День первый

Цав

Каждый день мы учим отрывок из недельной главы Торы, соответствующий этому дню, с комментариями, содержащими в себе самые ценные и глубокие объяснения смысла Письменной Торы
НЕДЕЛЬНЫЕ ГЛАВЫ ТОРЫ

Глава 6

  1. Господь сказал Моше:
    וַיְדַבֵּ֥ר יְהֹוָ֖ה אֶל־משֶׁ֥ה לֵּאמֹֽר
  2. — Передай Аѓарону и его сыновьям такое повеление: “Вот закон о жертве всесожжения: жертва всесожжения должна находиться на огне жертвенника всю ночь, до утра. Огонь на жертвеннике должен гореть [все это время].
    צַ֤ו אֶת־ אַֽהֲרֹן֙ וְאֶת־בָּנָ֣יו לֵאמֹ֔ר זֹ֥את תּוֹרַ֖ת הָֽעֹלָ֑ה הִ֣וא הָֽעֹלָ֡ה עַל֩ מ  וֹקְדָ֨ה עַל־הַמִּזְבֵּ֤חַ כָּל־הַלַּ֨יְלָה֙ עַד־הַבֹּ֔קֶר וְאֵ֥שׁ הַמִּזְבֵּ֖חַ תּ֥וּקַד בּֽוֹ
    Раши

    «заповедай аѓарону и его сыновьям: вот закон всесожжения. это всесожжение – на костре, на жертвеннике, и пусть горит на нем всю ночь до утра огонь жертвенника.

    צו את אהרן «...заповедай аѓарону…» – [глагол] צו цав – «заповедай» – означает [также] побуждение к проворности онкелос. [в исполнении заповеди] немедленно и во всех поколениях. сказал р. шимон: «писанию приходится особо побуждать к исполнению тех заповедей, которые связаны с материальными убытками» торат коѓаним, цав, 1; кидушин, 29а. .

     обычно после глагола «заповедай» следует описание заповеди или составляющих ее исполнение действий. здесь это не так, и по раши этот стих читается следующим образом: «поторопи аѓарона и его сынов...» под «убытками», связанными с исполнением заповеди, могут подразумеваться большие расходы на дрова для сожжения жертв эзрат коѓаним. или то, что от всесожжений священники получают только шкуры звахим, 12:2. , да и то не всегда.

    זאת תורת העלה «…вот закон всесожжения». – это сказано, дабы мы знали, что воскуряемые части туш и жир могут гореть на жертвеннике всю ночь. и еще [тут приведен закон о том], что делает жертву непригодной: какую жертву, попавшую на жертвенник, можно снять с него, какую нет.

    слово же תורה тора – «закон» – всегда используется для расширения сферы действия и означает «общее правило», [в данном случае – «общее правило] обо всех поднятых [на жертвенник жертвах]», даже о [тех, что стали] непригодны. [оно гласит], что, если [жертвы] были подняты [на жертвенник], их нельзя снимать [с него, как сказано: «поднимают, но не опускают»] торат коѓаним, цав, 1; мегила, 20б; звaxим, 27б. .

     другими словами:

    1) жир и части туш всесожжений, кровью которых кропили жертвенник днем, могут быть сожжены в течение всей ночи, до рассвета.

    2) воскуряемые части жертв, которые стали непригодны во внутреннем дворе (их кровь, которой нужно было совершить окропление, пролилась или они были зарезаны в ночное время), тем не менее сжигают на жертвеннике.

    3) воскуряемые части жертв, которые стали непригодны еще за пределами внутреннего двора, вовсе не поднимают на жертвенник.

    последнее заключение, в отличие от первых двух, сделано не на основании расширительного значения слова «закон (всесожжения)», а на основании ограничительного, сужающего значении слова «оно (всесожжение)», как поясняет раши дальше.

    הוא העלה «…это всесожжение…» – [слово «это» имеет ограничивающий смысл, оно] исключает [из правила «поднимают, но не опускают»] животных, которых использовали в скотоложстве и тому подобном. ведь они были непригодны еще до того, как были доставлены во внутренний двор [святилища] ср. нида, 41а. .

