грех]» торат коѓаним, мецора, 3. .

    כי כחטאת «…поскольку… подобна жертве за грех…» – [следует понимать так]: поскольку [эта повинная жертва] подобна всем жертвам за грех.

     можно было бы подумать, что стих приравнивает повинную жертву прокаженного к его же жертве за грех, но это не так.

    הוא לכהן «…она для священника…» – для священника с точки зрения правил совершения жертвоприношения она не отличается от жертвы за грех. не думай, что если кровь этой жертвы используется иначе, чем кровь других повинных, – ведь ею мажут ухо и большие пальцы, – то и окропление ее кровью и воскурение ее частей на жертвеннике будет не таким, [как с другими повинными жертвами]. поэтому и сказано: «…поскольку эта жертва повинности подобна жертве за грех, она для священника…»

    но может быть, кровью [этой жертвы] следует окропить верхнюю часть [жертвенника], как [поступают с кровью] жертвы за грех? нет, сказано: [«…она святая святых… ее кровью нужно окропить кругом жертвенник» ваикра, 7:1,2. – как сказано] в торат коѓаним барайта де-раби ишмаэль, 1:4; торат коѓаним, мецора, 3. .

  14. Пусть возьмет священник кровь повинной жертвы, и пусть священник помажет ею кончик правого уха очищаемого, большой палец его правой руки и большой палец его правой ноги.
    וְלָקַ֣ח הַכֹּהֵן֘ מִדַּ֣ם הָֽאָשָׁם֒ וְנָתַן֙ הַכֹּהֵ֔ן עַל־תְּנ֛וּךְ אֹ֥זֶן הַמִּטַּהֵ֖ר הַיְמָנִ֑ית וְעַל־בֹּ֤הֶן יָדוֹ֙ הַיְמָנִ֔ית וְעַל־בֹּ֥הֶן רַגְל֖וֹ הַיְמָנִֽית
    Раши

    и возьмет священник кровь повинной жертвы, и помажет священник хрящ правого уха очищаемого, большой палец его правой руки и большой палец его правой ноги.

    תנוך «…хрящ…» – это средняя перегородка в анатомических терминах – противозавиток, antihelix. [внешнего] уха. от какого корня [происходит слово] תנוך тнух – не знаю. а потрим называют его на французском языке tendron [– «хрящ»].

     раши не согласен с теми, кто считает, что речь идет о мочке уха.

    трудно с уверенностью сказать, кого имеет в виду раши, говоря о потрим (букв. «истолковывающие», «раскрывающие»). возможно, это комментаторы, которых раши цитирует в ряде мест к бемидбар, 33:55, млахим II, 5:23 и пр. , возможно – средневековые лексикографы, а может быть, это цитата из книги первого комментатора танаха во франции, сына р. менахема бен халбо.

    בהן «…большой палец…» – [на языке мишны] – גודל гудаль напр., йома, 38б. .

     то есть pollex, digitus primus.

  15. Пусть возьмет священник от лога масла и польет на свою левую ладонь.
    וְלָקַ֥ח הַכֹּהֵ֖ן מִלֹּ֣ג הַשָּׁ֑מֶן וְיָצַ֛ק עַל־כַּ֥ף הַכֹּהֵ֖ן הַשְּׂמָאלִֽית
  16. Пусть священник окунет палец правой руки в масло, что у него на левой ладони, и семикратно покропит маслом со своего пальца пред Господом.
    וְטָבַ֤ל הַכֹּהֵן֙ אֶת־אֶצְבָּע֣וֹ הַיְמָנִ֔ית מִן־הַשֶּׁ֕מֶן אֲשֶׁ֥ר עַל־כַּפּ֖וֹ הַשְּׂמָאלִ֑ית וְהִזָּ֨ה מִן־הַשֶּׁ֧מֶן בְּאֶצְבָּע֛וֹ שֶׁ֥בַע פְּעָמִ֖ים לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
    Раши

    и обмакнет священник палец своей правой руки в масло, что на его левой ладони, и покропит елеем со своего пальца семь раз пред господом.

    לפני ה’ «…пред господом». – [священник кропит маслом] в сторону святая святых торат коѓаним, мецора, 3 .

     термин «пред господом» многозначен: выше он означал «в воротах храмового двора», а здесь – «во внутреннем дворе, напротив входа в храм».

  17. Остальным маслом, что у него на ладони, пусть священник помажет кончик правого уха очищаемого, большой палец его правой руки и большой палец его правой ноги —поверх крови повинной жертвы.
    וּמִיֶּ֨תֶר הַשֶּׁ֜מֶן אֲשֶׁ֣ר עַל־כַּפּ֗וֹ יִתֵּ֤ן הַכֹּהֵן֙ עַל־תְּנ֞וּךְ אֹ֤זֶן הַמִּטַּהֵר֙ הַיְמָנִ֔ית וְעַל־בֹּ֤הֶן יָדוֹ֙ הַיְמָנִ֔ית וְעַל־בֹּ֥הֶן רַגְל֖וֹ הַיְמָנִ֑ית עַ֖ל דַּ֥ם הָֽאָשָֽׁם
  18. Остаток масла со своей ладони священник должен вылить на голову очищаемого —так священник искупит его пред Господом.
    וְהַנּוֹתָ֗ר בַּשֶּׁ֨מֶן֙ אֲשֶׁר֙ עַל־כַּ֣ף הַכֹּהֵ֔ן יִתֵּ֖ן עַל־רֹ֣אשׁ הַמִּטַּהֵ֑ר וְכִפֶּ֥ר עָלָ֛יו הַכֹּהֵ֖ן לִפְנֵ֥י יְהֹוָֽה
  19. Затем пусть священник принесет жертву за грех, искупая очищаемого от его нечистоты. А потом пусть зарежет жертву всесожжения —
    וְעָשָׂ֤ה הַכֹּהֵן֙ אֶת־הַ֣חַטָּ֔את וְכִפֶּ֕ר עַל־הַמִּטַּהֵ֖ר מִטֻּמְאָת֑וֹ וְאַחַ֖ר יִשְׁחַ֥ט אֶת־הָֽעֹלָֽה
  20. и возложит на жертвенник жертву всесожжения и хлебное приношение. Так священник искупит [очищаемого] —и тот станет чист.
    וְהֶֽעֱלָ֧ה הַכֹּהֵ֛ן אֶת־הָֽעֹלָ֥ה וְאֶת־הַמִּנְחָ֖ה הַמִּזְבֵּ֑חָה וְכִפֶּ֥ר עָלָ֛יו הַכֹּהֵ֖ן וְטָהֵֽר
    Раши

    и поднимет священник всесожжение и хлебное подношение на жертвенник. и искупит его священник, и он станет чист.

    ואת המנחה «…и хлебное подношение…» – [это] хлебное подношение с возлиянием при [жертвенном] животном.

     см. комм. к стиху 10.

Поделиться
Отправить