  3. Пусть священник наденет на себя льняную рубаху, наденет льняные штаны, [а затем] соберет с жертвенника золу, оставшуюся от сгоревшей жертвы всесожжения, и высыплет [золу] у жертвенника.
    וְלָבַ֨שׁ הַכֹּהֵ֜ן מִדּ֣וֹ בַ֗ד וּמִכְנְסֵי־בַד֘ יִלְבַּ֣שׁ עַל־בְּשָׂרוֹ֒ וְהֵרִ֣ים אֶת־הַדֶּ֗שֶׁן אֲשֶׁ֨ר תֹּאכַ֥ל הָאֵ֛שׁ אֶת־ הָֽעֹלָ֖ה עַל־הַמִּזְבֵּ֑חַ וְשָׂמ֕וֹ אֵ֖צֶל הַמִּזְבֵּֽחַ
    Раши

    и пусть священник наденет свою рубаху из льна и льняные штаны на свое тело, и снимет пепел от всесожжения, которое сжег огонь на жертвеннике, и положит его возле жертвенника.

    מדו בד «…свою рубаху из льна…» – [слово מדו мидо означает здесь длинную] рубаху. но почему она названа מדו мидо? потому что она должна быть впору, по его размеру – כמדתו кемидато торат коѓаним, цав, 1; йома, 23б, раши там же. .

    онкелос переводит слово מדו мидо как «одежды», то есть относит его ко всем четырем одеяниям священника. раши не принимает эту точку зрения, потому что она входит в противоречие с продолжением стиха, где отдельно названы штаны.

    על בשרו «…на свое тело…» – [эти штаны должны быть надеты непосредственно на тело, без белья], так, чтобы ничто не отделяло их [от тела] торат коѓаним, цав, 1; звaxим, 19а. .

     раши объясняет это, поскольку иначе неясно, зачем упоминать такую очевидную вещь, что одежда надевается на тело.

    והרים את הדשן «…и снимет пепел…» – [священник] брал полный совок золы из глубины прогоревшей [массы] и переносил к востоку пандуса [для восхождения на жертвенник] торат коѓаним, цав, 1; тамид, 28б. .

     в стихе сказано: «...и снимет пепел от всесожжения, которое сжег огонь на жертвеннике...» очевидно, что вторая часть этого отрывка – излишняя, и без того ясно, что пепел – это то, что сожжено огнем. раши уточняет, что речь идет не о пепле на поверхности кострища.

    הדשן אשר תאכל האש את העלה «…пепел от всесожжения, которое сжег огонь…» – [речь идет не о пепле от сгоревших дров, а о туше жертвы], превратившейся в золу. именно из этой золы священник берет возношение и кладет у жертвенника.

    על המזבח «…на жертвеннике…» – [если священник] нашел части [жертвы], которые не полностью сгорели, то, разгребая угли, он берет золу изнутри массы, а потом возвращает недогоревшие [части жертвы] на жертвенник, как сказано: «всесожжение на жертвеннике» торат коѓаним, цав, 1. .

     это выражение могло бы показаться излишним: ясно, что сказанное в стихе происходит на жертвеннике. раши объясняет, что все то время, когда можно определить находящееся на жертвеннике как «всесожжение», а не как пепел, оно должно быть сожжено до состояния золы и не может быть убрано.

  4. Пусть он снимет эти одежды, облачится в другие и вынесет золу на чистое место вне стана.
    וּפָשַׁט֙ אֶת־בְּגָדָ֔יו וְלָבַ֖שׁ בְּגָדִ֣ים אֲחֵרִ֑ים וְהוֹצִ֤יא אֶת־הַדֶּ֨שֶׁן֙ אֶל־מִח֣וּץ לַמַּֽחֲנֶ֔ה אֶל־ מָק֖וֹם טָהֽוֹר
    Раши

    и снимет свои одежды, и наденет другие одежды, и вынесет пепел из стана на чистое место.

    ופשט את בגדיו «и снимет свои одежды…» – это не обязательно, но естественно [для воспитанного человека: священник] не должен постоянно находиться во время служения в одежде, испачканной пеплом. [слуга] не станет подавать вино господину, не переменив одежду, в которой варил ему еду. поэтому [и сказано]: «и наденет другие одежды» – менее ценные там же; йома, 23б. .

     этот стих говорит о смене одежды до выноса пепла. продолжая метафору раши, можно сказать, что слуга не станет подавать вино господину, не переменив одежду, в которой варил ему еду, но может в принципе варить еду в той одежде, в которой подавал вино. разумеется, после этого одежда выпачкается. поэтому раши и говорит, что для выноса пепла священник должен надеть менее ценные одежды и не выносить его в тех же одеждах, в которых начал служение.

    והוציא את הדשן «…и вынесет пепел…» – [священник должен] вынести пепел, собранный в груду, когда его станет слишком много и не останется места для раскладывания дров. но не обязательно делать это каждый день, в отличие от [описанного выше см. ваикра, 6:3. ] возношения пепла, которое следовало совершать ежедневно тамид, 2:2; йома, 20а. .

     возношение пепла – часть храмового служения, очистка же жертвенника – процедура техническая, цель которой – убрать пепел, мешающий служению. поэтому возношение пепла – ежедневная обязанность, а очистка жертвенника совершается в меру необходимости. соответственно, в первом случае берется равная мера пепла (один совок) и его помещают у пандуса, а во втором убирают столько пепла, сколько нужно, чтобы освободить место для раскладывания костра, и выносят пепел за пределы стана.

  5. Огонь на жертвеннике должен гореть [постоянно] и не гаснуть. Священник должен каждое утро подкладывать в него дрова, возлагать на него жертву всесожжения и воскурять —[сжигать] на нем жир мирных жертв.
    וְהָאֵ֨שׁ עַל־הַמִּזְבֵּ֤חַ תּֽוּקַד־בּוֹ֙ לֹ֣א תִכְבֶּ֔ה וּבִעֵ֨ר עָלֶ֧יהָ הַכֹּהֵ֛ן עֵצִ֖ים בַּבֹּ֣קֶר בַּבֹּ֑קֶר וְעָרַ֤ךְ עָלֶ֨יהָ֙ הָֽעֹלָ֔ה וְהִקְטִ֥יר עָלֶ֖יהָ חֶלְבֵ֥י הַשְּׁלָמִֽים
    Раши

    а огонь на жертвеннике пусть горит на нем, не угасая; и пусть священник подкладывает на него дрова каждое утро, и пусть раскладывает на нем всесожжение и воскуряет на нем жир мирных жертв.

    והאש על המזבח תוקד בו «а огонь на жертвеннике пусть горит на нем…» – много раз использован здесь [в начале главы корень] יקד йкд – «гореть», «пылать»: [«заповедай аѓарону и его сыновьям: вот закон всесожжения. это всесожжение] – на костре – מוקדה мокда, – на жертвеннике, и пусть горит – תוקד тукад – на нем всю ночь до утра…» ваикра, 6:2 [ а огонь] на жертвеннике пусть горит – תוקד тукад – на нем... и все это истолковано в трактате йома йома, 45б. : там разделились мнения мудрецов о том, сколько укладок дров было на жертвеннике.

     в трактате йома приведен спор мудрецов р. йеѓуды, р. йоси и р. меира о количестве костров на жертвеннике. мнения мудрецов основаны на анализе повторений слов от корня «гореть», «пылать» в начале этой главы. рамбам принял мнение р. йоси: «три костра раскладывали на жертвеннике каждый день: (1) большая укладка дров, на которой приносят ежедневное всесо­жжение и другие жертвы, (3) вторая, рядом с ней, – с нее берут угли для ежедневного воскурения благовоний, (2) третья – не возлагают на нее ничего, она горит только во исполнение заповеди “пусть огонь всегда горит”. из традиции мы знаем, что слова “на костре – מוקדה мокда, – на жертвеннике” сказаны о большом костре, “огонь жертвенника пусть горит – תוקד тукад – на нем” – о костре для углей воскурения, а “огонь на жертвеннике пусть горит на нем” – о третьем костре для сохранения огня» мишне тора, законы о постоянных и дополнительных жертвах, 2:4,5. .

    וערך עליה העלה «…и пусть раскладывает на нем всесожжение…» – ежедневное утреннее всесожжение предшествует [остальным жертвам] псахим, 28б; менaxoт, 49а. .

     определенный артикль указывает на то, что речь идет об определенном, известном всесожжении, то есть о всесожжении постоянном. а поскольку здесь говорится об утреннем служении, то сказанное относится к утреннему постоянному всесожжению. эта жертва предшествует другим, ибо ее предписано помещать непосредственно на поленья, на которых еще ничего нет.

    חלבי השלמים «…жир мирных жертв». – [священник воскурит жир мирных жертв] в том случае, если они будут принесены. а наши учители выводили отсюда, что «[воскуряет] на нем [жир мирных жертв]»

    означает «на утреннем ежедневном всесожжении», [а не «на жертвеннике»]. [предлог על аль понимается в этом толковании не как «на», а как «после»]: после утреннего ежедневного всесожжения приноси все остальные жертвы. отсюда ясно, что вечернее ежедневное всесожжение было последним жертвоприношением дня псахим, 58б, раши там же. .

     эти мирные жертвы не являются обязательными для каждого дня, но если их приносят, то делают это в порядке, описанном в стихе. таково простое значение комментируемых слов. раши приводит мидраш, в котором слово השלמים ѓашламим толкуется не в прямом смысле как «мирные жертвы», а как множественное число от слова השלמה ѓашлама – «все остальное». если первой жертвой будет утреннее постоянное всесожжение, а затем принесут все остальные жертвы, то вечернее постоянное всесожжение и будет последним.

  6. Огонь на жертвеннике должен гореть постоянно и не гаснуть.
    אֵ֗שׁ תָּמִ֛יד תּוּקַ֥ד עַל־הַמִּזְבֵּ֖חַ לֹ֥א תִכְבֶּֽה
    Раши

    постоянный огонь пусть горит на жертвеннике, не угасая.

    אש תמיד «постоянный огонь…» – [это сказано об] огне, который назван постоянным [в другом месте]: тот, от которого зажигают светильники, о которых и сказано: «…чтобы постоянно поднимать лампаду» шмот, 27:20. , – а [светильник] зажигается от огня внешнего жертвенника йома, 45б. .

     мудрецы отмечают там же, 45б. кажущуюся избыточность этого стиха, ведь выше уже сказано «не угаснет». поэтому раши объясняет, что эпитет «постоянный» относится к огню храмового светильника – меноры.

    לא תכבה «…не угасая». – а тот, кто гасит огонь на жертвеннике, нарушает два запрета [торы].

     это выводится из того, что «не угаснет» сказано дважды – в пятом и шестом стихах.

  7. Вот закон о хлебном приношении. Сыны Аѓарона должны поднести [это приношение] к передней стороне жертвенника, пред Господом,
    וְזֹ֥את תּוֹרַ֖ת הַמִּנְחָ֑ה הַקְרֵ֨ב אֹתָ֤הּ בְּנֵי־אַֽהֲרֹן֙ לִפְנֵ֣י יְהֹוָ֔ה אֶל־פְּנֵ֖י הַמִּזְבֵּֽחַ
    Раши

    а вот закон о хлебном подношении: подносить его сынам аѓарона пред господом, к передней стороне жертвенника.

    וזאת תורת המנחה «а вот закон о хлебном подношении…» – единый закон для всех [хлебных приношений]: все они требуют оливкового масла и ладана, как сказано в [другой] главе см. ваикра, 2:1. . я мог бы подумать, что оливковое масло и ладан нужны только для хлебного подношения [простых] евреев, от которого воскуряется только горсть см. там же, 2:1,2. ,[но не от подношений самих священников]. откуда известно, что и подношение священников, которое сжигается полностью, [требует добавления оливкового масла и ладана]? из сказанного здесь: [«а вот] закон о [хлебном подношении...» – один закон для всех хлебных подношений] торат коѓаним, цав, 2. .

     о значении слова תורה тора – закон – см. раши к ваикра, 6:2.

    הקרב אתה «…подносить его…» – это [сказано] о принесении хлебного подношения к юго-западному углу жертвенника там же. .

     см. выше см. раши к ваикра, 2:8. .

    לפני ה’ «…пред господом…» – это западная [сторона жертвенника], со стороны шатра собрания.

    אל פני המזבח «…к передней стороне жертвенника». – это южная, лицевая сторона. с той стороны был пандус [для восхождения на жертвенник].

     таким образом, место, куда приносят подношение, оказывается у ребра жертвенника, где встречаются южная и западная грани, то есть у юго-западного угла.

  8. взять из хлебного приношения пригоршню муки тонкого помола, [пропитанной] оливковым маслом, и весь ладан этого хлебного приношения и воскурить —[сжечь] все это на жертвеннике. Это поминальная часть, благоухание, приятное Господу.
    וְהֵרִ֨ים מִמֶּ֜נּוּ בְּקֻמְצ֗וֹ מִסֹּ֤לֶת הַמִּנְחָה֙ וּמִשַּׁמְנָ֔הּ וְאֵת֙ כָּל־הַלְּבֹנָ֔ה אֲשֶׁ֖ר עַל־ הַמִּנְחָ֑ה וְהִקְטִ֣יר הַמִּזְבֵּ֗חַ רֵ֧יחַ נִיחֹ֛חַ אַזְכָּֽרָתָ֖הּ לַֽיהֹוָֽה
    Раши

    и возьмет оттуда своей горстью от тонкой муки хлебного подношения, [смешанной] с оливковым маслом, и весь ладан, что на хлебном подношении, и воскурит на жертвеннике в приятное благоухание господу его поминальную часть.

    והרים ממנו «и возьмет оттуда…» – [священник возьмет горсть] из общей

    массы, [то есть] в момент отделения горсти [в сосуде] должна быть полная десятая часть эфы торат коѓаним, цав, 2. .

     слово «оттуда» указывает на сосуд с подношением. возможно, что этот комментарий, отсутствующий в первом издании раши, принадлежит не его перу.

    בקמצו «…своей горстью…» – [каждый священник берет своей горстью, сколько поместится между ладонью и тремя пальцами]. не делают мерный [сосуд объемом в] горсть йома, 47а; торат коѓаним, цав, 2. .

     раши комментирует здесь притяжательное местоименное окончание ו о. если человек берет горсть муки, незачем, кажется, уточнять, что он берет «свою горсть».

    מסלת המנחה ומשמנה «…от тонкой муки хлебного подношения, [смешанной] с оливковым маслом…» – [священник берет] горсть из той части подношения, где больше масла сота, 14б. .

     поскольку масло и мука смешаны, нет необходимости говорить о том, что священник берет муку с маслом. слово «масло» кажется здесь избыточным, и оно указывает на то, каким именно образом выбирается место, из которого берут горсть.

    המנחה «…подношении…» – [важно], чтобы [два хлебных приношения] не были смешаны друг с другом торат коѓаним, цав, 2. .

     если горсть взята сразу от двух смешанных подношений, то оба они недействительны. раши делает этот вывод из избыточного слова המנחה ѓаминха, обращая внимание и на то, что оно сопровождено определенным артиклем.

    ואת כל הלבנה אשר על המנחה והקטיר «…и весь ладан, что на хлебном подношении, и воскурит…» – [священник] собирает ладан после отделения горсти [муки с маслом] и воскуряет его. поскольку это сказано только об одном виде подношения см. ваикра, 2:1-3. , пришлось повторить [сказанное там] в этой главе, чтобы включить [в общее правило] все виды подношений, [каждое] по его правилам сота, 14б, раши там же. .

    по мнению раши, фраза делится на две части: священник берет горсть муки с маслом, а после этого воскуряет весь ладан.

  9. Оставшуюся же часть [хлебного приношения] должны съесть Аѓарон и его сыновья. Ее следует есть пресной, на святом месте: пусть едят ее во дворе Шатра Встречи.
    וְהַנּוֹתֶ֣רֶת מִמֶּ֔נָּה יֹֽאכְל֖וּ אַֽהֲרֹ֣ן וּבָנָ֑יו מַצּ֤וֹת תֵּֽאָכֵל֙ בְּמָק֣וֹם קָדֹ֔שׁ בַּֽחֲצַ֥ר אֹֽהֶל־מוֹעֵ֖ד יֹֽאכְלֽוּהָ
    Раши

    а оставшееся от него пусть едят аѓарон и его сыновья, его надо есть пресным на святом месте, пусть едят его во дворе шатра собрания.

    במקום קדש «…на святом месте…» – где же это [святое место?] во дворе шатра собрания.

  10. Из нее нельзя выпекать квасной хлеб. Это доля, которую Я выделил им из [приносимых] Мне огненных жертв. Это —святыня святынь, подобно жертве за грех и повинной жертве.
    לֹ֤א תֵֽאָפֶה֙ חָמֵ֔ץ חֶלְקָ֛ם נָתַ֥תִּי אֹתָ֖הּ מֵֽאִשָּׁ֑י קֹ֤דֶשׁ קָֽדָשִׁים֙ הִ֔וא כַּֽחַטָּ֖את וְכָֽאָשָֽׁם
    Раши

    оно не должно быть испечено заквашенным; им в долю дал я это из огнепалимых жертв моих. святая святых она, как жертва за грех, как повинная жертва.

    לא תאפה חמץ חלקם «оно не должно быть испечено заквашенным; им в долю…» – даже остатки [хлебного приношения] не должны быть квасными [хамец] менaxoт, 55а. .

     раши, вслед за талмудом, уточняет это из притяжательного местоименного окончания и дополнительного значения слова חלקם хелкам, которое можно понять не только как «их доля», но и как «их остатки», «их части».

    כחטאת וכאשם «…как жертва за грех, как повинная жертва». – подношение грешника подобно жертве за грех, поэтому если [священник] взял с нее горсть, считая по ошибке, что совершает другую жертву, подношение недействительно.

    а добровольное подношение подобно повинной жертве, поэтому, если [священник] снял с нее горсть, считая по ошибке, что совершает другую жертву, приношение действительно торат коѓаним, цав, 2; звахим, 1:1. .

     два вида хлебного приношения подобны двум видам жертв. так раши толкует частицу כ ка – «как». законы очистительной и повинной жертвы в отношении ошибки священника разнятся, и так же разнятся законы двух видов подношений – подношения грешника и добровольного.

  11. Каждый мужчина из потомков Аѓарона может есть ее. Таков вечный закон для вас, из поколения в поколение, —[отдавать священникам долю] от огненных жертв, [приносимых] Господу. Все, что соприкоснется с этим, освятится”.
    כָּל־זָכָ֞ר בִּבְנֵ֤י אַֽהֲרֹן֙ יֹֽאכְלֶ֔נָּה חָק־עוֹלָם֙ לְדֹרֹ֣תֵיכֶ֔ם מֵֽאִשֵּׁ֖י יְהֹוָ֑ה כֹּ֛ל אֲשֶׁר־יִגַּ֥ע בָּהֶ֖ם יִקְדָּֽשׁ
    Раши

    всякий мужчина из потомков аѓарона может его есть, из огнепалимых жертв господу, это вечный закон на все ваши поколения. все, что прикоснется к ним, освятится».

    כל זכר «всякий мужчина…» – [имеется в виду действительно всякий], даже если у него есть физические дефекты, [отстраняющие родившегося в семье священника от служения]. но зачем это сказано? [это не может быть только для того, чтобы разрешить такому человеку] есть [мясо жертв], ведь написано [в другом месте]: «хлеб своего бога из святая святых и из святого может есть (священник с физическими недостатками)» ваикра, 21:22. .

    [значит, это сказано, чтобы] распространить на имеющих физические дефекты [правило о] распределении [между священниками частей жертв, идущих им в пищу] звахим, 102а, 98б. .

     таким образом, такие люди не просто вправе есть жертвы, которыми священники, несущие службу в храме, согласятся поделиться с ними, но и принимают равноправное участие в разделе всех частей жертв, идущих в пищу.

    כל אשר יגע «…все, что прикоснется к ним…» – легкие святыни и непосвященная [пища], коснувшись этого подношения, [приобретут

    такой же статус, как и оно], поскольку впитают [частицы] от него там же, 97б. .

    יקדש «…освятится». – станет таким же, как само это подношение: если оно стало непригодным, то [в этот же момент] и коснувшееся его тоже [становится непригодным]. если оно пригодно, пригодно и то, что коснулось его, и оно идет в пищу по тем же правилам, что и само подношение.

Поделиться
Отправить

Уроки Торы I. Цав

В продолжение темы прошлой беседы Ребе эта исследует аналогию между святилищем, построенным евреями в пустыне, и святилищем, существующим в душе каждого еврея. Здесь упоминается неугасающий огонь, который должен был постоянно поддерживаться на внешнем алтаре. В чем его значение? От чего он защищает? Ребе отвечает на эти вопросы.